Совещание судей по вопросам банкротства. подводные камни банкротства физических лиц. какое имущество

Как определить искусственные долги в банкротстве

Искусственное наращивание кредиторской задолженности – известная порочная практика, говорит арбитражный управляющий Артем Кадников. Чтобы ее не допустить, суды, как правило, идут по пути более детальной оценки предъявляемых требований, говорит он. Однако, как показывает практика, так происходит далеко не всегда.

Сомнительные операции

Заявитель:«Эксперт Холдинг»

Должник:Андрей Одинцов

Суд:Верховный суд

Суть спора:Можно ли считать требования из заемных обязательств в банкротстве конкретного физлица искусственным наращиванием задолженности?

Решение:Акты нижестоящих судов отменить, дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В рамках банкротства Андрея Одинцова в реестр кредиторов должника попросило включиться ООО «Бюро Ивана Правова» с требованиями на 6,3 млн руб. Заявитель пояснил, из чего вытекает эта сумма: 5,15 млн – задолженность по договорам займа с набежавшими процентами, а 1,15 млн руб. – неосновательное обогащение по расторгнутому соглашению купли-продажи векселя. Три инстанции постановили включить эти требования в реестр, указав на то, что они подтверждаются копиями заемных соглашений, платежными поручениями и выпиской из банка о перечислении денег. Хотя другой кредитор потенциального банкрота, фирма «Эксперт Холдинг», возражала против этого, указывая на аффилированность «Бюро Ивана Правова» с должником. Но суды признали такой довод несостоятельным, поскольку «сам по себе факт аффилированности должника и кредитора не свидетельствует о недействительности сделки при наличии бесспорных доказательств ее совершения».

«Эксперт Холдинг» не согласился с такими выводами и оспорил акты нижестоящих инстанций в Верховный суд. В своей жалобе организация обратила внимание на то, что при доказывании требований, вытекающих из договоров займа, нужно устанавливать реальность хозяйственных отношений между сторонами. А в рассматриваемом случае суды ограничились формальной проверкой представленных в материалы дела бумаг, заметила компания.

Кроме того, заявитель жалобы указал, что при подаче заявления в арбитражный суд о собственном банкротстве Одинцов не представил информации об обязательствах перед «Бюро Ивана Правова». И это ООО, в свою очередь, тоже не требовало возврата 6,3 млн руб. до возбуждения дела о несостоятельности должника.

Ссылаясь на перечисленные обстоятельства, «Эксперт Холдинг» уверял, что стороны заключили эти сделки с целью создать искусственную задолженность и получить контроль над банкротством Одинцова. Судья ВС Денис Капкаев признал эти доводы заслуживающими внимания и передал дело на рассмотрение в экономколлегию.

Жаркий спор в ВС

В самом начале заседания представитель «Бюро Ивана Правова», юрист Сергей Давыдов, сообщил, что его доверитель заявляет отвод председательствующему судье Денису Капкаеву. Это ходатайство основывается на сомнениях в объективности судьи при исследовании дела, пояснил юрист: «В определении об истребовании дела Капкаев не указал на существенные нарушения норм права, которые послужили поводом для дальнейшей передачи спора на рассмотрение экономколлегии».

Представитель заявителя жалобы, юрист Светлана Гранкина, против такой просьбы оппонента возражала. А сам должник, в свою очередь, попытался четче объяснить мотив заявления об отводе: «Не буду скрывать про свою взаимосвязь с «Бюро Ивана Правова». Но дело в том, что Капкаев в своих решениях последовательно выступает сторонником того, что аффилированность сама по себе является основанием для невключения в реестр требований из договоров займа». И, по мнению Одинцова, такой факт подпадает под одну из причин для отвода судьи – «делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела» (п. 7 ст. 21 АПК).

После часового совещания судьи ВС Сергей Самуйлов и Екатерина Корнелюк объявили, что оставляют без удовлетворения ходатайство об отводе Капкаева.

Тогда должник попросил отложить процесс, указав на то, что права требования 6 млн руб. к нему «Бюро Ивана Правова» 17 апреля 2018 года переуступило ООО «ИП Ириг», представители которого на текущем заседании отсутствуют. Однако эту просьбу ВС тоже не стал удовлетворять. А Гранкина и вовсе заявила, что их оппоненты такими действиями пытаются затянуть процесс.

Высказываясь уже по существу спора, представитель «Эксперт Холдинга» перечислила основания, по которым необходимо отменить акты нижестоящих инстанций: Одинцов является единственным бенефициаром «Бюро Ивана Правова», а суды даже не изучили – откуда у кредитора появились средства на займы и куда деньги в дальнейшем потратил должник. Мы просили суды проверить, могла ли вообще компания предоставить такой заем, подчеркнула Гранкина. Она обратила внимание, что кредиторов подобных «Бюро Ивана Правова» еще пять: «Они внезапно вспомнили о своих требованиях к должнику, когда пошел банкротный процесс».

