Ограничения оспаривания договора. оспаривание договора. сделки, заключенные без согласия управляющег

Оспаривание сделки, совершенной без согласия управляющего

#1 Молодой юрист Молодой юрист —>

В банкротстве практически не разбираюсь, поэтому возник данный вопрос.

Ситуация: 06.03.2013 компания «А» заключает с компанией «Б» договор цессии. После этого «А» узнает, что 26.02.2013 в отношении «Б» была введена процедура наблюдения, при этом сообщение в Коммерсанте было опубликовано только 01.04.2013, а на bankrot.fedresurs.ru — вообще через полгода!

Сейчас конкурсный управляющий пытается оспорить сделку на основании п. 2 ст. 64 ФЗ о банкротстве — ген. дир. «Б» не получал письменного согласия временного управляющего.

Особо судебную практику по данной теме я не нашел, но то что нашел (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30.04.2009 по делу N А31-3735/2008-22) говорит о том, что неосведомленность «А» не имеет правового значения для рассмотрения подобного спора.

Вопрос: как можно использовать для отстаивания сделки тот факт, что временный управляющий не исполнил свою обязанность (ст. 67, 68) уведомлять кредиторов о введении наблюдения, в результате чего «А» был не осведомлен? Хотя, с другой стороны, даже если управляющий опубликовал бы сообщение в надлежащий срок (08.03.2013 г.), «А» все равно на момент заключения сделки был бы не осведомлен.

Может есть иные мнения, как отстоять данную сделку?

Буду признателен за судебную практику по данному вопросу.

ВС указал на самостоятельность арбитражного управляющего в оспаривании сделок должника

Арбитражный управляющий не стал оспаривать подозрительную сделку должника по продаже за 6,5 млн руб. недостроенного здания, которое позже перепродали уже за 111 млн руб. Один из кредиторов посчитал такое бездействие незаконным и обратился в суд, чтобы отстранить ответчика от исполнения обязанностей управляющего. Две инстанции согласились с иском, а окружной суд решил иначе, сославшись уже на бездействие самого заявителя.

Арбитражный суд Республики Татарстан ввел процедуру наблюдения в отношении ООО «Торговый дом «Глори» 13 сентября 2014 года (дело № А65-17333/2014). Временным управляющим компании назначили Артура Закирзянова. Спустя три месяца торговый дом признали банкротом и открыли конкурсное производство, а управляющим оставили все того же Закирзянова. Анализируя финансовое состояние фирмы, он изучал сделки, которые совершал должник. Среди них присутствовал договор купли-продажи недостроенного здания от 26 августа 2014 года. Торговый дом продал его за 6,5 млн руб. компании «Форвардстрой». Переход права собственности зарегистрировали 10 сентября 2014, то есть после принятия к производству заявления о признании должника банкротом.

Арбитражный управляющий не стал оспаривать эту сделку, решив, что она носила возмездный характер: деньги от реализации имущества в полном объеме поступили на счет должника. Хотя 30 декабря 2014 года новоиспеченный владелец перепродал здание уже за 111 млн руб. компании «БизнесСтройПроектИнвест».

Один из кредиторов фирмы – Комитет земельных и имущественных отношений Казани – обратился в суд, полагая, что Закирзянов должен был оспорить подозрительную сделку. Ведомство потребовало отстранить арбитражного управляющего от исполнения обязанностей. Судья Адель Минапов пришел к выводу о том, что ответчику следовало провести оценку рыночной стоимости проданного здания. Требовалось это для определения оснований, чтобы оспорить договор купли-продажи от 26 августа 2014 по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве («Оспаривание подозрительных сделок должника»). Вопросы вызывало неравноценное встречное исполнение по сделке.

Кроме того, суд решил, что управляющему нужно было проанализировать еще одно соглашение о продаже двух зданий, чего ответчик тоже не сделал. В итоге судья Минапов признал незаконным бездействие Закирзянова, который не выявил и не вернул имущество должника, находящееся у третьих лиц. По мнению суда, ответчик показал свою неспособность к надлежащему ведению конкурсного производства. Суд постановил отстранить его от исполнения обязанностей управляющего торговым домом. Апелляция оставила это решение без изменений.

