Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе. злоупотребление правом в суде наказа

Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе. Злоупотребление правом в суде Наказание за злоупотребление права на иск

Последствия злоупотребления правом участниками арбитражного процесса

Разъясняет начальник отдела по обеспечению участия прокуроров в арбитражном процессе Орехова Оксана Ивановна

Статья 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, определяя права и обязанности лиц, участвующих в деле, устанавливает принцип добросовестности и недопустимости злоупотребления процессуальными правами.

Вместе с тем, понятие злоупотребления стороной процессуальными правами законодательно не закреплено. В науке и судебной практике злоупотребление определяется как действия лица, нарушающие права и интересы других лиц и направленные на затягивание судебного процесса.

В ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации установлены пределы осуществления гражданских прав. Указанной нормой закреплен принцип недопустимости злоупотребления правом и определены общие границы осуществления гражданских прав и обязанностей. Значение этого принципа заключается в том, что каждый субъект гражданских прав волен свободно осуществлять права в своих интересах, но не должен при этом нарушать права и интересы других лиц.

Проблема злоупотребления процессуальными правами со стороны участников процесса имеет особую значимость в связи с тем, что лица, участвующие в деле, зачастую намеренно затягивают сроки судебного производства и принятие решения судом, тем самым нарушая законные права другой стороны.

В судебной практике встречаются различные способы затягивания судебного процесса и злоупотребления процессуальными правами:

— неоднократная подача заявлений и ходатайств, ранее приобщенных к материалам дела и рассмотренных судом, либо заявление необоснованных ходатайств, направленных на затягивание производства по делу;

— неоднократная неявка надлежаще извещенных сторон;

— непредставление ответчиком доказательств без уважительной причины;

— уклонение от исполнения обязанности по уплате государственной пошлины в установленном порядке, намеренное указание в просительной части задолженности, не соответствующей фактической;

— необоснованное ходатайство об объединении исковых требований в одно производство;

— заявление ходатайства о проведении примирительных процедур либо выражение согласия с проведением таких процедур без цели примирения.

[3]

Злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет для этих лиц предусмотренные законом неблагоприятные последствия.

Поскольку злоупотребление правом в арбитражном процессе нарушает норму процессуального права, а также посягает на интересы правосудия и права других участников арбитражного процесса, его можно охарактеризовать как особый вид процессуального правонарушения.

Например, согласно ст. 111 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

Возможна и другая ситуация, когда суд вправе вынести решение об отказе в удовлетворении заявления о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, если неисполнение заявителем процессуальных обязанностей (например, нарушение установленного порядка в судебном заседании, повлекшее отложение разбирательства дела) либо злоупотребление им процессуальными правами (в частности, уклонение от получения судебных извещений) привело к нарушению разумного срока судебного разбирательства.

В случаях злоупотребления процессуальными правами законодательством закреплена и такая санкция имущественного характера, как штраф (глава 11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Институт судебных штрафов служит обеспечению выполнения задач судопроизводства в арбитражных судах и направлен на укрепление законности, предупреждение процессуальных правонарушений, а также на формирование уважительного отношения к закону и суду.

Конкретный размер судебного штрафа предусмотрен только для штрафов, налагаемых в соответствии с ч. 4 ст. 225.4, ч. 10 ст. 225.6, ч. ч. 2 и 3 ст. 225.12 Арбитражного процессуальном кодекса Российской Федерации. В остальных же случаях определен максимальный размер штрафа, в пределах которого арбитражный суд по своему усмотрению устанавливает конкретный размер санкций за соответствующее нарушение.

Использование материалов, размещаемых на официальном веб-сайте Прокуратуры Челябинской области, в других средствах массовой информации, электронных и печатных изданиях возможно при условии обязательной ссылки на «официальный веб-сайт Прокуратуры Челябинской области.

Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе. Злоупотребление правом в суде Наказание за злоупотребление права на иск

Виктор Стефанович Анохин
Председатель арбитражного суда Воронежской области,
д.ю.н., профессор, заслуженный юрист РФ

Процессуальными правами обладают только лица, участвующие в деле. Статус такого лица возникает после принятия искового заявления и возбуждения производства по делу (ст. 127 АПК РФ), и лишь с этого момента можно злоупотреблять процессуальными правами. Следовательно, подача заявления (искового) или жалобы, которыми возбуждается дело в суде, а равно включение в них каких-либо положений не могут признаваться злоупотреблением правом.

В правоприменительной практике квалификация действий по воспрепятствованию разрешения дел как злоупотребление процессуальными правами не всегда корректна и бесспорна. В большинстве случаев участвующие в деле лица совершают действия, создающие затруднение в развитии и завершении судебного процесса. Однако эти действия основаны на конкретных процессуально-правовых и материально-правовых интересах; они нередко представляются способом обеспечения судебной защиты лица, участвующего в деле.