Давыдов в ответ заявил, что все доводы оппонентов сводятся к переоценке доказательств в рамках этого спора. Я так и не услышал, какая норма права нарушена в спорной ситуации, подчеркнул юрист: «Заем можно оспаривать по ГК, если деньги не передавались, но эти средства перечислялись, что подтверждается документами». А Одинцов добавил: «Я – состоятельный человек и владею несколькими компаниями, которым принадлежит недвижимость. «Бюро Ивана Правова» – тоже моя фирма, которая выделяла мне оборотные средства». Вместе с тем по закону у меня нет обязанности обосновывать экономическую целесообразность этих займов, подчеркнул он.

Выслушав все доводы сторон, «тройка» судей ВС удалилась в совещательную комнату и спустя полчаса огласила резолютивную часть решения: акты нижестоящих судов отменить, направить этот обособленный спор в рамках банкротного дела на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты «Право.ru»: «Добросовестность кредитора нельзя оценивать только по отсутствию активности»

Арбитражный управляющий Артем Кадников полагает, что доводы «Эксперт Холдинга» о недостаточной активности «Бюро Ивана Правова» при возврате задолженности до возбуждения дела о банкротстве носят субъективный характер.

Борьба кредиторов за голоса в реестре с каждым годом становится все драматичнее. Стандарт доказывания по обособленным спорам о включении в реестр за последнее время существенно повысился. Суды запрашивают все больше документов у участников спора, а порой и вовсе напоминают следственные органы в своей активности по сбору и оценке доказательств.

Партнер, руководитель практики по банкротству АБ «Павлова и партнеры» Сергей Левичев

Он считает, что добросовестность кредитора нельзя оценивать только по отсутствию активных действий в отношении неисполняемого обязательства: «Суд безусловно может учитывать этот фактор, но только как один из многих (отсутствие экономической обоснованности займа, нетипичный порядок исполнения обязательства, и др.)». Кроме того, картину с якобы фиктивным наращиванием задолженности в этой ситуации портит то, что деньги должнику перечислялись задолго до банкротства, добавляет Кирилл Коршунов, юрист практики разрешения споров и банкротства ЮФ «Линия Права»: «И это подтверждено доказательствами, которые достаточно тяжело скомпрометировать, – платежными поручениями и выписками со счета должника». В дополнение он обращает внимание на то, что вопрос об аффилированности в этом споре встал только в апелляционной инстанции: «И то ни в одном судебном акте нет указания на ее основания». Но у апелляции, учитывая возражения другого кредитора, были основания, чтобы «взять лупу» и более подробно изучить сделку и судьбу полученных должником денег, полагает Коршунов. Не исключено, что перечисленные суммы через третьих лиц вернулись аффилированному кредитору, предполагает юрист.

Читайте так же:  Ст 151 упк рф в новой редакции. обо всём. выделение уголовного дела

Вместе с тем в этой ситуации нижестоящие инстанции не проанализировали в полной мере обстоятельства образования спорных долгов, признает Кадников: «Использование одних только норм права, без детальной оценки, свидетельствует о формальном подходе судов».

Займы и векселя – это классические способы формирования искусственной задолженности в российской банкротной практике. Поэтому судебная практика формирует правовые позиции, направленные на борьбу с фиктивными требованиями, основанными на таких сделках.

Радик Лотфуллин советник Saveliev, Batanov&Partners добавляет, что достоверность требования, основанного на передаче должнику наличных денег, суду надо оценить, учитывая следующие обстоятельства: 1) позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить контрагенту такую сумму; 2) есть ли в деле сведения о том, как должник потратил эти деньги; 3) отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учетах (п. 26 Постановления Пленума ВАС от 22 июня 2012 года № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»). При наличии сомнений во времени изготовления подобных документов суд может назначить экспертизу, в том числе по своей инициативе, добавляет эксперт. Кроме того, юрист предполагает, что в мотивировочной части по этому спору ВС будет развивать свою позицию о недобросовестности сторон заемных отношений, которую ранее представил в деле № А40-201077/2015.

После опубликованных в прошлом году нескольких позиций Верховного суда РФ о необходимости проверки реальности хозяйственных операций между кредитором и банкротом с целью исключить требования, направленные на искусственное создание задолженности, попытки распространить их действие на споры с иными фактическими обстоятельствами, встречаются все чаще, говорит Наталья Колерова, руководитель проектов АБ S&K Вертикаль. Она отмечает, что в настоящем деле требования общества основаны на договорах, заключенных за несколько лет до возбуждения дела о банкротстве, перечисления денежных средств подтверждены банковскими выписками. Но внимания заслуживает одно из оснований возникновения задолженности, а именно неисполнение обязательств по договору купли-продажи векселя. «Вексельные отношения всегда вызывают пристальное внимание», — отмечает эксперт.

– сделки заключены незадолго до банкротства (хотя «задним» числом они могут быть заключены гораздо позднее);

– отсутствует целесообразность заключения сделок;

– сделки заключены с аффилированными лицами;

– передача денег подтверждается распиской;


– требования основаны на векселе.