Окружной суд посчитал иначе, указав, что Комитет должен был сначала обратиться к Закирзянову и попросить его оспорить подозрительную сделку (п. 31 постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 год № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Только в случае отказа управляющего можно было бы говорить о его бездействии и обжаловать его деятельность в судебном порядке. Суд подчеркнул, что Закирзянов не имел веских оснований, чтобы сомневаться в равноценности платежа за здание в сумме 6,5 млн руб. Кассация обратила внимание и на то, что истец не заявлял доводы о противоправном бездействии управляющего, который не оспорил сделку по продаже еще двух зданий. Значит, нижестоящие инстанции вышли за рамки требований кредитора, заключил окружной суд. Решения Арбитражного суда Республики Татарстан и апелляции отменили, отказав заявителю в иске.

Тогда Комитет обратился в Верховный суд. Представители ведомства на заседание не явились и попросили рассмотреть жалобу в их отсутствие. Не соглашаясь с решением окружного суда, они указали на то, что арбитражный управляющий должен сам находить подозрительные сделки должника и оспаривать их (ст. 129 Закона о банкротстве «Полномочия конкурсного управляющего»). Эту обязанность ответчику следует исполнять вне зависимости от того, обращались к нему кредиторы с предложением об оспаривании или нет. Заявитель подчеркнул, что бездействие Закирзянова привело к сложностям в возврате здания, потому что его покупатель ликвидирован.

Представитель арбитражного управляющего, юрист Ирина Захарова утверждала, что ее доверитель не имел оснований для оспаривания сделки: «Деньги за продажу здания были внесены на счет должника вовремя и в законном порядке». Она отметила, что сделка – это свобода договора: «В дальнейшем они могли перепродать это строение хоть за 150 млн руб.» По ее словам, если бы Закирзянов проводил еще и оценку чужого имущества, то это только увеличило расходы должника. Захарова попросила оставить решение окружного суда в силе. Но «тройка» под председательством Ивана Разумова решила иначе, отменив акт кассации и оставив в силе решения первой инстанции с апелляцией. Бездействие Закирзянова признали незаконным и отстранили его от исполнения обязанностей управляющего должником.

Проблемы оспаривания сделок, совершенных с нарушением антимонопольного законодательства

Рего Андрей, заместитель директора юридического департамента ОАО «МТС», кандидат юридических наук.

Толстобров Сергей, ведущий юрисконсульт судебно-правового отдела юридического департамента ОАО «МТС».

Читайте так же:  Кодификация норм международного права и их прогрессивное развитие. международное право

Какова природа сделок, совершенных с нарушением антимонопольного законодательства: являются ли они ничтожными или оспоримыми? Несмотря на кажущуюся очевидность поставленного вопроса и особую его значимость с точки зрения стабильности гражданского оборота, соответствующая судебная практика до настоящего времени не сформирована, что вызывает активные дискуссии в юридическом сообществе. Авторы статьи пытаются разобраться в этом.

На сегодняшний день антимонопольное законодательство наряду с гражданским законодательством воздействует на многие сферы хозяйственной деятельности. Из п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2008 г. N 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» следует, что, вступая в гражданско-правовые отношения и заключая различные сделки (соглашения, договоры, меморандумы и т.п.), хозяйствующие субъекты должны учитывать требования, сформулированные в ст. 10 и 11 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции). В этой связи проблема проверки на соответствие антимонопольному законодательству совершаемых гражданско-правовых сделок приобретает важное значение в плане минимизации правовых рисков любого участника гражданского оборота.

Ключевым аспектом данной проблемы представляется вопрос о природе сделок, совершенных с нарушением антимонопольного законодательства: являются ли они ничтожными или оспоримыми?

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Следовательно, для квалификации конкретной сделки в качестве оспоримой, а не ничтожной, закон должен прямо указывать на то, что эта сделка может быть признана недействительной, а не является таковой.