Подобными подходами пользуются некоторые субъекты предпринимательской деятельности, создавая параллельные судебные процессы в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах, когда защита права одного лица путем удовлетворения его иска лишает такого же материального права других претендентов.

Для анализа сущности и признаков злоупотребления процессуальными правами необходимо определиться с принятием и особенностями прав, порядком их осуществления. По определению А. А. Мельникова «субъективное гражданское процессуальное право — это установленная и обеспеченная нормами гражданского процессуального законодательства. возможность участника процесса действовать определенным образом или требовать определенных действий от суда и через суд от других участников процесса в своих собственных, общественных или государственных интересах или в интересах других лиц» (Курс советского гражданского процессуального права. Т. 1. М.: Наука, 1981. С. 228-229).

Читайте так же:  Акт на списание трудовых книжек. образец как списать утерянный вкладыш в трудовую книжку

Процессуальные кодексы закрепляют достаточно широкий круг прав лиц, участвующих в деле (ч. 1 ст. 41 АПК РФ, ч. 1 ст. 35 ГПК РФ).

Особенность гражданских процессуальных прав в отличие от субъективных гражданских прав в том, что их значительная часть носит характер правомочий на одностороннее волеизъявление. Под правомочием на одностороннее волеизъявление понимается обеспеченная законом возможность совершать процессуальные действия.

Для выявления истинного смысла выражения «злоупотребление правом» Е. В. Васьковский предлагал взять исходной точкой сущность и задачи гражданского процесса. Считая, что целью процесса является правильное и скорое разрешение дел, которое в состязательном процессе обеспечивается привлечением к участию в процессе тяжущихся, Е. В. Васьковский делает вывод, что процессуальные права даны законом лицам, участвующим в деле, «для содействия их правильному разрешению, и что каждый раз, когда тяжущийся совершает какое-либо процессуальное действие не с этой целью, а для достижения каких-либо посторонних целей (для введения судей в заблуждение, для проволочки дела, для причинения затруднения противнику), он выходит за пределы действительного содержания своего права, т. е., иначе говоря, злоупотребляет им».

Согласно ч. 1 ст. 167 АПК РФ и ч. 1 ст. 194 ГПК РФ при разрешении спора по существу суд принимает решение. Оно должно быть законным и обоснованным (это требование не лиц, участвующих в деле, а государства). Поскольку функцию отправления правосудия государство берет на себя, интерес в надлежащем выполнении данной функции есть у государства. Злоупотребление правом в судебном процессе — это его использование во зло государству в лице суда.

Поскольку понятие «злоупотребление правом» может быть использовано лишь тогда, когда управомоченный субъект обладает определенным субъективным правом, при совершении неправомерного процессуального действия злоупотребления правом нет. Данный вывод можно проиллюстрировать примером: сторона по спору, ответчик, в своих возражениях против требований истца о признании за ним прав собственности ни в первой, ни в апелляционной инстанциях не ссылалась на наличие договора купли-продажи и акт приема-передачи продаваемого имущества, а представила их лишь в кассационную инстанцию арбитражного суда.

Можно ли подобные действия лица, участвующего в арбитражном процессе, рассматривать в качестве злоупотребления правом? Думается, нет. Ответчик не представил доказательства, которые у него были, в состязательном процессе и не защитил собственные права и интересы, однако представлять доказательства — это не право, а обязанность участвующего в деле лица, предусмотренная АПК РФ. Поэтому в такой ситуации нет злоупотребления правом, а присутствует отказ от защиты собственных прав. Ведь злоупотребление — действие лица во зло кому-то, в судебном процессе — государству в лице суда, но не себе. Такие действия влекут неблагоприятные последствия для нарушителя процессуальных прав и обязанностей.

В судебной практике злоупотребление процессуальными правами чаще всего проявляется в уклонении от обязанности, неиспользовании управомоченным лицом своего процессуального права в части доказывания.

В юридической литературе высказана мысль, что юридической обязанности для стороны доказывать обстоятельства материально-правового характера, на которые она ссылается, не существует, что ответчик в процессе имеет право избрать пассивную позицию и просто отрицать иск, что у него отсутствует обязанность доказывать какие-либо обстоятельства (Баулин О. В. Бремя доказывания при разбирательстве гражданских дел. — М., 2004. С. 99). Этот подход противоречит ст. 65 АПК РФ.

Данная законодательная норма свидетельствует о том, что отрицать наличие обязанности доказывания невозможно и нет оснований. Даже если ответчик изберет «страусиную» позицию своей защиты и на все доводы истца будет отвечать молчанием, он только навредит себе: в дальнейшем не сможет приводить доводы и возражения на стадиях пересмотра судебных актов. Да и будут ли у него основания для обжалования судебных актов?

