Вс решал, можно ли оспорить отступное по основаниям ничтожности. соглашение об отступном недействите

ВС РФ разграничил сделки должника, оспариваемые в деле о банкротстве и в общегражданском порядке

ВС РФ напомнил судам, что заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, предъявляемые другими, помимо арбитражного управляющего, лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Реквизиты судебного акта

ООО «Фирма Строительство и Инвестиции», ООО «КомплексСтрой»

Общество «Фирма Строительство и Инвестиции» (далее — продавец, фирма) и общество «КомплексСтрой» (далее — покупатель, общество) 01.02.2006 заключили договор купли-продажи недвижимого имущества — 1/2 доли нежилого здания общей площадью 1 800 кв. м стоимостью 14 млн руб. и со сроком оплаты в течение 12 месяцев с момента подписания договора.

В июне 2006 г. фирма и общество заключили дополнительное соглашение (далее — дополнительное соглашение) к вышеуказанному договору купли-продажи, в соответствии с которым стоимость недвижимого имущества была изменена и составила 1,5 млн долл. США, а также установлен новый срок оплаты — 48 месяцев с момента подписания договора купли-продажи.

В ноябре 2011 г. гражданин К. — участник общества-покупателя с долей 16,66% в уставном капитале — обратился с заявлением о выходе из состава участников общества и о выплате ему действительной стоимости доли. Однако общество отказалось это сделать. В итоге арбитражный суд в решении от 02.08.2013 по делу № А40-90305/12 взыскал с общества денежные средства по оплате действительной стоимости доли К.

Затем К. обратился с иском о признании недействительным (ничтожным) дополнительного соглашения, заключенного между фирмой и обществом. Он ссылался на то, что оспариваемое дополнительное соглашение фактически было заключено в 2012 г. после его обращения с заявлением о выходе из состава участников и выплате ему действительной стоимости доли, и утверждал, что ответчики, заключив спорное соглашение, не имели намерения его исполнять. Их действительная воля была направлена на уклонение общества от исполнения обязанностей по выплате действительной стоимости доли К. Увеличив цену сделки по отчуждению имущества, ответчики, по мнению истца, злоупотребили своим правом.

Позиция судов

Суд первой инстанции оставил исковые требования К. без рассмотрения на основании п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Он посчитал требование истца подлежащим рассмотрению в соответствии с п. 1 ст. 126 и п. 1 ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) в деле о банкротстве общества. В обоснование данного вывода суд сослался на п. 34 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», в котором разъяснено, что с даты принятия судом решения о признании должника банкротом все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

При этом суд исходил из того, что требование К. является реестровым. С момента открытия конкурсного производства, в случае признания сделки по передаче должнику недвижимого имущества недействительной, происходит трансформация неденежного требования о возврате имущества покупателем (должником) в денежное требование по возврату стоимости этого имущества. Решение суда первой инстанции поддержали апелляция и кассация.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ВС РФ признал обоснованными доводы кассационной жалобы К. Вслед за кассатором ВС РФ отметил, что нижестоящие инстанции, во-первых, не учли того обстоятельства, что исковое требование о признании недействительным дополнительного соглашения заявлено на основании ст. 166, 168 ГК РФ как сделки, нарушающей требования гражданского законодательства. В связи с чем заявленный К. иск не может быть рассмотрен в деле о банкротстве и подлежит рассмотрению по существу в исковом производстве вне рамок дела о банкротстве общества. Во-вторых, суды неправильно определили требование К. о признании недействительным дополнительного соглашения реестровым. В случае удовлетворения такого требования новых обязательств по уплате денежных средств для должника в деле о банкротстве не возникает.

Как указывал К., иск о признании недействительным дополнительного соглашения заявлен им на основании ст. 166, 168 ГК РФ, а не положений Закона о банкротстве. При этом он обратился в арбитражный суд ранее, чем было подано заявление о признании общества банкротом. Указанным доводам К. о правовых основаниях заявленного им иска о признании дополнительного соглашения недействительным, дате обращения в суд с иском и наличии интереса в оспаривании сделки нижестоящие суды должной оценки не дали.

Кроме того, ВС РФ обратил внимание на то, что поводом для обращения К. с иском по настоящему делу являлось то обстоятельство, что определением арбитражного суда в третью очередь реестра требований кредиторов включено требование кредитора-фирмы — в размере 29 млн руб., как неустойки, начисленной этим лицом на основании оспариваемого К. дополнительного соглашения.