Закон о защите конкуренции в отношении некоторых сделок прямо предусматривает, что они могут быть признаны недействительными в определенных случаях по иску антимонопольного органа (ч. 4 ст. 17; ч. 2 ст. 18; ч. 2 и 4 ст. 34 Закона и др.). Как правило, это сделки, в результате совершения которых обнаруживаются незначительные нарушения требований Закона о защите конкуренции. При этом их законность (действительность) напрямую связана с негативными последствиями, возникающими в результате совершения. Так, сделки о приобретении акций (долей) в уставном капитале коммерческих организаций, совершенные без предварительного согласия антимонопольного органа, могут быть признаны недействительными только в том случае, если они приводят или могут привести к ограничению конкуренции. Что касается иных сделок, то антимонопольное законодательство специально не определяет, являются ли они оспоримыми или ничтожными (например, сделки, нарушающие требования ст. 10 и 11 Закона).

Вместе с тем лицу, чьи права были нарушены в результате злоупотребления контрагентом своим доминирующим положением (например, при установлении монопольно высокой цены или навязывании невыгодных условий договора), важно четко ориентироваться в том, какими средствами защиты следует воспользоваться: предъявить иск о взыскании убытков, требовать от контрагента возвратить полученное по недействительной сделке или заявить требование о взыскании неосновательного обогащения. Данный вопрос имеет существенное значение, так как, например, признание определенной сделки оспоримой или ничтожной несет разные правовые последствия (в частности, применяется разный срок исковой давности). Кроме того, выбор способа защиты напрямую связан с определением предмета доказывания по делу — по каждому требованию он самостоятельный.

Судебная практика по вопросу оспаривания сделок неоднозначна. Большинство судов придерживается той позиции, что все сделки, в отношении которых в Законе о защите конкуренции прямо не указано, что они могут быть признаны недействительными (т.е. оспоримыми), являются ничтожными .

[2]

Постановление ФАС Поволжского округа от 20.07.2009 N А72-8694/2008, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.06.2004 N А33-6967/03-С6-Ф02-2269/04-С1.

По одному из дел, рассмотренному ФАС Московского округа, истец обратился в арбитражный суд с иском об обязании ответчиков прекратить исполнение договора поставки и о взыскании неосновательного обогащения. При этом он мотивировал свой иск тем, что заключенный между сторонами договор поставки является ничтожным как не соответствующий требованиям, в частности ст. 10 Закона. Вынося решение по делу, суд подтвердил наличие в момент заключения договора поставки обстоятельств, указанных в пп. 3, 6, 8, 9 ч. 1 ст. 10 Закона, и признал договор ничтожным в силу ст. 166 — 168 ГК РФ .

Постановление ФАС Московского округа от 13.10.2009 N КГ-А40/9043-09.

Вместе с тем можно выделить судебные акты, в которых все сделки, совершенные с нарушением антимонопольного законодательства, относятся к категории оспоримых . В этой связи показательными являются судебные акты Пятого арбитражного апелляционного суда и ФАС Дальневосточного округа, в которых указано, что ст. 12 («Полномочия антимонопольного органа») Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» устанавливает возможность оспаривания антимонопольным органом сделок, совершенных с нарушениями антимонопольного законодательства, а также устранение таких нарушений посредством исполнения соответствующих предписаний этого же органа. С учетом изложенного, по мнению судов, основания для квалификации сделок, совершенных с нарушениями антимонопольного законодательства, как ничтожных в силу ст. 168 ГК РФ отсутствуют .

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 10.10.2006 N Ф03-А37/06-1/3434.
Аналогичная норма закреплена в ст. 23 Закона о защите конкуренции.
Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 09.09.2008; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 22.12.2008 N Ф03-5516/2008.

Авторы настоящей статьи полагают, что исходя из буквального толкования действующего законодательства, для признания оспоримыми всех сделок, совершенных с нарушением Закона о защите конкуренции, нет достаточных оснований. Как уже указывалось, согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Ряд статей Закона о защите конкуренции (ч. 4 ст. 17, ч. 2 ст. 18, ч. 2 и 4 ст. 34 и др.) прямо устанавливает, что сделки, совершенные с нарушением их условий, являются оспоримыми. Следовательно, сделки, совершенные с нарушением иных статей Закона, должны признаваться ничтожными в силу ст. 168 ГК РФ. Иная позиция по данному вопросу противоречила бы буквальному толкованию Закона.