P.S. Наличия одного из указанных оснований недостаточно для того, чтобы установить фиктивность задолженности, так как она доказывается на основании множества косвенных доказательств. Искусственное наращивание задолженности происходит для физических и юридических лиц примерно одинаково. Однако для физлиц недоступен такой способ, как заем от акционера или участника общества (субординированный заем).

Источник: Кирилл Коршунов, юрист практики разрешения споров и банкротства ЮФ «Линия Права».

Подводные камни банкротства физических лиц

Что подразумевает признание банкротства физического лица

Для объявления банкротства физическому лицу необходимо наличие только одного условия — невозможность расплатиться по любым долгам (перед банками, МФО, бюджетом, организациями или гражданами).

Процедура признания банкротства может носить как добровольный, так и принудительный характер. Для добровольного признания банкротства сумма долга может быть любой. Если банкротство носит принудительный характер, сумма задолженности должна превышать 500 тысяч рублей, и просрочка должна составлять более 3 месяцев. В этом случае закон требует от должника самостоятельно обратиться с заявлением о собственном банкротстве в течение 30 дневного срока под угрозой применения санкций.

После признания суда физического лица банкротом, штрафные санкции перестают начисляться по всем обязательствам. Однако, кроме освобождения от уплаты долгов, которое является главным преимуществом признания банкротства, данная процедура имеет множество подводных камней и отрицательных последствий.

Подводные камни банкротства физического лица

Если вы решаетесь на признание банкротства, следует иметь полное понимание всех негативных моментов, которые повлечет за собой данный процесс:

10 подводных камней при банкротстве физлиц

До принятия в октябре 2015 года закона о банкротстве физических лиц порядок взыскания с должников проводился единственным методом — с помощью кнута, т. е., службой судебных приставов. Теперь у должников на выбор есть альтернативный метод черствого пряника — через процедуру банкротства. Кому выгодно банкротство физлиц и какова цена вопроса в условиях финансовой нестабильности, рассказал в своей колонке наш постоянный эксперт, Александр Пятинский, к.э.н., главный бухгалтер ГК «ЛАНИТ Образование».

Денег нет и не будет

Физическому лицу не обязательно терять работу, тяжело болеть или попасть в эпицентр форс-мажорных обстоятельств, чтобы начать процедуру банкротства.

Инициировать банкротство можно, если верно хотя бы одно утверждение:

1. я должен денег и не могу их вернуть;

2. я не могу расплатиться по заключенным трудовым договорам;

3. моих средств не хватает для оплаты обязательных платежей (налогов, сборов, пошлин и т. д.).

Процедура банкротства может быть как добровольной, так и принудительной. В первом случае, достаточно задолженности свыше 10 тыс. руб. Во втором — свыше 500 тыс. руб. и просрочки — более трех месяцев.

Для чего все это нужно должникам:

— зафиксировать сумму долга (проценты не выплачиваются кредиторам);

— впоследствии списать имеющуюся задолженность;

— избавиться от навязчивых коллекторов.

Кстати, интересен вопрос чисто практический. Как будет выглядеть банкротство физического лица, которое получает зарплату, исходя из МРОТ, или безработного, который получает пособие в фонде занятости, когда после уплаты всех обязательств (с учетом всевозможных льгот и субсидий) гражданин останется в минусе.

Подводные камни и подвохи

Решившись на банкротство, стоит ясно представлять себе весь спектр ограничений и последствий, которые повлечет за собой данная процедура. Разберемся с каждым из них.

1. Все официальные заработки идут конкурсному управляющему. Он будет выдавать под подпись деньги на расходы. С апреля 2016 года все работодатели обязаны передавать ежемесячно в ПФР данные по выплаченным суммам в пользу физических лиц, в том числе по договорам подряда. Так что ходов для незаметных подработок и фриланса практически не остается.

Читайте так же:  Как возмещается моральный вред пострадавшим в уголовном процессе. как рассчитать сумму морального ущ

2. Воспользоваться таким способом списания долгов можно не чаще, чем один раз в пять лет.

3. С помощью банкротства нельзя избавиться от алиментов, так как этот вопрос находится в компетенции приставов.

4. Можно забыть о дауншифтинге на пять лет. И никаких поездок за пределы страны. Конечно, и тут есть исключения, но в общем случае, нельзя.

5. Физическому лицу в стадии банкротства нельзя открывать вклады — ни сберкнижки, ни карты с процентом на остаток, ни депозиты, ни монометаллические, ничего подобного.

Видео (кликните для воспроизведения).

6. При поиске работы сразу можно устанавливать на три года фильтр на должности «руководитель», «директор» и «начальник». Занимать руководящие позиции физическому лицу в стадии банкротства запрещено.

7. Кроме всевозможных ограничений на действия и жизнь в целом за удовольствие придется платить. Фиксировано 10 тыс. руб. плюс 2% от суммы долга.

