Размер вознаграждения конкурсного управляющего. методика определения размера вознаграждения арбитраж

Спор о процентах: сколько может получить успешный конкурсный управляющий

Правильно определить вознаграждение для арбитражного управляющего до сих пор непросто. Особенно когда речь заходит о начислении ему крупных сумм за успешную работу. Одно из таких дел дошло до Верховного суда, которому необходимо было решить – может ли рассчитывать конкурсный управляющий на допсумму за удачную продажу заложенного имущества, если остались лишние деньги.

По закону вознаграждение арбитражного управляющего состоит из фиксированной части и процентов, рассказывает партнер КА «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская. В соответствии с абз. 2 п. 13 ст. 20.6 Закона о банкротстве, управляющий должен получить 7% от размера удовлетворенных реестровых требований кредиторов, если он смог погасить более чем 75% таких долгов. Казалось бы, норма более чем однозначная, говорит юрист: «Удалось управляющему собрать конкурсной массы на удовлетворение более чем 75% требований кредиторов – получи свои законные семь процентов». Но на практике это оказывается совсем не так просто. Юрист рассказывает, что в деле № А32-16756/2015 Арбитражный суд Северо-Кавказского округа решил увязать размер процентной части вознаграждения управляющего с объемом проделанной им работы. Хотя никакого прямого указания на такую связь закона не содержит, добавляет Тарнопольская. Вот и в банкротном деле из Камчатского края возникла спорная ситуация с начислением процентной части вознаграждения управляющему.

Успешное конкурсное производство

В сентябре 2013 года старейший на Камчатке судоремонтный завод «Фреза» признали банкротом (дело № А24-4244/2010). Конкурсным управляющим предприятия назначили Максима Павлова, которому и предстояло рассчитаться со всеми заводскими кредиторами. Самым крупным из них оказался Россельхозбанк, которому «Фреза» задолжала 74,5 млн руб. с учетом мораторных процентов. Эти требования обеспечивались залогом – причалами, кранами, цехами и складами. Павлов выставил все заложенное имущество на торги и вскоре успешно продал, выручив за него 93 млн руб. Из этих денег управляющий направил 74,5 млн (80%) на погашение долга Россельхозбанку, 14 млн (15%) – для расчета с кредиторами первой и второй очереди, а оставшиеся 4,5 млн (5%) отписал на текущие платежи и вознаграждение для себя.

После всех операций Павлова ожидал приятный сюрприз – кредиторов первой и второй очереди у предприятия не оказалось, поэтому управляющий получил шанс оставшиеся деньги забрать себе. В суд конкурсный управляющий направил документы с просьбой установить ему награду в размере 7,4 млн руб. (7% от удовлетворенных требований): 4,9 млн за погашение долга залоговому кредитору и 2,5 млн – за незалоговых. Две инстанции удовлетворили такое заявление в полном объеме. Однако окружной суд решил, что вознаграждение за успешные расчеты с Россельхозбанком (4,9 млн руб.) является завышенным, и направил спор в этой части на новое рассмотрение.

На втором круге Арбитражный суд Камчатского края и апелляция установили, что на дополнительные выплаты кроме 2,5 млн руб. управляющий не может рассчитывать. Суды сослались на то, что по закону сумма текущих платежей (расходы на продажу заложенного имущества, включая оплату организатора торгов и проценты для вознаграждения конкурсному управляющему) в совокупности не может превышать 5% выручки от продажи предмета залога (п. 13.1 постановления Пленума ВАС от 25 декабря 2013 года № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве»). В рассматриваемом случае это – не больше 4,5 млн руб. А Павлов все деньги потратил на проведение торгов, следовательно, ему самому уже ничего не остается, отметили служители Фемиды. Однако первая кассация отменила решения нижестоящих инстанций, присудив Павлову вознаграждение за залогового кредитора в размере 3,7 млн руб. Арбитражный суд Дальневосточного округа указал на то, что вознаграждение управляющему можно выплатить за счет оставшихся денег, изначально отложенных для расчета с кредиторами первой и второй очереди (ст. 134 Закона о банкротстве). Но таковых у предприятия не оказалось, следовательно, эти миллионы можно начислить Павлову, решила первая кассация.

Однако с решением окружного суда не согласилась юркомпания «Защита права» – еще один кредитор должника. Эта фирма обратилась в Верховный суд с требованием отменить акт АС Дальневосточного округа и оставить в силе решения первой инстанции и апелляции. Единственный аргумент заявителя – текущие платежи (включая плату управляющему) в совокупности не должны превышать 5% выручки от продажи предмета залога, а в спорной ситуации этот лимит исчерпан. ВС согласился с юркомпанией и удовлетворил ее кассационную жалобу в полном объеме.

Эксперты «Право.ru»: «Этот управляющий – настоящий герой»

Обсуждаемый вопрос действительно является проблемным и неоднозначным, сразу подчеркивает Оксана Петерс, управляющий партнер «Тиллинг Петерс». По ее словам, закон и правоприменительная практика однозначно устанавливают пятипроцентный лимит выручки от реализации предмета залога, который можно направить на расходы банкротства, включая вознаграждение конкурсного управляющего.