Рассматривая данную проблему, нельзя упускать из виду, насколько подобная практика будет отвечать целям стабильности гражданского оборота. Ведь если предположить, что все сделки, формально не соответствующие требованиям ст. 10 и 11 Закона о защите конкуренции, будут автоматически признаваться ничтожными, то в данную группу могут попасть тысячи сделок, заключаемых между различными хозяйствующими субъектами, независимо от того, приводит совершение таких сделок к ограничению конкуренции и нарушению прав и законных интересов третьих лиц или нет.

В этой связи представляется, что проблема квалификации сделок, совершенных с нарушением антимонопольного законодательства, должна быть разрешена посредством отнесения всех указанных сделок к категории оспоримых. Реализация такого подхода на законодательном уровне позволит устранить неопределенность в вопросе квалификации сделок и будет способствовать развитию конкуренции и рыночных отношений в духе стабильности гражданского оборота. Следует отметить, что указанный подход обсуждался 25 марта 2010 г. на совместном совещании Федеральной антимонопольной службы России и некоммерческого партнерства «Содействие развитию конкуренции» и получил концептуальную поддержку со стороны представителей антимонопольного органа.

Читайте так же:  Исключительные полномочия совета федерации. совет федерации федерального собрания российской федерац

Общие правила оспаривания сделок

Вопрос-ответ по теме

Договор коммерческого найма был заключен с 15.07.2012 по 15.07.2013 без согласия собственника жилого помещения, наличие которого является обязательным условием для заключения такого договора. 1.Является ли такая сделка ничтожной? 2.07.05.2013г. Федеральным законом № 100-ФЗ в ст.166 ГК РФ были внесены существенные изменения и данные изменения не распростроняются на правоотношения, возникшие до вступления данного Федерального закона в силу. Можно ли применить в данном случае положения ГК РФ, действовавшие на момент заключения сделки?».

Общие правила оспаривания сделок, совершенных без одобрения, предусмотрены в статье 173.1 Гражданского кодекса РФ, вступившей в силу с 01.01.2013 г.

Пункт 6 статьи 3 Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ установил следующие переходные правила: «Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) об основаниях и о последствиях недействительности сделок (статьи 166–176, 178–181) применяются к сделкам, совершенным после дня вступления в силу настоящего Федерального закона».

Таким образом, при оспаривании сделок, заключенных до 1 сентября 2013 года, суды не должны учитывать новые ограничения на оспаривание — они должны применяться только к сделкам, заключенным после этой даты.

Между тем, согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. На основании вышеизложенного, если для заключения договора найма жилого помещения законодательство предусматривало получение согласия собственника (в частности ст.296 ГК РФ), то отсутствие данного согласия является правовым основанием для признания сделки недействительной. В качестве примера судебной практики по аналогичному случаю, Вы можете ознакомиться с решением Ленинского районного суда г. Перми от 25.06.2012 г.

Дополнительно Вы можете ознакомиться со статьями:

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах ЮСС «Система Юрист»

«Требование к согласованию сделки с третьими лицами до ее совершения

В качестве примера можно указать следующие нормы ГК РФ:

  • дача кооперативом согласия на передачу пая гражданину, не являющемуся членом кооператива (п. 3 ст. 111 ГК РФ);
  • отчуждение имущества казенным предприятием только с согласия собственника имущества (п. 1 ст. 297);
  • распоряжение предметом залога только с согласия залогодержателя (п. 2 ст. 346);
  • перевод долга с согласия кредитора (п. 1 ст. 391);
  • передача абонентом принятой энергии субабоненту только с согласия энергоснабжающей организации (ст. 545);
  • сдача арендованного имущества в субаренду только с согласия арендодателя (п. 2 ст. 615);
  • замена выгодоприобретателя по договору личного страхования, назначенного с согласия застрахованного лица, только с согласия такого застрахованного лица (ст. 956).