Между тем следует иметь в виду, что неприменение права по инициативе лица, участвующего в гражданском обороте или в судебном процессе, не может быть признано злоупотреблением правом и к нему не могут быть применены неблагоприятные последствия, кроме тех, которые предусмотрены в законе. Тем не менее в некоторых случаях суды ссылаются на злоупотребление правом, когда в этом нет необходимости.

ОАО «Воронежоблгаз» обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о восстановлении пропущенного срока для предъявления к исполнению исполнительного листа (дело № А14-5276-2004/6/12-и). Суды первой и второй инстанций удовлетворили заявленное требование.

Материалы дела свидетельствуют о том, что взыскатель неоднократно предъявлял и отзывал исполнительный лист по просьбе должника в связи с достижением между ними соглашения о добровольном погашении долга: должнику была предоставлена рассрочка погашения задолженности, а исполнительный лист был отозван.

В связи с неисполнением достигнутого соглашения и непогашением долга взыскатель вынужден снова обращаться к судебному приставу-исполнителю для принудительного исполнения решения суда, но срок для предъявления исполнительного листа к исполнению истек.

Суд первой инстанции признал уважительными причины пропуска срока для предъявления к исполнению исполнительного листа и восстановил его. Апелляционная и кассационная инстанции судебный акт суда первой инстанции оставили в силе, но суд кассационной инстанции в своем постановлении указал: «При таких обстоятельствах ссылка заявителя жалобы (должника) на пропуск срока для предъявления исполнительного листа к исполнению после прекращения им добровольных выплат является злоупотреблением своим процессуальным правом».

Ссылка должника на пропуск процессуального срока взыскателем правомерна, однако законом прямо предусмотрена возможность его восстановления и возможность обжалования соответствующего судебного акта. Почему же такие действия являются злоупотреблением правом должника? Своими действиями взыскатель создавал возможность для добровольного исполнения обязанности по решению суда, содействовал предотвращению негативных для должника последствий принудительного исполнения судебного акта (обращение взыскания на имущество, взыскание исполнительского сбора).

Правомерно возникает вопрос: кто из двух сторон злоупотребил своими правами? Приведенная ситуация — яркий пример того, как субъект предпринимательской деятельности должен заботиться об обеспечении безопасности собственного бизнеса, чтобы не пострадать от собственной неосмотрительности, а может быть, и правовой безграмотности.

Зачастую сложно определить, где кончается право и начинается злоупотребление (это относится скорее не к области права, а к сфере нравственного, философского понимания, зависит от интереса субъекта, обращавшегося за защитой). Неслучайно злоупотребление противопоставляется доброй совести, добрым нравам, является нарушением гражданских прав в рамках принадлежащих прав, т.е. выходом за пределы права под воздействием субъективных интересов.

Читайте так же:  Дмитрий плешков арбитражный суд. аон парк гагарина. новости самары и самарской области. самаре стоит

Отсутствие теоретического и законодательного определения понятия «злоупотребление правом», его четких критериев столкновения субъективных прав разных лиц приводит, как представляется, к тому, что разрешение этих сложных конфликтов, интересов производится судами на основании одного только судейского усмотрения.

На опасность подобной практики обращал внимание еще дореволюционный русский цивилист В. П. Домонжо: «. по вопросу о границах отдельных прав может существовать множество диаметрально противоположных взглядов, и в поисках этих границ суды, не имея перед собою никаких общих начал, легко могут быть вовлечены в целый ряд роковых для честных лиц и не безопасных для самой устойчивости гражданских ошибок».

Данная мысль поддержана М. М. Агарковым. «Сторонники теории злоупотребления правом должны сформулировать критерий, который укажет суду, в каком направлении он должен пользоваться предоставленным ему правомочием. Как и во всех случаях судейского усмотрения, лицо узнает о границах своего права не заранее из закона, a post factum из судебного решения» (Агарков М. М. Проблема злоупотребления правом в современном гражданском праве// избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. II. 2002. С. 371-372). Не согласиться с этим невозможно, ибо неопределенность в нормативном регулировании, теоретическом обосновании и в правоприменении ведет к нарушению безопасного ведения предпринимательской деятельности, недоверию праву, закону и суду.

Запрет злоупотребления процессуальными правами в арбитражном процессе (Подшивалов Т.П.)