ВАС отошел от классики в вопросе об отступном

В судебной практике сложилось два подхода к тому, когда отступное прекращает обязательство – то ли в момент фактического исполнения, то ли в момент заключения соглашения. Теперь, как надеются эксперты, Высший арбитражный суд расставит точки над i. Правы, по мнению надзора, были первая инстанция и кассация, а не Девятая апелляция, тройка которой обвинила коллегу из АСГМ в «необоснованном толковании» и «попытке разъяснить истцу его действительную волю».

В июле 2011 года ООО «Экономикс-банк» и ООО «Мясное подворье» заключили договор о кредите в $4,85 млн на три года под 11% годовых, а спустя восемь месяцев, 24 апреля 2012 года, – соглашение об отступном. По нему обязательства заемщика прекращались взамен на предоставление банку недвижимого имущества (какого именно, в материалах дела не сообщается). На дату подписания соглашения общая сумма задолженности равнялась $4,93 млн, в том числе было $44 574 просроченных процентов, $669 пени по ним и $34 983 срочных. В соглашении говорилось, что размер отступного полностью покрывает все обязательства фирмы, банк принимает его с момента заключения соответствующего соглашения, а также подписания сторонами акта приема-передачи недвижимости. При этом такой акт должен быть составлен не позднее 10 рабочих дней с даты соглашения, а окончательно обязательства заемщика считались выполненными в момент государственной регистрации перехода права собственности (п. 2.3).

Читайте так же:  Кас рф собрание законодательства. какие дела суды рассматривают по правилам кас. участие представите

Акт приема-передачи был подписан только в самом начале мая, а переход права собственности зарегистрирован спустя две недели, 17 мая. После этого банк обратился в Арбитражный суд Москвы с требованием взыскать с «Мясного подворья» еще почти $35 000 – проценты и пени за период с 25 апреля по 17 мая (дело А40-79875/2013). Основным доводом кредитной организации было то, что обязательство прекращается с момента фактического предоставления отступного, а не с момента достижения сторонами соглашения о нем.

В августе 2013 года первая инстанция в иске банку отказала. Судья Дмитрий Котельников не согласился с этим аргументом. Он констатировал, что в соглашении об отступном между «Экономиксом» и «Мясным подворьем» не было условий о возможном начислении каких-то дополнительных процентов с момента его заключения, и счел, что на момент выполнения должником обязанности по передаче недвижимости неисполненных обязательств за ним не было. Кроме того, Котельников сослался на ст. 409 ГК РФ, из которой следует, что по соглашению сторон обязательство может быть прекращено за счет отступного, а размер, сроки и порядок его предоставления устанавливаются сторонами. Кроме того, апеллировал он и к информационному письму ВАС РФ от 21 декабря 2005 года № 102, по которому «с предоставлением отступного прекращаются все обязательства по договору, включая и обязательство по уплате неустойки, то есть полностью вне зависимости от стоимости передаваемого имущества и размера задолженности».

Однако Девятый арбитражный апелляционный суд, куда с жалобой обратился банк, решение первой инстанции отменил. Апелляция указала на пункт 2.3 соглашения, в соответствии с которым обязательство должника считается выполненным в момент госрегистрации перехода права собственности на отступное. «Суд первой инстанции, вместо того чтобы исходить из буквального текста соглашения, необоснованно стал давать свое видение и толкование, пытаясь истцу разъяснить его же действительную волю, из которой он исходил при заключении соглашения», – покритиковала тройка судей в составе Василя Гарипова, Елены Мартыновой и Олега Смирнова коллегу из АСГМ. Его трактовка 409-й статьи ГК тоже не удовлетворила коллег. «Из [ее] смысла статьи следует, что соглашение об отступном не прекращает обязательства», – рассуждали судьи апелляции. Для его прекращения необходимо, чтобы соглашение было исполнено.

9-й ААС иск банка удовлетворил, но Федеральный арбитражный суд Московского округа это постановление отменил, вновь «засилив» решение первой инстанции. Кассация, ссылаясь на те же положения ГК и информационного письма ВАС, установила, что размер задолженности заемщика перед банком определен на дату подписания соглашения, является предельной величиной на определенный момент времени, которая могла быть исчислена в фиксированной сумме, и покрывает все обязательства, вытекающие из кредитного договора. «Заключив соглашение об отступном, – сделал вывод ФАС МО, – банк фактически предоставил отсрочку в исполнении первоначального обязательства и может требовать его исполнения заемщиком только при неисполнении соглашения об отступном».