8. Ряд сделок за последние три года нужно будет отстаивать, так как их, вероятно, оспорят. В данном пункте речь идет о договорах дарения, зафиксированных операциях между родственниками, а еще о сделках, которые совершались по заниженной цене. Родственникам, кстати, тоже может что называется «достаться», но только в том случае, если они выступали поручителями.

9. Чтобы запустить процедуру банкротства физического лица, придется познать все прелести бюрократического механизма. Старт начинается с подготовки пакета документов, который должен быть оформлен правильно и собран полностью. Ускорить процесс помогают специально обученные люди (находятся по ключевым словам в поисковике) за «символическую» плату и в сжатые сроки.

10. Будущий банкрот должен быть готов к тому, что он потеряет доверие у кредиторов, а часть имеющегося имущества арбитражный управляющий выставит на продажу с аукциона. Исключением будет единственное жилье, одежда и прочие предметы первой необходимости. Никаких сделок купли-продажи недвижимости физическое лицо в стадии банкротство совершать не сможет.

И последнее, всегда есть альтернатива — отдать ничего, но сразу, или всё, но никогда…

Банкротство не выход: когда суд не спишет долги

О несостоятельности физлиц слышали многие, но не все в курсе, что она необязательно заканчивается списанием долгов. Граждане, которые знают лишь о плюсах банкротства, могут относиться к нему легкомысленно, отмечает партнер Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Фармацевтика и здравоохранение I группа Семейное/Наследственное право I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство III группа Арбитражное судопроизводство III группа Международный арбитраж III группа Природные ресурсы/Энергетика × Юлия Литовцева. Чаще всего к финансовому краху приводят кредиты. Клиенты не могут рассчитаться с банками, потому что потеряли работу или другой источник дохода, не рассчитали силы, не хватило финансовой грамотности. В итоге человек берет другой кредит, чтобы рассчитаться с первым, но если нет значительного постоянного дохода – это помогает лишь на время.

Доходы и расходы под вниманием судов

Банкротство может помочь таким заемщикам, но суды должны оценить их добросовестность. В некоторых делах неподъемные долги могут помешать освободиться от долгов. С этим столкнулась Алина Зеленова* из Подмосковья, которая задолжала 651 889 руб. банкам. В конце 2012-го она активировала кредитную карту «Русского стандарта» и стала периодически снимать с нее деньги. Лимит сначала был 50 000 руб., но банк его постоянно повышал и через пару лет довел до 268 000 руб. Об этом «Право.ru» рассказал Андрей Шафранов, представитель Виктора Малого, финансового управляющего Зеленовой.

По словам Шафранова, муж помогал Зеленовой платить банкам. Но в марте 2014-го она с ним развелась и сняла отдельную квартиру на кредитные деньги. Теперь пришлось платить не только банкам, но и за жилье. Как рассказывает Шафранов, это стало сложно, поэтому Зеленова перекредитовалась в Банке Москвы под более низкий процент. Но в 2015-м ей стали задерживать зарплату. В 2016-м Зеленова подала на банкротство, а спустя полгода руководство компании потребовало написать заявление по собственному желанию из-за сокращения, говорит Шафранов.

Арбитражный суд Московской области не нашел у Зеленовой имущества на продажу, но не стал освобождать ее от долгов. Суд решил, что она стала банкротом, потому что «действовала недобросовестно и приняла на себя заранее неисполнимые обязательства». Если судить по справкам 2-НДФЛ, то с 2013 года зарплата должницы не поднималась выше 16 800 руб., но это не мешало ей периодически снимать с карты большие суммы, от 20 000 до 93 000 руб. Суд не поверил словам Зеленовой, что выплачивать кредиты помогал муж, а после развода ей пришлось справляться самой. Из выписки было видно, что после расторжения брака на карту вносились значительные суммы, от 21 000 до 115 000 руб., притом что официальный доход Зеленовой не менялся. Это подтверждает, что у должника есть другие источники дохода, кроме зарплаты, решил АС Московской области, который не увидел причин «прекращать исполнение обязательств».

Согласно справке 2-НДФЛ, должница получала не больше 16 800 руб., но это не мешало ей периодически снимать с кредитной карты бОльшие суммы – от 20 000 до 93 000 руб.

Иные выводы сделал 10-й арбитражный апелляционный суд. Он не нашел в деле доказательств недобросовестности Зеленовой. Она взяла кредит, когда могла позволить его оплачивать, а затем развелась и уволилась, излагается в постановлении апелляции. 10-й ААС подтвердил, что должница не планировала преднамеренное или фиктивное банкротство, не скрывала и не уничтожала имущество, не сообщала управляющему недостоверных сведений. А значит, её можно освободить от долгов – такой вывод апелляция подкрепила ссылкой на решение ВС по делу о банкротстве Евгения Кононова № А03-23386/2015.