Вместе с тем ВС вполне может прийти к выводу о правомерности постановления суда кассационной инстанции, считает юрист. Она объясняет, что результатом конкурсного производства должно быть максимально полное удовлетворение требований кредиторов и отсутствие денег на единственном расчетном счете должника. А такая цель в спорном случае не достигается, так как остались еще лишние деньги, которые лежат на счете из-за отсутствия кредиторов первой и второй очереди. Вот и Роман Скляр, управляющий партнер ЮФ «Интеллектуальный капитал», отмечает, что это дело закономерно дошло до ВС. Но он, в отличие от коллеги, уверен, что, исходя из системного толкования положений Закона о банкротстве, вознаграждение управляющего в спорном случае не должно превышать 5% от выручки за предмет залога. При этом в эти пять процентов включены и другие платежи: для погашения судебных расходов, оплаты торгов и т. п., добавляет Скляр. Эксперт считает, что Павлову не следовало назначать себе вознаграждение за продажу заложенного имущества из оставшихся денег, которые появились из-за отсутствия кредиторов первой и второй очереди.

Артем Фролов, юрист ПБ «Олевинский, Буюкян и партнеры», обращает внимание и на интересную фактическую сторону дела. По его словам, Максим Павлов – настоящий герой антикризисного управления: «Ему удалось полностью удовлетворить залоговые требования и существенную часть незалоговых. Кроме того, он погасил и текущие платежи». Эксперт подчеркивает, что управляющий делал все это под постоянным прессингом небольшого кредитора – юркомпании «Защита Права», который «заваливал» суд жалобами на Павлова. Возникает вопрос: что делать с кредиторами, жалобы которых хоть формально и носят объективный характер, но на самом деле не нацелены на получение задолженности, говорит юрист. Фролов поясняет, что до сих пор не ясно – как быть с такими недобросовестными кредиторами: «Надо бы предусмотреть механизм их исключения из реестра». В любом случае я считаю, что Павлов свое вознаграждение справедливо заслужил, резюмирует эксперт.

Читайте так же:  Военно-врачебная комиссия. центральная военно-врачебная комиссия министерства обороны какие вердикты

Достойны большего: ВС присудил управляющим крупные вознаграждения

Труд арбитражных управляющих в России сложно назвать благодарным. Об этом говорят не только эксперты, но и подтверждает правоприменительная практика. В двух делах, которые рассмотрел Верховный суд, управляющие смогли в конкурсном производстве значительно улучшить положение должников. Однако все нижестоящие инстанции посчитали, что за такие труды повышенное вознаграждение не положено. У ВС оказалась своя точка зрения.

В банкротных делах крупных должников возникают существенные проблемы, когда нужно установить сумму вознаграждения арбитражным управляющим, говорит юрист АБ «Линия права» Роман Кузьмин. По словам экспертам, работа управляющего – это трудоемкий и достаточно затратный процесс, но многие его расходы дополнительно не возмещаются. Ярким подтверждением упомянутому мнению стали два банкротных дела, которые дошли до ВС.

[1]

Гражданство РФ
Членство в СРО арбитражных управляющих

Чтобы стать членом СРО, существует ряд условий

Иметь высшее образование
Иметь стаж работы руководителем не менее 1 года
Стажироваться в качестве помощника арбитражного управляющего в деле о банкротстве не менее 2-х лет
Сдать теоретический экзамен по специальной программе
Не иметь дисквалифицирующего наказания за совершение административного правонарушения
Не иметь судимости за умышленное преступление
Не быть исключённым из СРО арбитражных управляющих в течение 3-х лет до момента подачи заявления на членство
Заключить договор обязательного страхования ответственности
Уплачивать установленные СРО взносы, в том числе взносы в компенсационный фонд

Источник: ст. 20 закона «О банкротстве»

Награда за хороший поиск

В первом из них конкурсный управляющий отсутствующего должника, «Сервис-Центра», Виктор Тихонов обнаружил на счетах компании 316 191 руб., а также дебиторскую задолженность ПАО «Ковровский Механический завод» в размере 5,5 млн руб. Тихонов добился того, чтобы эти деньги предприятие вернуло банкроту. После того как они поступили на счет «Сервис-Центра», управляющий перечислил себе 577 565 руб. в качестве вознаграждения за проведение процедуры несостоятельности. Кредитор фирмы ФНС посчитала, что такая выплата Тихонову носила незаконный характер. Три инстанции поддержали позицию налоговиков, указав на то, что завод выплатил долг добровольно. Значит, в этом нет заслуг управляющего, заключили суды (дело № А11-1426/2015).

Тихонов не согласился с такими решениями и обжаловал их в Верховный суд. Заявитель пояснил, что предпринял активные действия для нахождения дебиторской задолженности. Более того, ему удалось добиться от завода перечисления всей суммы долга «Сервис-Центру», что не вышло бы на торгах, отметил Тихонов. А в итоге за свои старания он получил лишь обязательные 10 000 руб. На заседании в ВС представители ФНС уверяли, что управляющий не имеет право на спорное вознаграждение в 577 565 руб., так как не реализовывал имущество. Сам Тихонов на заседание в ВС не пришел, но указал в своих письменных пояснениях об огромном объеме работ, которые он проделал в этом банкротном деле. «Тройка» судей под председательством Ирины Букиной, выслушав все доводы сторон, постановила акты нижестоящих инстанций отменить. ВС признал законной выплату Тихонову в размере 577 565 руб.