«Экономикс-банк» обратился в ВАС и нашел понимание у его судей – Анатолия Бабкина, Елены Валявиной и Сергея Сарбаша. В своем определении о передаче дела на рассмотрение президиума они указали, что в судебной практике существует и другой подход, отличный от того, который заняла кассация. Согласно ему, соглашение об отступном порождает право должника на замену исполнения и обязанность кредитора принять отступное. Однако само обязательство прекращается с момента предоставления отступного.

Вчера на заседании президиума во вторник присутствовал лишь представитель банка Артур Руновский. Он говорил, что в самом соглашении об отступном указывается на длительность этих отношений и пенял заемщику на промедление при передаче недвижимости. Однако это не помогло – посовещавшись, президиум решил акты первой инстанции и кассации оставить в силе, а постановление апелляции – отменить.

Старший юрист адвокатского бюро «Линия права» Алексей Костоваров считает, что ВАС отошел от классического подхода по этому вопросу. Он, по словам эксперта, заключается в том, что обязательство прекращает только фактическое представление отступного, а не заключение соответствующего соглашения. «В то же время, – рассуждает Костоваров, – предоставление отступного направлено на погашение всех обязательств по договору, в том числе и дополнительных, то есть на полное урегулирование конфликта, в связи с чем взыскание процентов после заключения соглашения выглядит не совсем справедливым». Руководитель юридического отдела «Зуйков и партнеры» Ольга Юрьева вслед за тройкой ВАС подчеркивает, что в практике до недавнего времени действительно существовало два подхода на предмет того, с какого момента фактически прекращается обязательство – с подписания соглашения или его реального исполнения. Теперь надзором выработана единая позиция, которая поможет избежать путаницы в дальнейшем, думает она.

ВС решал, можно ли оспорить отступное по основаниям ничтожности

Сложной схемой назвали в Верховном суде план предпринимателей по спасению бизнеса. Участники общества взяли заем на 61 млн руб. и внесли их в компанию, которая сама же выступила поручителем по сделке. Но от разорения это не спасло, а прямо перед этим обязательства участников по займу погасили отступным – кредитор получил недвижимое имущество и землю. Дело дошло до экономколлегии ВС, где главной проблемой стал вопрос о том, оспорима ли вообще эта сделка или ничтожна.

В июне 2010 года Евгений Большаков заключил с Александром Дикачем и Сергеем Мамыриным договоры займа, по которым обязался предоставить им 61 млн руб. Оба заемщика были участниками и учредителями ООО «Эрмидос», которое выступило поручителем по этой сделке. Как поясняли контрагенты в ходе дальнейших судебных разбирательств, полученные деньги участники сразу внесли в компанию, чтобы пополнить ее оборотные средства и предупредить банкротство.

Но это не помогло. 17 ноября 2011 года Арбитражный суд Московской области принял заявление о признании «Эрмидос» банкротом (№ А41-42990/2011). А спустя месяц, 26 декабря, компания заключила с Большаковым соглашение о предоставлении отступного – кредитор получил земельный участок и производственно-складской комплекс в подмосковном Электрогорске.

Читайте так же:  Закон вступает в силу по истечении. законодательный процесс в рф

16 января 2013 года суд признал «Эрмидос» банкротом, а 21 марта 2014 года его конкурсный управляющий – Владимир Пименов – обратился в рамках этого же дела с заявлением о признании сделки по предоставлению отступного недействительной. Отступное передавалось со ссылкой на погашение обязательств участников «Эрмидос», указывал ликвидатор, и фактически эта была сделка по передаче Большакову принадлежащей компании недвижимости при отсутствии доказательств возникновения у нее обязательств поручителя.

Все инстанции в требованиях Пименову отказали, а основанием послужил п. 2 ст. 199 ГК – пропуск срока исковой давности. По мнению судов, он составлял год и начинался с момента подписания соглашения об отступном – с 26 ноября 2011 года (со ссылкой на ст. 181 ГК «Сроки давности по недействительным сделкам»).

Ничтожна, а не оспорима

Пименов обратился с жалобой в Верховный суд РФ, и судья Иван Разумов решил передать дело на рассмотрение экономической коллегии.

На заседании в ВС, состоявшемся в этот понедельник, представитель конкурсного управляющего Татьяна Светлова акцентировала внимание на том, что требования были заявлены о признании спорного соглашения недействительным по основаниям «ничтожности», а не «оспоримости» (как это сочли нижестоящие инстанции). А значит, и срок исковой давности не нарушен. По словам юриста, сделка ничтожна в соответствии со ст. 168 ГК, так как не соответствует закону: при ее совершении был нарушен п. 2 ст. 3 закона об ООО, согласно которому общество не отвечает по обязательствам своих участников. «В нашем же случае все ликвидное имущество было передано по долгу учредителей», – пояснила она.