Добросовестность должника и банка

Литовцевой из «Пепеляев Групп» сложно оценить решения судов, потому что, по ее словам, «они как будто приняты в отношении разных должников». Вторая инстанция указывает, что должница оформила кредит в период стабильного дохода, но не смогла вернуть его из-за развода и потери работы – из этого можно предположить, что суд первой инстанции допустил ошибку. Но апелляция не соотнесла уровень дохода и кредитных обязательств банкрота, продолжает Литовцева. По ее мнению, цифры, приведенные первой инстанцией, указывают на недобросовестность Зеленовой.

Читайте так же:  Всё о квалификации право и организации социального обеспечения. право и организация социального обес

Зеленова тратила деньги на свои нужды и содержание семьи, но затем не смогла платить по кредиту – ее обязаны освободить от долгов, спорит арбитражный управляющий Артем Кадников из правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Банкротство 21 место По размеру выручки на юриста 35 место По размеру выручки 29-31 место По количеству юристов × . Первая инстанция напрасно решила, что превышение расходов над доходами – это повод не списывать долги, поддерживает старший юрист АБ Андрей Городисский и партнеры Андрей Городисский и партнеры Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Интеллектуальная собственность III группа Коммерческая недвижимость/Строительство III группа Корпоративное право/Слияния и поглощения III группа Налоговое право и налоговые споры IV группа Арбитражное судопроизводство × Дмитрий Якушев.

Судебная практика свидетельствует о том, что человека с большими долгами освободят от них, если будет доказано, что он не может их вернуть, рассказывает Полина Стрельцова из Vegas Lex VEGAS LEX Федеральный рейтинг I группа Коммерческая недвижимость/Строительство I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты I группа Транспортное право I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Арбитражное судопроизводство II группа Антимонопольное право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Банкротство III группа ТМТ 4 место По размеру выручки 5 место По размеру выручки на юриста 3 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, для определения добросовестности важно, не указал ли должник ложные сведения в заявке на кредит, разумно ли он тратил средства, пытался ли трудоустроиться и т. п. Должник обязан доказать, что не может платить по долгам в силу объективных причин, говорит Стрельцова.

В том, что число фактических банкротов растет, виновата отчасти агрессивная политика банков, признает Литовцева. Они массово выдают кредиты без оценки реальных возможностей заемщиков. Если банк взял на себя высокие риски – логично, что он должен нести повышенную ответственность, но законодатель не спешит это закрепить, говорит Кадников. Он предлагает ввести солидарную ответственность кредитора и должника, если будет доказано, что «в погоне за прибылью банк выдавал заведомо невозвратный заём». Эту позицию поддерживает Шафранов, который подчеркивает, что банк имеет аналитические службы, скоринговые программы, доступ к базам данных и т. п.

Надо разграничивать финансовую неграмотность и злоупотребления, но в любом случае «человек знал, что подписывает» – это однобокая позиция, полагает Шафранов. «Я, кандидат юридических наук, получаю от банка текст кредитного договора на 12 листах мелким шрифтом, беру домой и читаю с трудом, а для обычного человека это почти нереальная задача», – говорит он.

«Я, кандидат юридических наук, беру домой текст кредитного договора с банком и читаю его с трудом, а для обычного человека это почти нереальная задача».

Когда от долгов не освободят

Самая частая причина, по которой суды отказываются списывать долги – бездействие должников. Они должны передать управляющему всю информацию о своем имуществе и доходах, ничего не скрывая. Этого не стала делать Наталья Казанова*. Она вообще не выходила на связь с управляющим, и суд не стал освобождать ее от долгов в деле № А41-67605/2016.

Такое же последствие ждет должников, которые представили управляющему недостоверную информацию, а он вывел их на чистую воду. Например, узнал о квартирах или машинах банкрота через реестры.

Додарбека Калоева*, не уплатившего 1,2 млн руб., банкротила налоговая по упрощенной процедуре отсутствующего должника в деле № А50-99/2015. В период реализации имущества Калоев самовольно продал свою «Ладу». Управляющий успешно оспорил эту сделку, но это ни к чему не привело. Машину не вернул ни сам должник, ни приставы. В то же время Калоеву отказали в списании долгов из-за того, что он продал имущество вне банкротства.

Если у должника были деньги, но он решил не платить по долгам – это расценивается как злостное уклонение, решил суд в деле о банкротстве Вячеслава Самонова* (№ А49-793/2016). Его банкротил Александр Кирюхин* из-за старого долга в 680 000 руб. Кредитор узнал, что в 2013 году Самонов получил 6,3 млн руб. по соглашению о разделе имущества с супругой, но не рассчитался с кредитором из этих денег. Кирюхин пытался оспорить эту сделку, но у него не получилось. Зато суд, заканчивая производство по банкротному делу, не освободил Самонова от долгов, потому что тот вел себя «недобросовестно по отношению к кредитору».