• Между муниципальным предприятием и ООО было заключено соглашение об отступном, в силу которого муниципальное предприятие передало обществу недвижимое имущество. Переданным имуществом муниципальное предприятие владело на праве хозяйственного ведения. МУП обратилось в арбитражный суд с иском к обществу о применении последствий недействительности ничтожной сделки — соглашения об отступном.

Соглашаясь с признанием соглашения об отступном недействительным, суд кассационной инстанции основывался на следующем. Согласно ст. 294 ГК РФ государственное или муниципальное унитарное предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соответствии с ГК РФ. Предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника (п. 2 ст. 295 ГК РФ). Поскольку при заключении соглашения об отступном согласие собственника в установленном порядке получено не было, данная сделка правомерно признана судом первой инстанции ничтожной на основании ст. 168 ГК РФ. *».

Оспаривание сделок по «банкротным» основаниям (Астафуров А.Ю.)

Дата размещения статьи: 16.11.2017

Ключевые слова: арбитражный управляющий, банкротство, вывод активов, конкурсные кредиторы, нерыночные сделки, оспаривание сделок, период подозрительности, преференциальные сделки.

Понятие сделки в контексте оспаривания по «банкротным» основаниям

«Банкротные» основания для признания сделок недействительными

Библиография

Аюрова А.А. Теоретические основания оспаривания сделок в процессе банкротства // Журнал российского права. 2016. N 11.
Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный). М.: Деловой двор, 2012.
Кузнецов С.А. Основные проблемы правового института несостоятельности (банкротства): Монография. М.: Инфотропик Медиа, 2015.
Марков П.А. Признание недействительной подозрительной сделки в деле о банкротстве // Право и экономика. 2016. N 11.
Шестов А.В. Неравноценные сделки несостоятельного должника // Арбитражный и гражданский процесс. 2016. N 8.

ВС объяснил, когда при банкротстве надо оценивать всю цепочку сделок

АСВ обвинило обанкротившийся «Национальный банк развития бизнеса» в выводе активов. Три инстанции разбираться в многочисленных «уликах» конкурсного управляющего не стали. Экономколлегия Верховного суда осталась этим недовольна и подробно рассказала почему.

Экономическая коллегия Верховного суда РФ опубликовала полную версию определения по делу о банкротстве ОАО «Национальный банк развития бизнеса», где затрагивались проблема финансовых схем и притворности сделок (№ А40-76551/2014). «Это определение выступает очередным примером, ориентирующим нижестоящие суды на необходимость всесторонней оценки обстоятельств обособленного спора об оспаривании сделок должника в деле о банкротстве и недопустимость сугубо формального подхода к доводам сторон», – комментирует Роман Зайцев, партнер Dentons.

Роман Зайцев, партнер Dentons: «В определении ВС отражен целый ряд выводов по вопросам применения норм как материального, так и процессуального права, которые облегчают задачу защиты прав кредиторов, пострадавших от недобросовестных действий должника в преддверии банкротства.

Фабула спора, или путешествия 82 млн руб.

Госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ) как конкурсный управляющий оспорила в суде продажу банком помещений в центре Москвы (ул. Красная Пресня, д. 28, площадь 471,5 кв. м). Эту недвижимость банк продал Магомеду Заглиеву незадолго до банкротства – 24 сентября 2013 года. Цена сделки была 82,2 млн руб. При этом оплата недвижимости произошла не сразу (хотя в договоре было написано обратное), а лишь спустя полгода, за полтора месяца до банкротства – 7 марта 2014-го (правда, еще до этого Заглиев перепродал помещения другим лицам в долевую собственность).

По мнению АСВ, банк передал имущество безвозмездно. Это, как объясняло агентство, подтверждают ряд банковских операций и сделка купли-продажи векселей, совершенные до оплаты по договору по продаже помещений и в один день — 7 марта 2014 года. Их АСВ также просило признать недействительными. Банк таким образом вывел имущество, а деньги, заплаченные Заглиевым за недвижимость, являются средствами самой кредитной организации, уверены были в АСВ.