Дата размещения статьи: 28.04.2015

Необходимость установления запрета злоупотребления правом напрямую связана с закреплением конкретных правовых пределов, обозначающих границы допустимого осуществления права. Пределы осуществления процессуальных прав — это законодательно очерченные границы деятельности управомоченных лиц по реализации возможностей, составляющих содержание процессуальных прав лиц, участвующих в деле.
Пределы осуществления процессуальных прав устанавливаются законодателем при помощи следующих средств:
— определением задач арбитражного судопроизводства (ст. 2 АПК РФ). Злоупотребление процессуальным правом — это действие, выходящее за рамки существования субъективного гражданского права, когда лицо стремится внешне сокрыть этот выход, имитируя формальное осуществление этого субъективного права или правомочия в его составе, но это действие находится в противоречии с той целью, ради достижения которой закон санкционировал это субъективное право;
— закреплением принципов арбитражного судопроизводства (ст. ст. 5, 6, 6.1, 7, 8, 9, 10, 11 АПК РФ и др.). Пределы осуществления процессуальных прав очерчены действием принципов и должны обеспечивать достижение задач арбитражного судопроизводства.

Список использованной литературы

1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации. М.: Проспект, 2014.

Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе

Скажу сразу, что данным материалом я не хочу поощрять злоупотребление процессуальными правами. Наоборот. Со злоупотреблением нужно и хочется бороться. Имеющихся средств и инструментов, предоставляемых АПК РФ, все же достаточно для защиты собственных прав и интересов. Их незнание или невозможность применения не должно компенсироваться посредством уклонения от исполнения обязанностей, избыточным использованием права, обходом требований суда и закона.

Изложенное в этом материале также можно рассматривать как возможность научиться противостоять недобросовестным действиям другой стороны. В случае необходимости, заявлять суду о злоупотреблении другой стороной своими правами и о необходимости применения неблагоприятных последствий такого поведения. Уметь предугадывать следующий шаг контрагента в процессе и быть готовым к нему. Избежать обвинения в злоупотреблении своими правами.

Что такое злоупотребление процессуальным правом

Прежде всего, понимаем, что никакого четкого определения понятия «злоупотребление процессуальным правом» и никакого списка способов закон не дает. В АПК РФ отмечается, что лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Злоупотребление ими лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные Кодексом неблагоприятные последствия (п. 2 ст. 41 АПК РФ).

Из этого следует, что злоупотребление правом:

  • это недобросовестное использование предусмотренных законом процессуальных прав;
  • формально злоупотребление процессуальным правом выглядит как правомерное действие;
  • оценка этих внешне правомерных действий будет дана судом, и в случае, если суд посчитает нужным, он применит предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия. Эта оценка всегда субъективна, поскольку предусмотренного законом перечня злоупотреблений нет, он наработан практикой;
  • цель злоупотребления процессуальными правами – воспрепятствовать вынесению решения, невыгодного для злоупотребляющей стороны, и вступлению его в законную силу. Как видим, такая цель не чужда любому лицу, участвующему в деле. То есть грань между защитой своих прав, предусмотренными законом способами, и злоупотреблением своими правами крайне и крайне тонка.

Какие способы злоупотребления процессуальными правами использует недобросовестная сторона

Отметим, что именно способом злоупотребления правом, а не способом реализации своих прав, они становятся в случае признания их таковыми арбитражным судом:

заявление отвода (многочисленных отводов) арбитражному суду с целью затягивания судебного разбирательства;

«дозированное», незаблаговременное предоставление суду и лицам, участвующим в деле, доказательств, отзывов и т. д.;

непредставление доказательств, указанных судом.

«Согласно абз. 2 ч. 2 ст. 41 АПК РФ злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия. В данном случае все представленные по делу доказательства оплаты представлены только в копиях, несмотря на вынесение арбитражным судом определения об истребовании подлинных экземпляров доказательств, представленных в обоснование заявленных требований в копиях. Все копии документов оформлены в нарушение установленного порядка» (постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 августа 2013 г. по делу № А48-4616/2009(А)).

«Определениями суда были назначены экспертизы, которые не были проведены к установленным судом срокам по причине непредставления ООО необходимых бухгалтерских документов. Из материалов дела следует, что в судебные заседания представитель ответчика не являлся, что было расценено судом как злоупотребление процессуальными правами, вследствие чего ответчик был подвергнут штрафу в порядке главы 11 АПК РФ» (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2013 г. по делу № А09-8524/2010).