Общий размер погашенных требований важнее денег

Вопрос о размере вознаграждения управляющему возник и в банкротном деле «Завода ячеистых бетонов» (дело № А65-2701/2009). Долги предприятия, обеспеченные залогом, составили 354,3 млн руб. Во время конкурсного производства компании удалось погасить задолженность в размере 156 млн руб. Арбитражный управляющий, Евгений Грабалин, рассчитывался с кредиторами завода по-разному: кому-то перечислил деньги от продажи активов, а другим разрешил оставить заложенное имущество предприятия. После таких успешных расчетов он обратился в суд и попросил выплатить ему проценты по вознаграждению в размере 7,9 млн. руб. Однако три инстанции решили, что управляющему полагается только 1,1 млн руб. В своих расчетах суды учитывали лишь деньги, которые завод перечислил кредиторам от продажи активов, находившихся в залоге. Нижестоящие инстанции не стали обращать внимание на то, что часть долгов предприятие погасило, просто оставив свое заложенное имущество кредиторам.

Грабалин не согласился с таким выводом судов и оспорил их в Верховный суд. На заседании ВС он уверял, что значение имеет не количество денег, поступивших на счет должника от продажи заложенных активов, а общий размер погашенных требований кредитора. В том числе и путем оставления последним имущества, которое находилось в залоге. И в этом случае судьи ВС отменили решения нижестоящих судов, но отправили дело на новое рассмотрение. Как подчеркнула председательствующая Букина, сделано это лишь для того, чтобы еще более точно уточнить размер процентов по вознаграждению Грабалину. В любом случае, управляющий теперь получит сумму, которая значительно превысит присужденные ему ранее 1,1 млн руб.

Эксперты «Право.ru»: «Нижестоящие суды проявили излишний формализм»

Эдуард Олевинский, руководитель Правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры», поясняет, что управляющему «Сервис-Центра» процент по вознаграждению действительно должен выплачиваться за счет денег от взыскания дебиторской задолженности (п. 13.2 Постановления Пленума ВАС от 25 декабря 2013 года № 97). Главная же проблема вознаграждения управляющих только назревает и связана она с позицией налоговиков, считает Олевинский. По его словам, с ноября 2016 года налоговая служба стала считать, что при продаже имущества банкрота нужно уплачивать НДС (п.п. 4 п. 2 ст. 170 НК). Если будет иметь место такой дополнительный платеж, то конкурсному управляющему вовсе не останется денег на выплату процентов по вознаграждению, утверждает юрист.

В другом деле – «Завода ячеистых бетонов» – нижестоящие инстанции слишком формально подошли к определению понятия «реализации заложенного имущества», считает Кузьмин. В судебной практике уже сложилось понимание того, что в таких случаях оставление залогового имущества за собой является одним из видов его продажи, поясняет эксперт. Соответственно размер вознаграждения надо рассчитывать исходя из общего размера погашенных требований залогового кредитора, добавляет юрист.

Соглашаясь с коллегами, Андрей Колотенко, партнер Gaffer&Gaffer, подчеркивает, что оба рассмотренных дела олицетворяют проблему несоразмерности работы, выполняемой управляющими, и получаемой в итоге оплаты за свои труды. По его словам, необходимы более гибкие и прозрачные механизмы для определения стоимости услуг управляющих. Эксперт предлагает учитывать при расчете вознаграждения сложность, объем, тип и качество работы, которую выполняют управляющие. Адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов замечает, что решения нижестоящих инстанций по этим двум делам являются еще и ярким примером формализма, который «укоренился в сознании наших судей». Вознаграждение арбитражного управляющего направлено на поощрение его профессионализма и эффективности как антикризисного менеджера, добавляет юрист. Так что уменьшать такие довыплаты управляющему стоит лишь в качестве санкции за плохое поведение, резюмирует адвокат КА «Юков и партнеры» Александр Соловьев.

Читайте так же:  Основание для выплаты подъемного пособия. размеры и порядок выплаты подъемного пособия военнослужащи

Вознаграждение арбитражного управляющего — размер и расчет

Вознаграждение арбитражного управляющего — размер и расчет

В деле о банкротстве специалисту положено денежное вознаграждение, размер и порядок выплаты которого регламентированы особой статьей закона 127-ФЗ. Большая часть выплат производится из средств должника, однако конкурсные кредиторы могут дополнительно вознаградить управляющего.

Вознаграждение арбитражному управляющему устанавливается в виде фиксированной ставки за месяц работы. Кроме того, в конце производства он вправе рассчитывать на определенный процент от средств, возвращенных кредиторам.

Размер вознаграждение арбитражного управляющего зависит от стадии производства. Например, на этапе финансового оздоровления специалист получает по пятнадцать тысяч рублей в месяц, а на стадии наблюдения – тридцать тысяч. Дороже всего оценивается его работа при внешнем управлении – сорок пять тысяч ежемесячно, а при распродаже имущества конкурсный специалист получает по тридцать тысяч. Стадии длятся неравное количество времени. Например, внешнее управление может проводиться до восемнадцати месяцев, а финансовое оздоровление – до двух лет. Естественно, что на таких длительных этапах заработок специалиста уже значительный.