Обратила внимание Светлова и на то, что в материалах дела нет доказательств того, что Большаков вообще предоставил заем в 2010 году. Так, отмечала юрист, согласно выписке со счета «Эрмидос» за этот период деньги туда вообще не поступали.

– Вы сам заем сомнению подвергаете? – уточнил у нее председательствующий судья Разумов.

– Ну да, но эти доводы не были рассмотрены судом.

– А почему, вы полагаете, учредителям не могут его предоставить?

– Учредители могут взять заем как физлица. В данном случае они так и сделали, а в счет оплаты передали единственное ликвидное имущество общества. А общество выступило поручителем по этому займу. В таком случае оно приобретает право требования соответствующей суммы денег к учредителям. Подтверждения наличия этого права предоставлено не было.

– А как подозрительную или как сделку с предпочтением [ст. 61.3, 61.4 закона о банкротстве] вы тоже не рассматривали? – уточнили судьи.

– Нет. Рассматривали только по статье 168 ГК [недействительность сделки].

«Зачем такая сложная схема?»

Представитель же Большакова, Андрей Сирьдюк, настаивал на обратном: сделка о предоставлении отступного является оспоримой, а значит, срок исковой давности, как правильно установили суды, составляет один год. В обоснование этого он сослался на п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 года № 63, который гласит: «Судам следует иметь в виду, что предусмотренные статьями 61.2 и 61.3 закона о банкротстве основания недействительности сделок влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок».

– Почему вы считаете, что конкурсный управляющий не может оспорить сделку по основаниям ничтожности? – поинтересовалась у представителя Большакова судья Ирина Букина.

– Он может оспорить все что угодно.

– Суд по какой норме рассматривал сделку? – уточнила Букина. – Я только увидела [в определении суда], что сделка оспорима, а по каким основаниям суд рассматривал это? По банкротным или каким-то другим? Какую оспоримую сделку суд рассматривал?

– Соглашение об отступном.

– Норму, – уточнила судья. – По какой норме сделка оспаривалась?

[2]

Сирьдюк задумался, а судья Букина пояснила: «Есть нормы в ГК, есть в законе о банкротстве…» Тут юрист сразу отметил, что «по банкнотным нормам».

– По какой? – добивалась ответа Букина. – По 61.2, по 61.3? В судебных актах ссылки на оспоримость сделки по таким-то основаниям нет. Просто сказано, что сделка оспорима, и все. Ну назовите. Может, я не увидела…

Юрист начал, торопясь, изучать документы, но это ему не помогло. На вопрос он так и не ответил, зато стал убеждать экономколлегию, что деньги заемщики от Большакова получили. «Все чеки есть», а Большаков «крупный предприниматель», настаивал он. По его словам, деньги передавались именно участникам «Эрмидос», а они уже внесли их в компанию по своей воле, «чтобы общество не скатилось в банкротство»

– А почему напрямую заем не был предоставлен? Зачем такая сложная схема? – поинтересовался Разумов.

Представитель Большакова и этот вопрос оставил без ответа, и судьи удалились в совещательную комнату. Спустя буквально несколько минут «тройка» решила жалобу конкурсного управляющего полностью удовлетворить: все акты нижестоящих инстанций она отменила, а спор отправила на новое рассмотрение в АС Московской области.

[3]

Соглашение об отступном недействительно при отсутствии обязательства, которое подлежит прекращению

Сделка о предоставлении отступного для прекращения несуществующего обязательства является ничтожной как нарушающая требование закона, если при этом она посягает на права третьих лиц. К такому выводу пришел Верховный суд РФ в Определении от 26.10.2015 № 305-ЭС15-8046 по делу № А41-42990/2011.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Участники общества с ограниченной ответственностью (далее — Общество) заключили договор займа денежных средств в сумме 61 млн руб. с третьим лицом (далее — кредитор). Исполнение обязательств заемщиками было обеспечено поручительством Общества. Примерно через полтора года в отношении Общества было возбуждено дело о банкротстве. После этого между кредитором по договору займа и поручителем было подписано соглашение о предоставлении отступного. Общество передало кредитору земельный участок и производственно-складской комплекс, тем самым прекратив свои обязательства и обязательства своих участников по договору займа.