несвоевременное заявление ходатайств.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

«Апелляционный суд определением от 8 апреля 2013 года предлагал лицам, участвующим в деле, рассмотреть вопрос о необходимости вызова в судебное заседание свидетеля и обеспечить ее явку, неоднократно откладывал судебное разбирательство и объявлял перерывы в судебном заседании. У банка имелась реальная возможность своевременного обращения с таким ходатайством и обеспечения явки свидетеля. Заявление ходатайства о вызове свидетеля при таких обстоятельствах после стадии реплик суд расценивает как злоупотребление процессуальными правами, направленное на умышленное затягивание процесса, что, безусловно, может повлечь нарушение баланса прав и законных интересов лиц, участвующих в деле. Учитывая изложенное, оснований для удовлетворения ходатайства о вызове свидетеля не имеется» (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2013 г. по делу № А78-3944/2012).

Читайте так же:  Вывести имущество из конкурсной массы. включение в конкурсную массу неоформленного имущества. поняти

несвоевременное предъявление встречного иска с целью затягивания рассмотрения первоначального иска, подача встречного иска с недостатками оформления.

«Суд апелляционной инстанции, проведя хронологию рассмотрения настоящего дела по существу, считает необходимым указать на злоупотребление со стороны ООО своими процессуальными правами, которое выражается в предъявлении встречных исков в срок, не способствующий более быстрому рассмотрению дела, поскольку риск последствий несвоевременного совершения процессуального действия, как подача встречного иска, в данном случае полностью лежит на ответчике. Кроме того, рассмотрев приложенные к встречному иску документы, учитывая предмет и основания встречного иска, суд апелляционной инстанции полагает, что их содержание и совокупность, были явно недостаточны для рассмотрения его по существу . Следовательно, принятие встречного иска неизбежно повлекло бы за собой неоправданное затягивание рассмотрение дела по первоначальному иску. При таких обстоятельствах действия ответчика по подаче встречных исков направлены на затягивание рассмотрения настоящего дела. » (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 4 июня 2013 г. по делу № А70-9804/2012).

«Обращение ответчика со встречным исковым заявлением за два дня до дня судебного заседания по первоначальному иску направлено на затягивание рассмотрения дела и образует злоупотребление процессуальными правами. При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции считает, что в рассматриваемой ситуации отсутствовали все необходимые условия, предусмотренные п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, в связи с чем возвращение встречного искового заявления произведено судом первой инстанции в соответствии с положениями приведенной нормы права» (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2013 г. по делу № А75-8430/2012).

ссылка на неполучение корреспонденции по имеющемуся в материалах дела адресу.

«Отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Кодекса о надлежащем извещении. При смене адреса ООО , представителям необходимо было уведомить суд первой инстанции о направлении судебных извещений по иному адресу, однако в материалах дела не имеется такого уведомления, в присланном в суд первой инстанции 21 марта 2012 г. письме от директора ООО о переносе судебного заседания, также не указан другой адрес ответчика. В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 41 АПК РФ злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия» (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 августа 2012 г. по делу № А57-24541/2011).

подача надуманного иска к одному из ответчиков, с целью изменения подсудности (ст. 36 АПК РФ позволяет предъявить иск по месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца, если ответчики находятся или проживают в разных субъектах РФ).

привлечение в качестве третьих лиц незаинтересованных в исходе дела субъектов с целью затягивания рассмотрения дела. Отметим, что указание стороны дела на какое-либо лицо может и не повлечь автоматического приобретения последним статуса третьего лица – суд может потребовать обоснования такого привлечения, и до получения такового заявленный в качестве третьего лица субъект таковым не является.

обжалование судебных актов арбитражного суда, которые не подлежат обжалованию.

[2]

подача жалоб с недостатками, с целью затягивания разбирательства по ней, вступления решения арбитражного суда в законную силу (неоплата госпошлины, отсутсвие документов о вручении копий жалобы другой стороне и т.п.).

Приведенный выше перечень не является исчерпывающим. Определить, где кончается право и начинается злоупотребление им – сложно. Злоупотребление связывается с понятием недобросовестности, а является ли каждое конкретное действие недобросовестным – оценит суд. Но четких критериев такой оценки в законодательстве, увы, нет.

Последствия злоупотребления процессуальными правами

Вредоносность злоупотребления процессуальным правом заключается в отрицательных для правосудия и участников гражданского процесса экономических, организационных, идеологических, личных прямых или косвенных последствиях недобросовестности лица.

Лицо, которое злоупотребляет правом, отменяет для себя общепринятое значение действующих в обществе законов и придает им в каждом конкретном случае свое собственное толкование. Тем самым он игнорирует всеобщее значение права и руководствуется при совершении поступков своим собственным эгоистическим намерением субъективного гражданского права, а создаёт путём использования его отдельных элементов лишь видимость такого осуществления.

Субъект правонарушения в этом случае:

а) неправомерно использует гражданское право;

б) не следует правовым запретам (в том числе запрету на злоупотребительные действия с целью причинения вреда);

в) не исполняет возложенную на него законом через принцип равенства и содержащуюся в его субъективном гражданском праве обязанность действовать добросовестно, разумно и осмотрительно.