Процентное вознаграждение арбитражному управляющему выплачивается за счет реализации конкурсной массы. Но вовсе необязательно доводить банкротство до конца. Закон предусматривает начисление процентов практически на всех этапах признания несостоятельности.

  • Временный вправе рассчитывать на вознаграждение в размере до шестидесяти пяти тысяч по окончании процедуры. В зависимости от стоимости предприятия;
  • А вот административный уже может заработать более трехсот тысяч. Например, если стоимость предприятия превышает один миллиард рублей. Причем арбитражный получает не только фиксированную оплату, в зависимости от стоимости компании, но и определенный процент в случае превышения этой стоимости обозначенных пределов.
  • На стадии внешнего управления ситуация уже иная. Если на этом этапе производство удалось завершить, то специалист получит восемь процентов от суммы требований, которые удалось вернуть кредиторам. А вот если предприятие все же было признано банкротом, то вознаграждение будет рассчитано как три процента от чистого увеличения активов за время работы управляющего.
  • При конкурсном производстве ситуация похожая. Так, если удалось погасить более 75 % долгов, то конкурсному отойдет 7 % от этой суммы; при погашении более чем 50 % задолженности, он вправе рассчитывать на 6%; если погашено более 25%, то управляющий получает 4,5%; ну и при самом неблагоприятном исходе, когда удалось удовлетворить менее 25% требований, управляющий получит не более трех процентов.

Как мы видим, труд специалиста по банкротству оплачивается не только в зависимости от того, сколько стоит имущество должника или сколько ему удалось вернуть долгов, но и напрямую зависит от стадии производства, а также от того, удалось ли ему помочь предприятию.

Оплата труда финансового управляющего при банкротстве граждан и физических лиц составляет на сегодняшний день двадцать пять тысяч рублей. Причем это оплата за одну процедуру, а при несостоятельности физлиц их возможно всего две. Причем реструктуризация долгов может длиться до трех лет. Но оплата все равно будет разовая. А потому управляющие не часто соглашаются участвовать в делах о признании несостоятельности физических лиц. Ведь единственное, на что им приходится рассчитывать, это процентная надбавка, а она допустимо лишь при реализации имущества физлица. Если таковое вообще имеется. Например, ипотечная квартира, или дорогая машина, находящаяся в залоге.

Размер вознаграждения арбитражного управляющего в деле о банкротстве отсутствующего должника.

Вознаграждение, выплачиваемое арбитражному управляющему в деле о банкротстве, состоит из фиксированной суммы и суммы процентов. Размер фиксированной суммы такого вознаграждения составляет для конкурсного управляющего -30 тысяч рублей в месяц (пункт 3 статьи 20.6 Закона о банкротстве).

[2]

Порядок и условия финансирования процедур, применяемых в деле о банкротстве к отсутствующему должнику, в том числе размер вознаграждения конкурсного управляющего, устанавливаются Правительством Российской Федерации (пункт 2 статьи 227 Закона о банкротстве).

Размер единовременного вознаграждения конкурсного управляющего за проведение процедуры банкротства отсутствующего должника составляет 10 тысяч рублей (пункт 3 Положения о порядке и условиях финансирования процедур банкротства отсутствующих должников, утвержденного постановлением Правительства РФ от 21 октября 2004 года № 573 «О порядке и условиях финансирования процедур банкротства отсутствующих должников»).

Закон о банкротстве не ограничивает применение установленных Правительством РФ порядка и условий финансирования процедур, применяемых в деле о банкротстве к отсутствующему должнику, только процедурами банкротства в делах, возбужденных по заявлению уполномоченного органа. Однако такое ограничение содержится непосредственно в пункте 1 Положения, утвержденного постановлением Правительства РФ от 21 октября 2004 года № 573, согласно которому настоящее Положение определяет порядок и условия финансирования процедуры банкротства отсутствующего должника, проводимой по заявлению федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации и органа местного самоуправления, уполномоченных в соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» представлять требования по денежным обязательствам Российской Федерации, субъекта Российской Федерации и муниципального образования соответственно (далее — уполномоченный орган), а также размер вознаграждения конкурсного управляющего, осуществляющего процедуру банкротства отсутствующего должника, проводимую по заявлению уполномоченного органа.

Ограничение права арбитражного управляющего привлекать для обеспечения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности за счет средств должника. Арбитражный управляющий в деле о банкротстве имеет право привлекать для обеспечения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности за счет средств должника, если иное не установлено Законом о банкротстве, стандартами и правилами профессиональной деятельности или соглашением арбитражного управляющего с кредиторами (абзац шестой пункта 1 статьи 20.3 Закона о банкротстве). При этом арбитражный управляющий связан требованиями добросовестности, разумности, а также интересами должника, кредиторов и общества. Так, при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества (пункт 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве).