Конкурсный управляющий Общества (далее — заявитель) обратился в суд с требованием признать недействительной сделку по предоставлению отступного.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции пришел к выводу, что заявитель просил о признании недействительной оспоримой сделки. По мнению суда, предоставление поручителем отступного должно квалифицироваться в качестве подозрительной сделки должника, а также сделки, влекущей за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (ст. 61.2, 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Указанные основания недействительности влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“», далее — постановление № 63).

Читайте так же:  Понятие, признаки и виды юридических лиц. понятие и признаки юл. правоспособность юридических лиц

Кроме того, суд пояснил, что поскольку сделка по предоставлению отступного является крупной, то это также подтверждает ее оспоримость, а не ничтожность (по смыслу п. 5 ст. 46 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Вопрос о том, относится ли оспариваемая сделка к ничтожным или оспоримым, в рассматриваемом деле имел принципиальное значение. Его решение влияло на исчисление срока исковой давности, который для ничтожных сделок составляет три года, а для оспоримых всего год (ст. 181 ГК РФ). Посчитав, что спорная сделка относится к категории оспоримых, суд отказал заявителю в удовлетворении его требований, так как установленный для таких сделок годичный срок исковой давности был пропущен, о чем и заявил кредитор.

Суд апелляционной инстанции и окружной суд согласились с выводами о пропуске срока исковой давности. Доводы заявителя суды не рассматривали по существу, в то время как конкурсный управляющий подвергал сомнению наличие заемных обязательств, которые обеспечивались поручительством.

Позиция Верховного Суда

Верховный суд РФ отменил принятые по делу судебные акты и направил его на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее — Судебная коллегия) отметила, что заявитель неоднократно обращал внимание судов нижестоящих инстанций на отсутствие в материалах дела документов, которые могли бы подтвердить существование основного обязательства. Заявитель указывал на непредставление ответчиком в суд долговых расписок, непередачу Обществу документов, удостоверяющих требования к основным должникам, за которых оно поручилось. Названные доводы должны были вызвать у судов сомнение в том, что основное обязательство вообще существовало. В силу правовой природы отступного оно не может существовать в отсутствие основного обязательства, а сделка по предоставлению отступного в погашение несуществующего обязательства является ничтожной (ст. 168, 409 ГК РФ).

Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года с начала исполнения сделки. Таким образом, исковая давность заявителем пропущена не была. Следовательно, суды нижестоящих инстанций должны были рассмотреть по существу доводы конкурсного управляющего об отсутствии обязательства Общества как поручителя по погашению задолженности перед кредитором.

Кроме того, Судебная коллегия, сославшись на разъяснения Президиума ВАС РФ, рекомендовала судам оценить, доказано ли наличие задолженности перед кредитором у участников общества (п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.12 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»). Судам необходимо было выяснить, позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должникам заем в размере 61 млн руб. на момент предполагаемой передачи денег.

Более того, сделка Общества по передаче отступного могла быть признана судами недействительной как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, так и по общим, установленным ГК РФ. Если суд придет к выводу, что сделка недействительна по иному основанию, чем то, на которое ссылается заявитель, то характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами, определяется судом, а сделка признается недействительной в соответствии с надлежащей нормой права (ч. 1 ст. 133, ч. 1 ст. 168 АПК РФ). Так, вопреки мнению конкурсного управляющего, сама по себе выдача хозяйственным обществом поручительства по обязательствам его участников не противоречит формальным требованиям законодательства, не содержащего соответствующих запретов. Вместе с тем Президиум ВАС РФ допускал возможность признания договора ничтожным, если будет установлен факт недобросовестного поведения контрагента. Например, когда недобросовестный контрагент воспользовался тем, что единоличный исполнительный орган другой стороны по сделке при заключении договора действовал явно в ущерб последней (п. 9 информационного письма от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Однако суды не оценили доводы конкурсного управляющего, утверждавшего, что спорная сделка по предоставлению отступного была направлена на причинение вреда кредиторам общества путем совершения участниками общества и заимодавцем согласованных действий.

Также на основании Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными сделки с предпочтением в отношении одного из кредиторов перед другими кредиторами (далее — сделка с предпочтением), являющиеся оспоримыми сделками. В рассматриваемом споре, вероятно, имело место оказание предпочтения кредитору по договору займа перед остальными кредиторами Общества, проходящего процедуру банкротства. Исковая давность по требованию о признании сделки с предпочтением недействительной составляет один год. Течение срока начинается с момента, когда первоначально утвержденный конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки с предпочтением.