Однако, обнаружение факта злоупотребления не приводит к применению мер ответственности, а вызывает лишь отказ в защите. Но в тоже время при злоупотреблении правом волевые процессы происходят в самой «тяжелой» субъективной форме (прямой умысел, шикана) о выборе в той или иной степени более «мягких» правовых последствий не представляется возможным.

Учитывая, что право обращения в суд за защитой, а также процессуальные права есть не что иное, как субъективные права гражданско-процессуального характера, то юридические основания для признания в том или ином случае злоупотребления правом и те правовые последствия, которые могут быть применены, следует искать в гражданско-процессуальном, а не в материальном законодательстве. Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом. — М.: «Волтерс Клувер», 2007.

Последствия злоупотребления правом на защиту и правами лиц, участвующих в деле, можно разделить на две группы:

Читайте так же:  Вознаграждение конкурсного управляющего. арбитражный управляющий и его вознаграждение процент управл

1. Последствия в виде возложения на лицо, злоупотребляющее правом, обязанности по уплате определенной денежной суммы.

2. Последствия в виде отказа судом в совершении действий, о которых просит лицо, злоупотребляющее правом. Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом. — М.: «Волтерс Клувер», 2007.

Гражданская процессуальная ответственность характеризуется двумя универсальными признаками:

1) дополнительное обременение лица

2) отрицательная оценка личности правонарушителя.

К иным мерам гражданского процессуального принуждения относятся меры гражданского процессуального предупредительного воздействия;

— предложение совершить определенные процессуальные действия либо воздержаться от их совершения;

— удостоверение лицом наличия либо отсутствия определенных фактов),

— меры гражданского процессуального пресечения (обеспечение иска) и меры гражданской процессуальной защиты (связанные с отказом лицу в совершении процессуального действия;

— совершение судом процессуального действия, направленного против злоупотребления процессуальным правом;

— наступление неблагоприятных последствий, не являющихся мерами гражданской процессуальной ответственности;

[1]

— признание юридической силы за судебным постановлением;

— лишение судебных постановлений юридической силы;

— признание судом последствий совершения процессуальных действий и наделением лица дополнительным или специальным правом;

— отказ в признании последствий совершения процессуальных действий;

— лишение лица субъективного гражданского процессуального права,

— признание совершенных процессуальных действий недействительными Ястрембская С.В. О проблеме противодействия процессуальным злоупотреблениям в гражданском процессе. ).

Правом требовать применения к недобросовестному лицу мер гражданского процессуального принуждения обладает любое лицо, участвующее в деле, а также его представители. Однако суд может применить к нарушителю указанные меры и по собственной инициативе, Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами а гражданском судопроизводстве. — Спб, 2005и последствия злоупотребления процессуальными правами могут выражаться в совершении судом любого из предусмотренных процессуальным законодательством действий, направленных либо на применение санкций к лицу, злоупотребляющему своими процессуальными правами, либо на пресечение таких действий в виде возложения на лицо, злоупотребляющее правом, обязанности по уплате определенной денежной суммы либо в виде отказа судом в совершении действий, о которых просит лицо, злоупотребляющее правом. Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом. — М.: «Волтерс Клувер», 2007.

О гражданской процессуальной ответственности за злоупотребление процессуальными правами и обязанностями (Алиев Т.Т.)

Дата размещения статьи: 19.11.2015

В конце 2014 года российский законодатель одобрил Концепцию единого Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — Концепция), которая сегодня активно обсуждается представителями теории и практики на страницах юридической печати. Однако в самой Концепции, как нам представляется, мало внимания уделено проблеме гражданской процессуальной ответственности, применяемой при злоупотреблении правами. Поскольку данная проблема достаточно сложна и обширна, уделим внимание только нескольким ее аспектам, а именно сущности гражданской процессуальной ответственности на примере применения некоторых норм Гражданского процессуального кодекса РФ.

Известно, что различные злоупотребления, а также гражданские процессуальные правонарушения причиняют существенный вред общественным отношениям, складывающимся в сфере гражданского судопроизводства, поскольку они затрагивают права и законные интересы участников процесса. Причиненный вред выражается в необходимости дополнительных затрат времени, материальных средств и психических и физических сил для установления действительных обстоятельств дела и разрешения на их основе заявленных требований.

В настоящее время проблемы гражданской процессуальной ответственности часто находят отражение в юридической периодике и научной литературе. Интерес к данному вопросу совершенно оправдан, поскольку научные исследования демонстрируют совершенно разноплановое отношение к институту процессуальной ответственности.