Право арбитражного управляющего привлекать для обеспечения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности за счет средств должника (п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве) необходимо ограничивать не только на основании Закона о банкротстве, стандартов и правил профессиональной деятельности или соглашения арбитражного управляющего с кредиторами, но и на основании решения собрания кредиторов, поскольку осуществление арбитражным управляющим указанного права существенно затрагивает права кредиторов и должно находиться под их контролем. В связи с этим необходимо либо предоставить собранию кредиторов полномочие своими решениями ограничивать названное право арбитражного управляющего, либо наделить собрание кредиторов правом ставить перед арбитражным судом вопрос об освобождении арбитражного управляющего в случае, если последний отказывается или уклоняется от заключения с кредиторами соглашения, ограничивающего право арбитражного управляющего привлекать на договорной основе иных лиц.

Читайте так же:  Арбитражный суд северо-кавказского округа. правовой статус конкурсного управляющего вопросы к читате

Право арбитражного суда контролировать размер и обоснованность расходов на оплату услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения своей деятельности. Арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, обладает широкими полномочиями контролировать размер и обоснованность расходов на оплату услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения своей деятельности.

Арбитражное процессуальное законодательство наделяет арбитражный суд только полномочием уменьшить размер возмещения судебных расходов при наличии доказательств их чрезмерности или неразумности. Так, по заявлению лица, участвующего в деле, на которое возлагается возмещение судебных расходов, арбитражный суд вправе уменьшить размер возмещения, если этим лицом представлены доказательства их чрезмерности (часть 3 статьи 111 АПК РФ), а расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах (часть 2 статьи 110 АПК РФ), при определении которых могут приниматься во внимание, в частности: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела. Доказательства, подтверждающие разумность расходов на оплату услуг представителя, должна представить сторона, требующая возмещения указанных расходов (статья 65 АПК РФ) [3] .

Вместе с тем арбитражное процессуальное законодательство не предусматривает право арбитражного суда проверять целесообразность, необходимость или обоснованность судебных расходов. По общему правилу, арбитражный суд вправе признать необоснованным только размер судебных расходов, вправе уменьшить размер указанных расходов, но не вправе признать названные расходы необоснованными в принципе безотносительно к их размеру.

Полномочия арбитражного суда контролировать не только размер, но и обоснованность расходов по делу устанавливает законодательство о банкротстве.

Оплата услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения своей деятельности, или определенный настоящей статьей размер оплаты таких услуг могут быть признаны арбитражным судом необоснованными по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве, в случаях, если услуги не связаны с целями проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, или возложенными на арбитражного управляющего обязанностями в деле о банкротстве либо размер оплаты стоимости таких услуг явно несоразмерен ожидаемому результату (абзац первый пункта 5 статьи 20.7 Закона о банкротстве).

Не может быть признан необоснованным размер оплаты таких услуг, если он соответствует тарифам, утвержденным нормативным правовым актом Российской Федерации (абзац второй пункта 5 статьи 20.7 Закона о банкротстве).

Обязанность доказывания необоснованности привлечения лиц для обеспечения деятельности арбитражного управляющего в деле о банкротстве и (или) определенного в соответствии с настоящей статьей размера оплаты их услуг возлагается на лицо, обратившееся в арбитражный суд с заявлением о признании привлечения таких лиц и (или) размера такой оплаты необоснованными (абзац третий пункта 5 статьи 20.7 Закона о банкротстве).

В соответствии с пунктом 5 статьи 20.7 Закона о банкротстве суд может снизить размер взыскиваемой оплаты услуг привлеченного лица, если будет доказано, что размер оплаты является необоснованным (явно несоразмерен ожидаемому результату или значительно превышает рыночную стоимость подобных услуг).

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Суд в силу пункта 5 статьи 20.7 Закона также может снизить размер взыскиваемой оплаты услуг привлеченного лица или полностью отказать во взыскании их оплаты, если будет доказано, что привлечение этого лица было необоснованным в целом или в части (как в общем, исходя из потребности в услугах такого привлеченного лица, так и применительно к конкретному привлеченному лицу), а также что привлеченное лицо знало или должно было знать об этом обстоятельстве (было недобросовестным).

При рассмотрении вопроса о стоимости услуг привлеченного лица суд также вправе снизить размер взыскиваемой оплаты услуг в случае доказанности их ненадлежащего качества применительно к абзацу третьему пункта 1 статьи 723 и статье 783 Гражданского кодекса Российской Федерации 125 .

При возмещении за счет имущества должника расходов на оплату услуг привлеченных лиц, уже понесенных другими лицами (в том числе арбитражным управляющим) из собственных средств, суд может снизить размер взыскиваемой оплаты услуг привлеченного лица, если будет доказано, что размер их оплаты является необоснованным (явно несоразмерен ожидаемому результату или значительно превышает рыночную стоимость подобных услуг).

Суд также может снизить размер взыскиваемой оплаты услуг привлеченного лица или полностью отказать в ее взыскании, если будет доказано, что привлечение этого лица было необоснованным в целом или в части (как в общем, исходя из потребности в услугах такого привлеченного лица, так и применительно к конкретному привлеченному лицу).

Требование о возмещении расходов на оплату услуг привлеченных лиц предъявляется в суд, рассматривающий дело о банкротстве, и рассматривается судьей единолично в порядке, предусмотренном статьей 60 Закона о банкротстве; по результатам его рассмотрения суд выносит определение о взыскании соответствующей суммы с должника в пользу понесшего расходы лица, которое может быть обжаловано, и на его основании выдает исполнительный лист 126 .