Если предположить, что отступное предоставлено Обществом по существующему обязательству, то такое предоставление произошло уже после принятия к производству заявления о признании банкротом должника. При этом в процедуре наблюдения в реестр требований кредиторов Общества была включена задолженность в размере, превышающем 66 млн руб., которая не была погашена должником после возбуждения дела о банкротстве. В такой ситуации вызывает сомнение передача в качестве отступного недвижимого имущества стоимостью 61 млн руб.

Судебная коллегия рекомендовала судам проверить наличие признаков предпочтительности: получил ли кредитор по договору займа большее удовлетворение, чем ему было положено по закону, и нарушены ли этим права и законные интересы добросовестных кредиторов, которые получили меньше причитающегося.

Суды не рассмотрели и вопрос о том, с какого момента арбитражный управляющий должен был узнать о возможном совершении Обществом сделки с предпочтением, чтобы установить, истекла ли исковая давность для оспаривания сделки по предоставлению отступного по этому основанию.

Таким образом, Судебная коллегия пришла к выводу, что обстоятельства и условия заключения оспариваемой конкурсным управляющим сделки должным образом судами нижестоящих инстанций не исследовались. При новом рассмотрении спора суды должны будут установить, существовало ли основное обязательство. Если наличие договора займа между участниками Общества и заимодавцем, а также сам факт передачи денег подтвердятся, то необходимо проверить, оспорима ли сделка по иным основаниям. В частности, не являлось ли ее совершение недобросовестным поведением (злоупотреблением правом) со стороны участников общества. Судам также предстоит проверить, не являлась ли сделка оспоримой по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (например, как сделка с предпочтением).

Читайте так же:  Оценщик ущерба квартиры. независимая оценка (экспертиза) ущерба от залива квартиры

Признать соглашение об отступном ничтожной сделкой (если нет основного обязательства). Вс решал, можно ли оспорить отступное по основаниям ничтожности Соглашение об отступном в деле о банкротстве

Добрый день, уважаемые коллеги.
Сложилось следующая ситуация. Конкурсное производство.Налоговая единственный кредитор.Имущества нет. Есть исполнительный лист на привлечение руководителя к субсидиарной ответственности за не передачу печатей, штампов и отчетности. Было проведено собрание кредиторов со следующей повесткой:
1. Заключение соглашения об отступном в счет погашения требований уполномоченного органа в порядке п.8 и 9 ст. 142 Закона о банкротстве
2. О погашении требований уполномоченного органа путем предоставления уполномоченному органу в качестве отступного — право требования Должника к бывшему руководителю
3. Обязать конкурсного управляющего Должника обратиться в Арбитражный суд Московской области с заявлением о процессуальном правопреемстве в соответствии со ст. 48 Арбитражного процессуального кодекса РФ на основании заключенного соглашения об отступном

Утвердить соглашение через собрание нужно. И насколько я помню, заключение соглашения об отступном, не является реализацией имущества по смыслу ст. 139, соответственно вознаграждение предусмотренное за погашение требований кредиторов не выплачивается. Но это не распространяется на фиксированное вознаграждение.

Отправлено с моего FRD-L19 через Tapatalk

Добрый день, уважаемые коллеги.
Сложилось следующая ситуация. Конкурсное производство.Налоговая единственный кредитор.Имущества нет. Есть исполнительный лист на привлечение руководителя к субсидиарной ответственности за не передачу печатей, штампов и отчетности. Было проведено собрание кредиторов со следующей повесткой:
1. Заключение соглашения об отступном в счет погашения требований уполномоченного органа в порядке п.8 и 9 ст. 142 Закона о банкротстве
2. О погашении требований уполномоченного органа путем предоставления уполномоченному органу в качестве отступного — право требования Должника к бывшему руководителю
3. Обязать конкурсного управляющего Должника обратиться в Арбитражный суд Московской области с заявлением о процессуальном правопреемстве в соответствии со ст. 48 Арбитражного процессуального кодекса РФ на основании заключенного соглашения об отступном

Посмотрите изменения к ЗоБу после 01/01/2017

Отступное в деле о банкротстве (Сбитнев Ю.)

Дата размещения статьи: 25.01.2017

В последнее время в связи с нестабильной экономической ситуацией одной из самых злободневных проблем является нарушение партнерами платежной и договорной дисциплины. Конечно, идеально, когда в конце года при подведении итогов, составляя отчет, вы обнаружите, что обязательства, срок исполнения которых наступил (истек), исполняются (исполнены). Но иногда реальная жизнь далека от идеала, а финансовое положение должника может оказаться совсем незавидным. Если ваш контрагент находится в процедуре банкротства, а вы, взвесив все за и против, согласны на отступное, то мы расскажем, как принять исполнение таким путем с учетом изменений, вступающих в силу с 21 декабря 2016 года.