Читайте так же:  Сигналы оповещения гражданской обороны. донбасский ад сообщение от военкоров

Все эти договоры и операции являются взаимосвязанными – прикрывают единую сделку по выводу активов в преддверии банкротства, резюмировало АСВ. Но три инстанции это не убедило: в иске агентству было полностью отказано. Оплата за помещения была, а спорные банковские операции права кредитной организации никак не затрагивают, мотивировали свое решение суды. Кроме того, на их взгляд, истек годичный срок исковой давности (для признания оспоримой сделки недействительной – п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса). Разбираться же подробно в предполагаемой «схеме» суды не стали. И напрасно. Дело по жалобе АСВ дошло до Верховного суда, и экономколлегия ВС (Иван Разумов, Ирина Букина и Сергей Самуйлов) отправила его на новый круг.

Срок давности

Прикрываемая сделка (по выводу активов) оспорена АСВ по сути по основаниям п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве – как сделка, совершенная в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов банка, в первую очередь отмечается в определении ВС. Следовательно, течение срока исковой давности началось с того момента, когда АСВ узнало или реально имело возможность узнать не только о самом факте совершения спорных сделок и банковских операций, но и о том, что они являются взаимосвязанными, притворными и в действительности совершены во вред кредиторам (ст. 61.9 Закона о банкротстве). Обстоятельств, когда агентство узнало обо всем этом, суды не устанавливали, а значит, сделали преждевременный вывод об истечении срока давности, указала экономколлегия.

Как доказывало в судах агентство, при купле-продаже ценных бумаг стороны не намеревались использовать их в качестве отчуждаемого объекта. Банку были вручены неликвидные векселя без индоссаментов, ссылалось АСВ. А согласно ГК простое вручение векселей без совершения на них передаточных надписей не могло повлечь за собой перехода к банку прав по ценными бумагами.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Суды этим доводам надлежащей оценки не дали. Они решили, что неликвидность ценных бумаг не доказана. По их мнению, это может подтверждаться исключительно бухгалтерскими документами – балансом, отчетом о прибыли и убытках векселедателя. А вот ответы компетентных органов о непредоставлении векселедателями отчетности (о предоставлении отчетности с нулевыми данными) не свидетельствуют, на их взгляд, об отсутствии активов. Судьи ВС с этим не согласились.

Нижестоящим судам «надлежало оценить в совокупности представленные агентством документы, включая сведения компетентных государственных органов, определив, какая именно информация этими сведениями подтверждена, а также акты об отсутствии векселедателей по месту их нахождения, указанному в ЕГРЮЛ, и иные документы, установив реальность истребования вексельного долга у организаций, место нахождения которых неизвестно и которые не представляют отчетность (либо представляют отчетность с нулевыми данными)», говорится в определении ВС.

В соответствии с ч. 2 ст. 9 Арбитражного процессуального кодекса участвующие в деле лица несут риск наступления последствий несовершения ими процессуальных действий, напомнила экономколлегия.

Исходя из этого судам следовало оценить и поведение процессуальных оппонентов агентства, по сути, отказавшихся от опровержения косвенных доказательств неликвидности ценных бумаг.

Бремя доказывания

Плохо проанализировали суды и доводы АСВ непосредственно о самой сделке купли-продажи недвижимости. Указание в договоре о совершенных расчетах, которых на самом деле не было; предоставление в регистрирующий орган договора без дополнительного соглашения к нему о рассрочке платежа для Заглиева (это позволило избежать регистрации ипотеки в пользу банка) – все эти ссылки АСВ суды проигнорировали.

Более того, остался без внимания и довод агентства о том, что конечным бенефициаром общества «Агросервис», участвовавшего в цепочке денежных переводов, был Антон Суслонов – заместитель председателя правления банка. Именно он как исполняющий обязанности председателя правления подписал адресованное регистрирующему органу письмо о том, что заключенный с Заглиевым договор купли-продажи недвижимости не является для банка крупной сделкой и сделкой с заинтересованностью.