В силу пункта 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве при привлечении привлеченных лиц арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, в том числе привлекать их лишь тогда, когда это является обоснованным, и предусматривать оплату их услуг по обоснованной цене.

При рассмотрении вопроса об обоснованности привлечения привлеченного лица следует, исходя из пункта 5 статьи 20.7 Закона о банкротстве, учитывать в том числе, направлено ли такое привлечение на достижение целей процедур банкротства и выполнение возложенных на арбитражного управляющего обязанностей, предусмотренных Законом, насколько велик объем работы, подлежащей выполнению арбитражным управляющим (сучетом количества принадлежащего должнику имущества и места его нахождения), возможно ли выполнение арбитражным управляющим самостоятельно тех функций, для которых привлекается привлеченное лицо, необходимы ли для выполнения таких функций специальные познания, имеющиеся у привлеченного лица, или достаточно познаний, имеющихся у управляющего, обладает ли привлеченное лицо необходимой квалификацией.

Привлекая привлеченное лицо, арбитражный управляющий обязан в числе прочего учитывать возможность оплаты его услуг за счет имущества должника 127 .

Вознаграждение арбитражного управляющего: плата за услуги или осуществление публичных функций?

14 февраля 2013 г. на заседании Президиума ВАС РФ обсуждался проект постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве». В ходе обсуждения, казалось бы, сугубо практических вопросов судебной практики возникла острая дискуссия, в основе которой лежат продолжающиеся не одно столетие научные споры относительно статуса арбитражного управляющего и природы его вознаграждения.

Читайте так же:  Можно ли завести вторую трудовую книжку, и как это учитывается при подсчете стажа. может ли человек

Тема вознаграждения арбит­ражного управляющего затрагивает интересы всех лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о несостоя­тельности (банкротстве). Как известно, вознаграждение управляющего выплачивается по общему правилу за счет имущества должника, и чем больше размер вознаграждения, тем меньшее средств остается на удовлетворение требований кредиторов, восстановление платежеспособности должника, ликвидационные выплаты.

От того, из какого подхода будет исходить ВАС РФ при подготовке разъяснений, зависят ответы на вопросы (см. также «ЭЖ», 2012, № 48, с. 12—13):

  • можно ли начислять проценты на сумму вознаграждения управляющего на основании ст. 395 ГК РФ в случае просрочки уплаты этого фиксированного вознаграждения;
  • допускается ли снижение размера вознаграждения арбит­ражного управляющего в случае ненадлежащего исполнения обязанностей;
  • можно ли взыскать с арбит­ражного управляющего сумму ранее уплаченного вознаграждения в качестве убытков?

Вопрос о том, является ли арбитражный управляющий представителем государства, имеет далеко идущие последствия с точки зрения возможности возложения на РФ ответственности за ненадлежащие действия управляющего.

Платить или не платить проценты с невыплаченного вознаграждения

В ходе дискуссии в ВАС РФ были озвучены два основных подхода к статусу арбитражного управляющего.

Согласно одной из точек зрения, арбитражный управляющий осуществляет публично-правовые функции. Сторонники этой позиции исходят из того, что арбитражный управляющий назначается судом и осуществляемые им функции закреплены законом. Следовательно, вознаграждение управляющего не является ни заработной платой, ни платой за оказание услуг. Потому обязательства по выплате вознаграждения арбитражному управляющему не являются денежными и при просрочке их исполнения проценты в порядке ст. 395 ГК РФ не начисляются.

Вторая позиция исходит из того, что арбитражный управляющий оказывает участвующим в процедуре банкротства лицам некие специфические услуги, что позволяет применить к вопросам их оплаты нормы ГК РФ о возмездном оказании услуг и частично подряда. При этом делается вывод о возможности начисления на сумму невыплаченного вознаграждения процентов в порядке ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами. Немало сторонников данного подхода среди арбит­ражных управляющих (что неудивительно).

Следует отметить, что в ходе обсуждения рассматриваемого вопроса члены Президиума ВАС РФ не смогли прийти к единодушному мнению. Более того, прозвучала и точка зрения, согласно которой подходы могут быть различными в зависимости от применяемой в деле о банкротстве процедуры. В частности, было предложено рассмот­реть возможность начисления процентов в случае несвоевременной выплаты вознаграждения арбитражного управляющего должником в ходе процедур наблюдения и финансового оздоровления и применять иной подход во внешнем управлении и конкурсном производстве, когда органы управления должника отстранены, и возможность выплаты вознаграждения во многом определяется активностью самого арбит­ражного управляющего.

Между тем несвоевременная выплата вознаграждения арбит­ражного управляющего имеет место практически во всех случаях введения в отношении должника процедур, применяемых в деле о банкротстве. Наиболее распространенными причинами этого являются недостаточность активов должника или невозможность своевременной реализации недвижимого или иного имущества. Однако нередки случаи, когда должник недобросовестно исполняет возложенную на него в процедурах наблюдения и финансового оздоровления обязанность по выплате вознаграждения управляющему.