Сделка о предоставлении отступного для прекращения несуществующего обязательства является ничтожной как нарушающая требование закона, если при этом она посягает на права третьих лиц. К такому выводу пришел Верховный суд РФ в Определении от 26.10.2015 № 305-ЭС15-8046 по делу № А41-42990/2011 .

Участники общества с ограниченной ответственностью (далее — Общество) заключили договор займа денежных средств в сумме 61 млн руб. с третьим лицом (далее — кредитор). Исполнение обязательств заемщиками было обеспечено поручительством Общества. Примерно через полтора года в отношении Общества было возбуждено дело о банкротстве. После этого между кредитором по договору займа и поручителем было подписано соглашение о предоставлении отступного. Общество передало кредитору земельный участок и производственно-складской комплекс, тем самым прекратив свои обязательства и обязательства своих участников по договору займа.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции пришел к выводу, что заявитель просил о признании недействительной оспоримой сделки. По мнению суда, предоставление поручителем отступного должно квалифицироваться в качестве подозрительной сделки должника, а также сделки, влекущей за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (ст. 61.2, 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Указанные основания недействительности влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“», далее — постановление № 63).

Кроме того, суд пояснил, что поскольку сделка по предоставлению отступного является крупной, то это также подтверждает ее оспоримость, а не ничтожность (по смыслу п. 5 ст. 46 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Вопрос о том, относится ли оспариваемая сделка к ничтожным или оспоримым, в рассматриваемом деле имел принципиальное значение. Его решение влияло на исчисление срока исковой давности, который для ничтожных сделок составляет три года, а для оспоримых всего год (ст. 181 ГК РФ). Посчитав, что спорная сделка относится к категории оспоримых, суд отказал заявителю в удовлетворении его требований, так как установленный для таких сделок годичный срок исковой давности был пропущен, о чем и заявил кредитор.

Суд апелляционной инстанции и окружной суд согласились с выводами о пропуске срока исковой давности. Доводы заявителя суды не рассматривали по существу, в то время как конкурсный управляющий подвергал сомнению наличие заемных обязательств, которые обеспечивались поручительством.

Позиция Верховного Суда

Верховный суд РФ отменил принятые по делу судебные акты и направил его на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее — Судебная коллегия) отметила, что заявитель неоднократно обращал внимание судов нижестоящих инстанций на отсутствие в материалах дела документов, которые могли бы подтвердить существование основного обязательства. Заявитель указывал на непредставление ответчиком в суд долговых расписок, непередачу Обществу документов, удостоверяющих требования к основным должникам, за которых оно поручилось. Названные доводы должны были вызвать у судов сомнение в том, что основное обязательство вообще существовало. В силу правовой природы отступного оно не может существовать в отсутствие основного обязательства, а сделка по предоставлению отступного в погашение несуществующего обязательства является ничтожной (ст. 168, 409 ГК РФ).

Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года с начала исполнения сделки. Таким образом, исковая давность заявителем пропущена не была. Следовательно, суды нижестоящих инстанций должны были рассмотреть по существу доводы конкурсного управляющего об отсутствии обязательства Общества как поручителя по погашению задолженности перед кредитором.

Читайте так же:  При каком доходе выплачивается субсидия на квартиру. субсидии и льготы на оплату коммунальных услуг

Кроме того, Судебная коллегия, сославшись на разъяснения Президиума ВАС РФ, рекомендовала судам оценить, доказано ли наличие задолженности перед кредитором у участников общества (п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.12 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»). Судам необходимо было выяснить, позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должникам заем в размере 61 млн руб. на момент предполагаемой передачи денег.

Более того, сделка Общества по передаче отступного могла быть признана судами недействительной как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, так и по общим, установленным ГК РФ. Если суд придет к выводу, что сделка недействительна по иному основанию, чем то, на которое ссылается заявитель, то характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами, определяется судом, а сделка признается недействительной в соответствии с надлежащей нормой права (ч. 1 ст. 133, ч. 1 ст. 168 АПК РФ). Так, вопреки мнению конкурсного управляющего, сама по себе выдача хозяйственным обществом поручительства по обязательствам его участников не противоречит формальным требованиям законодательства, не содержащего соответствующих запретов. Вместе с тем Президиум ВАС РФ допускал возможность признания договора ничтожным, если будет установлен факт недобросовестного поведения контрагента. Например, когда недобросовестный контрагент воспользовался тем, что единоличный исполнительный орган другой стороны по сделке при заключении договора действовал явно в ущерб последней (п. 9 информационного письма от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Однако суды не оценили доводы конкурсного управляющего, утверждавшего, что спорная сделка по предоставлению отступного была направлена на причинение вреда кредиторам общества путем совершения участниками общества и заимодавцем согласованных действий.