Валентина Колязина* не смогла освободиться от 1,6-миллионных долгов по кредитам, потому что ее банкротство было фиктивным. Управляющий выяснил: в 2013–2014 годах, когда Колязина перестала платить банкам, она на самом деле могла расплатиться с долгами. Он выяснил, что она обналичила порядка 4,4 млн руб., но не смогла отчитаться, на что их потратила. Прокуратура оштрафовала ее на 1000 руб. за фиктивное банкротство (№ А63-11414/2017), а в банкротном деле суд подтвердил, что долги остаются (№ А63-11399/2016).

Фиктивное банкротство – это заведомо ложное объявление о своей несостоятельности (п. 1 ст. 14.12 КоАП). Преднамеренное банкротство – действия или бездействия, которые заведомо приводят к банкротству (п. 2 ст. 14.12 КоАП).

* – имена и фамилии изменены редакцией.

Судебная практика по банкротству физлиц 2016-2017. Банкротство завершено. Долги списаны. Имущество осталось у банкрота.

В производстве Арбитражного суда Республики Башкортостан находилось дело о банкротстве №А07-А07-29934/2015 по заявлению должника о признании несостоятельным (банкротом).

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан должник признан банкротом, в отношении должника введена процедура реализации имущества гражданина сроком на 5 месяцев.

В судебное заседание от финансового управляющего поступило ходатайство о завершении процедуры реализации имущества гражданина и распределении средств с депозита суда, указывая, на то, что все мероприятия в рамках названной процедуры завершены.

Исследовав материалы дела, оценив представленные доказательства, суд считает процедуру реализации имущества гражданина подлежащей завершению.

Реестр требований кредиторов не сформирован, в виду того, что кредиторы, уведомленные о банкротстве должника, свои требования не предъявили.

В ходе процедуры реализации имущества установлено имущество, принадлежащее должнику в виде недвижимого имущества (жилой дом и три земельных участка различного назначения).

Поскольку требования кредиторов в процедуре банкротства не заявлены, финансовым управляющим реализация выявленного имущества не проводилась.

Поскольку оснований для проведения иных мероприятий процедуры банкротства судом не установлено, суд пришел к выводу о том, что оснований для дальнейшего проведения процедуры реализации имущества должника не имеется.
Согласно пункту 2 статьи 213.28 Закона о банкротстве по итогам рассмотрения отчета о результатах реализации имущества гражданина арбитражный суд выносит определение о завершении реализации имущества гражданина.

Читайте так же:  Образцы основных документов делопроизводства. делопроизводство от а до я. как оформлять бланки в нег

Дав правовую оценку представленным в материалы дела доказательствам в соответствии с положениями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает, что имеющиеся в материалах дела доказательства свидетельствуют об осуществлении финансовым управляющим всех мероприятий, предусмотренных Законом о банкротстве, в связи с чем, имеются основания для завершения процедуры реализации имущества должника.

В соответствии с пунктом 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве после завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина (далее — освобождение гражданина от обязательств).
Руководствуясь статьей 213.28 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)», статьями 184, 185, 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Судам указали, как искать «фиктивные долги» при банкротстве

Экономколлегия ВС объяснила свои мотивы в споре, касающемся проблемы создания фиктивного долга для начала банкротства. Сбербанк оспорил подозрительную сделку, но суды подошли к вопросу формально. Такое бывает часто, рассказывают юристы и надеются, что решение ВС, направленное на защиту добросовестных кредиторов, поможет стабилизировать практику. В условиях все возрастающих банкротств это особо актуально.

Преднамеренное банкротство – тема острая и актуальная. С каждым днем дел о несостоятельности в России становится все больше, а фантазия недобросовестных компаний – изобретательнее. Дело о банкротстве часто напоминает шахматную партию, говорит Антон Александров, партнер “Монастырский, Зюба и партнеры”:

[1]

Начинается с борьбы за право играть белыми — инициировать банкротство и предложить своего управляющего, а затем получить перевес в количестве фигур на поле — иметь большинство в реестре кредиторов и контролировать таким образом процедуру.

К сожалению, по словам Александрова, игра редко ведется честно, а способов незаконно добиться преимущества в реестре много. Один из таких — создание искусственной задолженности для инициирования банкротства. Одним махом «дружественный» должнику кредитор получает возможность назначить временного управляющего — как первый кредитор, обратившийся с заявлением о банкротстве, а также конкурсного управляющего — как мажоритарный кредитор в первом собрании, поясняет Николай Покрышкин, партнер «Кульков, Колотилов и партнеры». Формально добросовестный кредитор может оспорить подозрительные сделки по формированию задолженности. «Только что оспаривать, если информацию о них получить почти невозможно при успешном реализации схемы?», — риторически замечает Покрышкин.

[2]

На прошлой неделе в деле с участием Сбербанка по поводу «дружественной» задолженности высказалась экономическая коллегия Верховного суда РФ (КЭС) (А41-48518/2014).Что очень вовремя. В условиях взрывного роста числа банкротств и обострения ситуации с искусственными долгами позиция КЭС имеет важное значение, считает Александров, — поскольку призвана оказать дополнительное сдерживающее воздействие на недобросовестных кредитов.