[3]

Необоснованно выплаченное вознаграждение может быть взыскано как убытки

Еще один важный вопрос, ставший предметом обсуждения Президиумом ВАС РФ, связан с возможностью снижения размера вознаграждения арбит­ражного управляющего судом.

Как следует из текста Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (ст. 20.6), допускается выплата арбитражному управляющему дополнительного вознаграждения по решению собрания кредиторов, то есть его увеличение по сравнению с фиксированной суммой. А вот возможность уменьшения размера вознаграждения управляющего, а тем более его невыплаты законодательством не предусмотрена.

Между тем случаи ненадлежащего исполнения или неисполнения обязанностей арбитражными управляющими распространены. Как свидетельствует статистика ВАС РФ, из года в год растет количество рассматриваемых судами жалоб на действия арбитражных управляющих и заявлений об их отстранении. Это свидетельствует о необходимости закрепления механизма защиты интересов лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в деле о банкротстве, не только в виде разъяснений ВАС РФ, но и в законодательной форме.

Основная идея разработчиков проекта постановления Пленума ВАС РФ заключается в том, что в случае ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей сумма вознаграждения за соответствующий период может рассматриваться в качестве убытков. Более того, при обращении арбитражного управляющего, уклонявшегося от осуществления своих полномочий, с заявлением о взыскании вознаграждения соответствующее лицо (должник, заявитель) вправе предъявить встречное требование о взыс­кании убытков. При таких обстоятельствах при полном или частичном удовлетворении первоначального и встречного требований суд производит про­цессуальный зачет.

Значительный блок дискутируемых вопросов был связан с возможными изъятиями выплаты арбитражному управляющему процентов по вознаграждению за соответствующую процедуру банкротства. Данная сумма у временного и административного управляющего определяется в зависимости от балансовой суммы активов должника, то есть не связана напрямую с результатами их деятельнос­ти. Трудно согласиться с мнением, высказанным представителем сообщества арбитражных управляющих, относительно недопустимости каких-либо исключений ввиду императивного характера ст. 20.6 Закона о банкротстве, устанавливающей право управляющих на получение процентов и их размер. Например, в ситуации, когда производство по делу о банкротстве было прекращено в связи с исполнением обязательств третьим лицом. Как показывает опыт рассмотрения дел о банкротстве, каких-либо личных заслуг арбитражного управляющего в успешном завершении процедуры в случае исполнения обязательств должника третьим лицом обычно нет. Исключение составляют случаи восстановления платежеспособности должника в ходе финансового оздоровления или внешнего управления, когда положительный эффект возможен в результате деятельности арбитражного управляющего.

Вознаграждение нужно считать из действительной, а не балансовой стоимости активов

В ходе обсуждения проекта постановления был поднят и уже наболевший вопрос о сумме балансовой стоимости активов, исходя из которой рассчитываются причитающиеся арбит­ражному управляющему проценты. Не секрет, что во многих случаях сумма балансовых активов не соответствует действительной стоимости имущества должника. На наш взгляд, формальный подход к исчислению процентов не должен иметь место, поскольку это может привести к существенному уменьшению конкурсной массы должника и нарушить интересы лиц, вовлеченных в про­цедуру банкротства. Потому довод некоторых арбитражных управляющих о том, что термин «действительная стоимость» не корректен и во всех случаях необходимо исходить из суммы активов, зафиксированной в балансе, не выдерживает критики. На протяжении многих лет понятие действительной стоимос­ти успешно применяется при рассмотрении корпоративных споров, связанных с выплатой стоимости доли выбывшим из ООО участникам.

Много разногласий вызывает вопрос о полном или частичном включении выручки от реа­лизации заложенного имущества должника в сумму, исходя из которой исчисляются проценты для вознаграждения конкурсного управляющего. Как известно, эта сумма процентов зависит от размера удовлетворенных требований, включенных в реестр требований кредиторов должника. На наш взгляд, очевидно, что суммы от реализации заложенного имущества, подлежащие направлению на оплату текущих платежей (5 или 10% в соответствии с п. 1 ст. 138 и п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве), не должны учитываться при исчислении процентов по вознаграждению конкурсного управляющего.

Читайте так же:  Краткое описание профессии пожарный. рассказ сотрудника пожарной службы о работе и не только (4 фото

Кассация обобщила судебную практику по выплате вознаграждения арбитражным управляющим

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа опубликовал на своем официальном сайте проект обобщения судебной практики по применению отдельных норм закона «О несостоятельности (банкротстве)».

В проекте анализируются 7 дел данной категории.

«Арбитражному управляющему может быть отказано в выплате фиксированной суммы вознаграждения лишь по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве. Закон о банкротстве не содержит положений об основаниях и критериях уменьшения фиксированной суммы вознаграждения арбитражного управляющего», — в частности, отмечает ФАС ДВО, разбирая одно из них.

Обращается внимание, что согласно пункту 1 статьи 20.6 Закона о банкротстве арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение в деле о банкротстве. Размер фиксированной суммы вознаграждения арбитражного управляющего установлен пунктом 3 этой же статьи Закона в размере от 15 тысяч рублей до 45 тысяч рублей в месяц в зависимости от применяемой процедуры банкротства.