Также на основании Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными сделки с предпочтением в отношении одного из кредиторов перед другими кредиторами (далее — сделка с предпочтением), являющиеся оспоримыми сделками. В рассматриваемом споре, вероятно, имело место оказание предпочтения кредитору по договору займа перед остальными кредиторами Общества, проходящего процедуру банкротства. Исковая давность по требованию о признании сделки с предпочтением недействительной составляет один год. Течение срока начинается с момента, когда первоначально утвержденный конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки с предпочтением.

Если предположить, что отступное предоставлено Обществом по существующему обязательству, то такое предоставление произошло уже после принятия к производству заявления о признании банкротом должника. При этом в процедуре наблюдения в реестр требований кредиторов Общества была включена задолженность в размере, превышающем 66 млн руб., которая не была погашена должником после возбуждения дела о банкротстве. В такой ситуации вызывает сомнение передача в качестве отступного недвижимого имущества стоимостью 61 млн руб.

Судебная коллегия рекомендовала судам проверить наличие признаков предпочтительности: получил ли кредитор по договору займа большее удовлетворение, чем ему было положено по закону, и нарушены ли этим права и законные интересы добросовестных кредиторов, которые получили меньше причитающегося.

Суды не рассмотрели и вопрос о том, с какого момента арбитражный управляющий должен был узнать о возможном совершении Обществом сделки с предпочтением, чтобы установить, истекла ли исковая давность для оспаривания сделки по предоставлению отступного по этому основанию.

Таким образом, Судебная коллегия пришла к выводу, что обстоятельства и условия заключения оспариваемой конкурсным управляющим сделки должным образом судами нижестоящих инстанций не исследовались. При новом рассмотрении спора суды должны будут установить, существовало ли основное обязательство. Если наличие договора займа между участниками Общества и заимодавцем, а также сам факт передачи денег подтвердятся, то необходимо проверить, оспорима ли сделка по иным основаниям. В частности, не являлось ли ее совершение недобросовестным поведением (злоупотреблением правом) со стороны участников общества. Судам также предстоит проверить, не являлась ли сделка оспоримой по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (например, как сделка с предпочтением).

Отступное в деле о банкротстве (Сбитнев Ю.)

Дата размещения статьи: 25.01.2017

В последнее время в связи с нестабильной экономической ситуацией одной из самых злободневных проблем является нарушение партнерами платежной и договорной дисциплины. Конечно, идеально, когда в конце года при подведении итогов, составляя отчет, вы обнаружите, что обязательства, срок исполнения которых наступил (истек), исполняются (исполнены). Но иногда реальная жизнь далека от идеала, а финансовое положение должника может оказаться совсем незавидным. Если ваш контрагент находится в процедуре банкротства, а вы, взвесив все за и против, согласны на отступное, то мы расскажем, как принять исполнение таким путем с учетом изменений, вступающих в силу с 21 декабря 2016 года.

ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

191015, Санкт-Петербург, Суворовский пр., 65

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

председательствующего Тойвонена И.Ю.

судей Глазкова Е.Г., Зайцевой Е.К.

при ведении протокола судебного заседания: Тюриной Д.Н.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

от ОАО «Россельхозбанк»: Жуков А.Ю. по доверенности от 23.11.2015

Источники


  1. Национал-экстремизм и судебная власть в современной России. — М.: ОФ Антифашист, 2014. — 121 c.

  2. Неуймин, Я. Г. Вопросы истории и методологии автоматизации промышленного производства / Я.Г. Неуймин. — М.: Главная астрономическая обсерватория АН СССР, 2014. — 160 c.

  3. Графский, В.Г. Бакунин; Юридическая литература, 2013. — 144 c.
  4. Марченко, М.Н. Общая теория государства и права. Академический курс. В 3-х томах. Том 3 / М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, 2002. — 696 c.
  5. Перов, С.И. Основы судебно-бухгалтерской экспертизы / С.И. Перов. — М.: Ярославль: Нюанс, 2015. — 662 c.
Вс решал, можно ли оспорить отступное по основаниям ничтожности. соглашение об отступном недействите
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here