Так, Е.Г. Лукьянова утверждает, что «чисто процессуальной» ответственности не существует, а есть простая материально-правовая ответственность за нарушение процессуальных законов, аналогичная уголовной ответственности, например за преступления против правосудия, которые связаны с грубейшим отступлением от процессуального закона [6, с. 223].

Процессуальной ответственности как автономного вида юридической ответственности нет. Такой точки зрения придерживаются И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшин: «Процессуальные меры принуждения — это либо меры пресечения, либо меры административной ответственности (за нарушение порядка судебного заседания, неподчинение распоряжениям председательствующего и т.п.)» [8, с. 187].

Н.А. Чечина в работе «Категория ответственности в советском гражданском процессуальном праве» высказывала мнение, что негативное (отрицательное) расположение ученых и теоретиков к гражданской процессуальной ответственности вызвано в первую очередь отрицанием независимости гражданского процессуального права как отрасли вследствие отнесения норм гражданского процессуального права к процедурным, техническим, а не правовым правилам [11, с. 73].

В.М. Горшенев считает, что институт процессуальной ответственности имеет абсолютное право на существование, поскольку строение и содержание процессуальных правоотношений будет неполным, если исключить такой компонент, как юридическая ответственность. Ведь исходной точкой наступления процессуальной ответственности является «виновное неисполнение участником процесса обязанностей, возложенных на него процессуальным законом» [3, с. 112].

Рассматривая историю развития законодательства об ответственности за злоупотребление процессуальными правами и обязанностями, мы уже упоминали о том, что практика применения Устава гражданского судопроизводства 1864 года сформировала некоторые меры ответственности, направленные против злоупотребления процессуальным правом. Так, дифференцировалось «возложение судебных издержек на виновную в недобросовестном ведении дела сторону, взыскание с нее убытков, причиненных противнику, и наложение на нее штрафа, заменяемого, в случае несостоятельности, арестом» [2, с. 183]. Меры имущественной ответственности недобросовестного лица по сравнению с современным процессуальным законодательством были весьма многовариативны.

Процессуальная юридическая ответственность в научной литературе определяется как «элементарное ухудшение процессуального положения субъекта процессуальных отношений вследствие применения к нему мер пресечения более репрессивного характера» [6, с. 36].

При создании нового гражданского процессуального законодательства не разработан автономный институт гражданской процессуальной ответственности, не обусловлены принципы, состав, условия наступления и меры такой ответственности, и это «при попытке регулирования отдельных отношений порождает противоречия, а иногда способно привести к нарушению охраняемых Конституцией РФ гарантий прав личности» [9, с. 34].

Повторимся: гражданская процессуальная ответственность выражена в мерах гражданского процессуального принуждения. Лицо вынуждено претерпевать негативные последствия противоправного поведения, состоящие в лишениях личного, имущественного или организационного характера. Гражданская процессуальная ответственность предусматривается санкциями гражданских процессуальных норм и реализуется в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством.

Основанием гражданской процессуальной ответственности является состав гражданского процессуального правонарушения. Гражданская процессуальная ответственность имеет штрафной характер, поскольку в первую очередь сводится к наказанию правонарушителя.

Анализируемому виду ответственности присущи превентивные функции, заключающиеся не только в удержании лица от совершения повторных правонарушений, но и в предотвращении нарушений норм гражданского процессуального права другими субъектами. Характерная черта юридической ответственности — критерий дополнительного отягощения, поскольку возложение мер гражданской процессуальной ответственности на лицо связано с его дополнительным обременением, которое сводится к тому, что субъект обретает лишнюю гражданскую процессуальную обязанность отрицательного характера, которая не присутствовала бы в случае правомерного поведения.

Читайте так же:  Объявления о реализации имущества должников. как зарабатывать на аукционах по банкротству — пошагова

Отправной точкой отсчета в определении сущности гражданской процессуальной ответственности должен выступить метод правового регулирования гражданского процессуального права. Так, по воззрению значительного большинства теоретиков, таким методом может выступать дозволительно-обязывающий или императивно-диспозитивный метод правового регулирования. В ходе судебного разбирательства судебный орган имеет властные полномочия, компетенция суда обосновывается тем, что он может оказывать влияние на участников процесса, не подчиняющихся процессуальной регламентации, и, соответственно, использовать такие меры ответственности, как штраф, предупреждение и пр.

Исходя из конструктивной зависимости и детерминированности процессуального права материальным, стоит отметить, что меры гражданской процессуальной ответственности содействуют защите субъективных материальных прав лиц и тем самым ликвидируют из гражданского процесса отрицательные проявления.

Как уже обозначалось ранее, распространенность злоупотребления правом требует активного применения мер гражданской процессуальной ответственности, а этот процесс затруднен из-за юридического несовершенства норм, закрепляющих ответственность, но не из-за отсутствия категории ответственности как таковой.