Поможет решение КЭС и стабилизировать практику, уверены юристы. Ведь усугубляет ситуацию то, что суды очень часто подходят к проблеме фиктивных долгов в банкротстве формально. Как, например, произошло и в деле Сбербанка.

Главное оформили все правильно

В 2013 году Сбербанк выдал ООО «РосЭкоПродукт» 70,4 млн руб. кредита для покупки недвижимости, чтобы в последующем сдавать ее в аренду (именно такой деятельностью тогда занималось общество). Однако вместо этого компания буквально через месяц заключила на похожую, но большую сумму (78 млн руб.) договор поставки 344 тонн мясной продукции с ИП Алексеем Кульмизевым. Затем ИП, ссылаясь на то, что товар не оплачен, потребовал в суде взыскать задолженность по договору и 1,8 млн руб. процентов. «РосЭкоПродукт» против иска не возражал, и Арбитражный суд Московской области его удовлетворил. А затем Кульмизев “успешно” подает заявление о признании должника банкротом — и требования ИП включены в реестр.

В ситуацию решил вмешаться Сбербанк. Он обжаловал решение суда в споре о задолженности по договору поставки в 10-й ААС. Сделка мнимая, настаивал банк, истинная ее цель – создать искусственную задолженность. В обоснование банк приводил много доводов. Слишком уж большой объем мяса был поставлен в очень короткий срок. Компания «РосЭкоПродукт» вообще такой деятельностью никогда раньше не занималась и даже оборудования у нее нет. Не работала она до этого никогда и с Кульмизевым, и, тем не менее (а еще и вопреки условиям договора), поставила большую часть товара без оплаты. Но ни апелляцию, которая привлекла в дело Сбербанк и рассмотрела спор по правилам первой инстанции, ни кассацию АС Московского округа все это не заставило засомневаться: иск Кульмизева был вновь полностью удовлетворен. Судам показались убедительнее ссылки “поставщика” на товарные накладные, которые подтверждали факт передачи мяса и были оформлены надлежащим образом.

А вот КЭС такой формальный подход не устроил (см. «Искусные и искусственные: ВС защитил Сбербанк от мнимых кредиторов»). В недавно опубликованном определении тройка ВС (Сергей Самуйлов, Иван Разумов и Олег Шилохвост) в первую очередь напомнила о том, что вообще представляет из себя фиктивная сделка – у ее сторон нет цели достижения заявленных результатов.

Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон,

— говорится в определении ВС.

А значит, доказательств лишь формального исполнения договора подряда явно недостаточно, указала КЭС. Тем более, если это влияет на банкротное дело, акцентировали отдельное внимание судьи ВС — в частности, на вопрос о включении в реестр. Суды должны были проверить наличие фактических отношений по поставке, а при убедительных доказательств ее невозможности бремя доказывания обратного возлагается на ответчика. Однако нижестоящие инстанции вообще оставили все доводы Сбербанка без внимания, и поэтому спор отправился на новое рассмотрение в апелляцию.

Лекарство от фиктивности: подробные инструкции

В деле Сбербанка КЭС сформировала четкие инструкции судам по проверке обоснованности явно подозрительных требований, комментирует Артем Сафонов, юрист «Nektorov, Saveliev & Partners». ВС ориентирует суды более детально исследовать договоры уже на стадии включения требований в реестр кредиторов, поясняет Евгений Орешин, руководитель группы практики по разрешению споров Goltsblat BLP: «Чтобы не было такой ситуации, когда в реестр сначала включают искусственную задолженность на основе формального изучения документов, а потом арбитражный управляющий или кредиторы оспаривают такие сделки». Пожар лучше предотвращать, чем тушить, уверен Орешин.

Читайте так же:  Отчет экспедитора о фактически понесенных расходах образец. отчет экспедитора, предоставленный вмест

Положительный эффект решения КЭС еще и в том, что он продолжает подтверждать конкретные правовые механизмы обеспечения прав на судебную защиту лиц, не привлеченных к участию в деле, указывает Юлий Тай, управляющий партнер АБ «Бартолиус». Ведь Сбербанк (как кредитор ответчика по делу) вмешался в обычный процесс, а не в процедуру несостоятельности.

Дело Сбербанка — одно из немногих, когда именно добросовестному кредитору, а не конкурсному управляющему, удалось убедить суд в факте мнимой сделки, обращает внимание и Алексей Дудко, партнер Hogan Lovells. Правда, только в ВС, нижестоящие суды «единодушно» подошли к вопросу формально. «К сожалению, в большинстве случаев для перегруженных работой судов главным остается именно документарное подтверждение долга», — отмечает Дудко. Но нельзя, по его словам, забывать и про работу юристов добросовестных кредиторов, которые тоже должны подходить к вопросу основательно — разобраться в экономической составляющей бизнеса, правильно собрать и представить доказательства.