В случае освобождения или отстранения арбитражным судом арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве вознаграждение ему не выплачивается с даты его освобождения или отстранения (пункт 4 статьи 20.6 Закона о банкротстве). «Кроме того, фиксированная сумма вознаграждения не выплачивается арбитражному управляющему за период, в течение которого дело о банкротстве приостановлено в соответствии со статьей 10 Закона о банкротстве. Других оснований для отказа арбитражному управляющему в выплате фиксированной суммы вознаграждения Закон о банкротстве не содержит», — подчеркивается в проекте обобщения.

Следовательно, арбитражному управляющему не может быть отказано в выплате фиксированной суммы вознаграждения за период осуществления им полномочий арбитражного управляющего в деле о банкротстве. Такой подход выработан Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа с учетом сложившейся правоприменительной практики в арбитражных судах Дальневосточного округа (постановления Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа №№ Ф03-1095/2011, Ф03-1790/2011, Ф03-2702/2011, Ф03-5280/2011, Ф03-4754/2011 и др.).

Так, по делу № А73-6237/2009 Арбитражный суд Хабаровского края отказал арбитражному управляющему Степанову И.Н. во взыскании с заявителя по делу о банкротстве 109 515 руб. 20 коп. вознаграждения за период процедуры наблюдения, мотивировав это ненадлежащим исполнением Степановым И.Н. обязанностей временного управляющего.

Шестой арбитражный апелляционный суд, установив, что по данному делу о банкротстве Степанов И.Н. не отстранялся от исполнения обязанностей арбитражного управляющего, постановлением от 03.02.2011 изменил определение суда первой инстанции и взыскал в пользу арбитражного управляющего Степанова И.Н. спорную сумму вознаграждения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 12.04.2011 № Ф03-1095/2011 постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2011 оставлено без изменения. Суд кассационной инстанции признал правильными выводы апелляционного суда, основанные на применении пункта 4 статьи 20.6 Закона о банкротстве.

По делу № А59-2574/2007 Арбитражный суд Сахалинской области определением от 30.09.2009 и Пятый арбитражный апелляционный суд постановлением от 18.12.2009 отказали арбитражному управляющему Башмаковой И.Г. во взыскании вознаграждения за семь из двенадцати месяцев процедуры конкурсного производства, сославшись на то, что арбитражный управляющий Башмакова И.Г. не приняла меры к досрочному завершению конкурсного производства.

Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 26.03.2010 № Ф03-1483/2010 постановление апелляционного суда от 18.12.2009 отменено, а определение суда первой инстанции изменено и в пользу арбитражного управляющего Башмаковой И.Г. взыскано вознаграждение арбитражного управляющего за все время процедуры конкурсного производства.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что суды первой и апелляционной инстанций в случае отказа во взыскании фиксированной суммы вознаграждения арбитражным управляющим исходят из пункта 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве, согласно которому при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

Между тем пункт 4 статьи 20.3 и другие нормы Закона о банкротстве не содержат положений, позволяющих отказать арбитражному управляющему в выплате фиксированной суммы вознаграждения полностью либо уменьшить его размер в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей арбитражного управляющего.

Как отмечает ФАС ДВО, до настоящего времени Высший Арбитражный Суд Российской Федерации не высказал свою позицию по вопросу о возможности уменьшения фиксированной суммы причитающегося арбитражному управляющему вознаграждения в случае нарушения им пункта 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве, а также об основаниях и критериях такого уменьшения.

По мнению кассационного суда, в подобных случаях при доказанности ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него Законом о банкротстве обязанностей кредиторы, уполномоченный орган не лишены возможности требовать взыскания с арбитражного управляющего убытков, причиненных им при осуществлении своих полномочий, как это разъяснено в пункте 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» применительно к отстраненным арбитражным управляющим

«Анализ применения положений статей 9, 10 Закона о банкротстве свидетельствует о возникновении перед судами ряда проблем, которые в арбитражных судах первой и апелляционной инстанций решаются по-разному«, — отмечается в заключении документа. Также в проекте обращается внимание на необходимость выработки единого подхода для решения проблемных вопросов о субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

С полным текстом проекта Обобщения судебной практики по применению отдельных норм закона «О несостоятельности (банкротстве)» можно ознакомиться здесь.

Источники


  1. Домашняя юридическая энциклопедия. Семья / ред. И.М. Кузнецова. — М.: Олимп, 1999. — 608 c.

  2. Михайловская, И. Б. Суды и судьи. Независимость и управляемость / И.Б. Михайловская. — М.: Проспект, 2014. — 124 c.

  3. Дельбрюк, Б. Введение в изучение языка. Из истории и методологии сравнительного языкознания: моногр. / Б. Дельбрюк. — М.: Едиториал УРСС, 2010. — 152 c.
  4. Журнал учета проверок юридического лица, индивидуального предпринимателя, проводимых органами государственного контроля (надзора), органами муниципального контроля. — М.: ДЕАН, 2010. — 872 c.
  5. Будяну В. А., Мытарев С. А., Сумская Е. Г. Правоведение за 24 часа; Феникс — Москва, 2009. — 288 c.
Размер вознаграждения конкурсного управляющего. методика определения размера вознаграждения арбитраж
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here