В научной среде учеными выделяется такая категория, как позитивная гражданская процессуальная ответственность. В.В. Бутнев понимает под позитивной гражданской процессуальной ответственностью возложенную на гражданина нормами гражданского процессуального права необходимость вести себя в соответствии с интересами правосудия, которая выражается в обязанности подлинно осуществлять процессуальные функции и использовать предоставленные ему права в соответствии с их назначением [1, с. 40].

Предполагаем, что указанная категория ничем не отличается от законодательной обязанности вести себя правомерно. Вернее всего, категория гражданской процессуальной ответственности в большей степени имеет социально-психологическое значение, а не юридический смысл.

Д.А. Липинский в научном труде «Проблемы юридической ответственности» говорит о двух формах реализации гражданской процессуальной ответственности — добровольной и государственно-принудительной [5, с. 354]. С такой позицией трудно согласиться. Добровольная форма реализации гражданской процессуальной ответственности базируется на обязанности должного и необходимого поведения участников гражданского процесса, которая выражается в их реальном правомерном поведении. Д.А. Липинский предполагает под добровольной ответственностью позитивную гражданскую процессуальную ответственность [5, с. 356].

По значению анализируемой нормы (ст. 99 ГПК РФ) вытекает, что предусмотренные взыскания допустимы в пользу физических лиц, так как юридическое лицо или публично-правовое образование не могут «фактически потерять время». Также указанная норма включает небольшой круг злоупотреблений правом, за которые могут быть применены меры ответственности (недобросовестное заявление неосновательного иска либо спора против иска, а также систематическое противодействие правильному и своевременному рассмотрению дела). Получается, другие злоупотребления процессуальным правом остаются неохваченными.

В правоприменительной практике вызывает затруднения и неопределенность критериев «разумные пределы» и «конкретные обстоятельства». Так, например, Г.Л. Осокина предлагает для дефиниции разумного размера денежной компенсации, установленной ст. 99 ГПК РФ, руководствоваться критериями, выработанными в гражданском праве, где под разумной ценой и разумными расходами понимаются «такие цены и расходы, которые готов заплатить или понести разумный человек. Разумный человек — человек, обладающий нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта» [7, с. 323].

В связи со сказанным считаем, что указанные условия послужат неплохим выходом из затруднительного положения для практического применения ст. 99 ГПК РФ. Тем не менее существенным представляется определение и отметка умысла лица, уточнение его незаконной цели. В целом же очевидно, что приведенные примеры показывают необходимость разработки единого понятия и законодательной конструкции института гражданской процессуальной ответственности, наступающей при злоупотреблении правом или его прямом нарушении теми или иными участниками гражданского судопроизводства.

Список литературы

1. Бутнев В.В. Гражданская процессуальная ответственность. Ярославль, 1999.

2. Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1999.

3. Горшенев В.М. Теория юридического процесса. Харьков, 1985.

4. Исаенкова О.В. Пусть проигравший платит // Экономическая жизнь. Юрист. 2003. N 4.

5. Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности / Под ред. Р.Л. Хачатурова. СПб., 2003.

6. Лукьянова Е.Г. Теория процессуального права. М., 2003.

7. Осокина Г.Л. Гражданский процесс: Общая часть. М., 2003.

8. Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971.

9. Сахнова Т.В. Гражданское процессуальное право России: перспективы развития // Государство и право. 1999. N 12.

10. Семенов В.М. Специфические отраслевые принципы советского гражданского процессуального права // Сб. ученых трудов Свердловского юридического института. Свердловск, 1964. Вып. 3.

11. Чечина Н.А. Категория ответственности в советском гражданском процессуальном праве // Вестник Ленинградского университета. Серия «Экономика, финансы, право». 1982. N 17.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

12. Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процессуального права. М., 1970.

Источники


  1. Малько, А.В. Проблемы теории государства и права. Учебник / А.В. Малько. — М.: Юрлитинформ, 2012. — 802 c.

  2. CD-ROM. Юридические науки. Диск 2. Шпаргалки для студентов. — Москва: РГГУ, 2013. — 418 c.

  3. Морозова, Л. А. Теория государства и права / Л.А. Морозова. — М.: Норма, Инфра-М, 2013. — 464 c.
  4. Воронков, Ю. С. История и методология науки. Учебник / Ю.С. Воронков, А.Н. Медведь, Ж.В. Уманская. — М.: Юрайт, 2016. — 490 c.
  5. Казанцев, С.Я. Информационные технологии в юриспруденции / С.Я. Казанцев. — М.: Академия (Academia), 2012. — 369 c.
Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе. злоупотребление правом в суде наказа
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here