Впрочем, помогло Сбербанку и то, что «схема» была реализована достаточно грубо. Некоторые должники более тщательно и аккуратно «прорисовывают» искусственную задолженность, поясняет Дудко. «В любом случае, сейчас Верховный суд идет по правильному пути — в сторону исследования существа правовой деятельности сторон и создания по-настоящему эффективной правоприменительной практики, что включает в себя защиту интересов добросовестных кредиторов», — заключает Дудко.

Подводные камни банкротства физлиц

Процедура банкротства сопряжена с большими трудностями, с которыми не всегда справляются должники, несмотря на то, что это единственная возможность списать проблемные кредиты с минимально возможными для себя последствиями. Как показывает практика, только 10% тех, кого интересует закон о банкротстве физлиц, после выяснения всех нюансов процедуры решаются обратиться с исками в арбитражные суды и далеко не всем из них удается довести дело до конца и расписаться в своей финансовой несостоятельности. И если одни подводные камни банкротства можно предусмотреть, то другие становятся большой неожиданностью для заемщиков, которые пытаются убедить суд в своем сложном материальном положении, чтобы получить возможность списать долги.

Помимо того, что при подаче заявления будущий банкрот должен четко описать обстоятельства, из-за которых он не смог выплатить кредит (потеря работы, сокращение дохода, ликвидация собственного бизнеса и т. д.), необходимо собрать большой пакет документов, что является обязательным условием для принятия дела в производство. Причем, помимо стандартных документов, которые обычно требуют суды, в зависимости от ситуации могут потребоваться и другие справки или выписки, что усложнит начальный этап банкротства. И все было бы не так сложно, если бы не ограниченный срок действия отдельных документов, когда, не успев получить одну справку, выясняется, что у другой уже «просроченный» срок годности и надо начинать все с начала.

В самой сложной ситуации оказывается заемщик, банк которого прекратил свою деятельность. Если он не знает, кому перешло право требования долга, то ему сначала придется приложить немало усилий, чтобы выявить, кто является его новым кредитором, к которому придется обратиться за получением необходимых документов.

Финансовый управляющий – это узкоспециализированный специалист, услуги которого стоят явно больше 25 тыс. руб. Но именно такую стоимость их услуг по банкротству физлиц установили законодатели, причем изначально речь шла о 10 тыс. руб. Как говорят сами управляющие, списание проблемных долгов — это сложный и непредсказуемый процесс, когда тратится много времени на ознакомление и изучение документов. И если средние по уровню специалисты еще готовы принимать предложения от должников, то высококлассные профессионалы не хотят тратить время на должников за 25 тыс. руб.

В связи с этим заемщики все чаще сталкиваются с проблемой, когда они готовы начать банкротство, но не могут найти специалиста (несмотря на то, что управляющего назначает суд, банкрот в праве выбрать, кого он хочет видеть в этой роли). А те, кто оказывают услуги по списанию долгов, буквально «нарасхват», что создает большие неудобства.

Стоит отметить, что больше шансов сразу же найти управляющего есть у заемщика с одним кредитным долгом и личным имущество. А вот если в деле зафиксированы требования нескольких кредиторов, а должник не имеет никакой собственности, то вряд ли ему удается быстро найти того, кто захочет курировать его процесс банкротства.

[3]

Наделить должника статусом банкрота и списать его долги может только суд. Но даже при наличии схожий ситуации не всегда можно спрогнозировать, чем окончится судебный процесс, будет ли заемщик признан финансово несостоятельным и сможет ли он получить кредитную реабилитацию.

В процессе банкротства всегда есть риск прекращения производства, тем более что у суда достаточно оснований, чтобы принять такое решение: отсутствие у должника средств для оплаты сопутствующих услуг, неполный пакет документов, оформление кредитов при минимальных доходах – все это явно говорит не в пользу того, кто хочет убедить суд в своей финансовой несостоятельности.

Не исключено, что через несколько лет, когда практика банкротства станет обыденным явлением для физических лиц, суды наработают определенную практику и будет проще прогнозировать возможные решения с учетом тех или иных обстоятельств. А пока приходиться действовать «на ощупь», надеясь на судебное списание долгов и получение статуса банкрота.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

банкротство физлиц

Источники


  1. Романовский, Г.Б. Гносеология права на жизнь; СПб: Юридический центр, 2013. — 370 c.

  2. Жилина, Е. А. Юридическая служба предприятия: cоздание и управление / Е.А. Жилина. — М.: КноРус, 2010. — 168 c.

  3. Жанна, Владимировна Уманская История и методология науки. Учебник для бакалавриата и магистратуры / Жанна Владимировна Уманская. — М.: Юрайт, 2016. — 653 c.
  4. Пиголкин, Ю.И. Морфологическая диагностика наркотических интоксикаций в судебной медицине / Ю.И. Пиголкин. — М.: Медицина, 2015. — 392 c.
  5. Кудрявцев, И. А. Комплексная судебная психолого — психиатрическая экспертиза / И.А. Кудрявцев. — М.: Издательство МГУ, 2017. — 498 c.
Совещание судей по вопросам банкротства. подводные камни банкротства физических лиц. какое имущество
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here