Суды все это проверять не стали. Однако, если все эти обстоятельства будут доказаны, то это значит, что спорные сделки были совершены в условиях потенциального конфликта интересов: за недвижимость, переданную банком, Заглиев рассчитался средствами, полученными от компании, контролируемой менеджером банка, которая в свою очередь получила их от банка за неликвидные векселя без индоссаментов. Это переносило на процессуальных оппонентов АСВ бремя доказывания, говорится в определении ВС: именно им нужно обосновать то, что цепочка сделок основана на реальных хозяйственных отношениях, подтвердить действительное исполнение существующих обязательств (ст. 65 АПК).

Мнение юристов

Крайне важной представляется поддержка ВС доводов о возможности квалификации комплекса сделок купли-продажи имущества и ценных бумаг, а также ряда банковских операций в качестве взаимосвязанных недействительных сделок, прикрывающих единую сделку по выводу активов банка, считает Зайцев. «Нередко только при таком подходе оспаривание сделки и защита прав кредиторов будут возможны», – говорит он. Для практики большое значение имеет указание коллегии на необходимость оценивать всю цепочку взаимосвязанных сделок, уверен и Роман Маловицкий, советник АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». По его словам, ранее эта позиция также прослеживалась в актах ВС, однако на практике суды по-прежнему были склонны рассматривать сделки по отдельности.

Важную роль, по мнению юристов, могут сыграть и выводы экономколлегии относительно применения положений процессуального закона о доказывании – возложении бремени доказывания экономического смыла совершенных сделок на ответчиков. «Из текста следует, что это связано в первую очередь с имеющимся конфликтом интересов зампредправления банка, владеющего долей в одном из участников сделок и совершавшего юридически значимые действия от имени банка, – поясняет Маловицкий. – Тем не менее, на мой взгляд, эта позиция может в дальнейшем применяться и в других случаях, когда есть признаки недобросовестного поведения контрагентов».

Сроки оспаривания сделки с недвижимостью

Хоть раз в жизни, но каждый человек совершает операции с недвижимым имуществом. Это может быть покупка, продажа, сдача в аренду, дарение и другие действия по передаче прав на недвижимость. И иногда у одной из сторон появляются основания для недовольства проведенной сделкой по различным причинам. На законодательном уровне установлен период времени для отстаивания своих прав.

Общие понятия о сроках оспаривания

Гражданско-правовой договор совершается для возникновения права собственности или правомочия пользования объектом имущества. Условия, отличающие действительное соглашение от недействительного, следующие:

  • Содержание документа не противоречит нормам законодательства о совершении действий с недвижимостью;
  • Стороны обладают необходимой право и дееспособностью, то есть способностью нести ответственность за свои деяния, а также осознавать свои обязанности;
  • Воля и волеизъявление участников об операции с недвижимости совпадают;
  • Соблюдена форма заключения договора.
Читайте так же:  Счет на оплату услуг образец. как выставить счет на оплату от ооо на основании чего выписывается сче

Нарушение хотя бы одного из перечисленных условий свидетельствует о недействительности договора. Признание соглашения недействительным означает то, что заключенный между сторонами договор не влечет за собой юридических последствий с самого момента подписания. Сторона, выявившая факт недействительности правового действия, выбирает один из вариантов:

  1. Оспаривание заключенного договора по объектам недвижимости;
  2. Доказывание факта ничтожности.

Исчисление периода времени, за который можно оспорить совершенные действия, начинается с того момента, как одна из сторон обнаружила факт недействительности. Оспаривание сделок с недвижимостью происходит путем направления искового заявления соответствующему судебному органу.

Основания для оспаривания

Любой спор должен быть подкреплен соответствующим основанием.

Причинами для оспаривания сделки с недвижимостью могут стать:

  1. Нарушение правовых норм заключенным договором о передаче прав на недвижимое имущество;
  2. Выявление информации о недееспособности или ограниченной дееспособности одной из сторон;
  3. Случаи, когда одна из сторон представлена несовершеннолетним и процедура проведена без согласия законных представителей ребёнка;
  4. Соглашение о недвижимом имуществе совершено человеком из-за угроз других лиц, под давлением;
  5. Из-за недостоверной информации одна из сторон договора введена в заблуждение, это может быть квалифицировано как мошеннические действия.

Сроки исковой давности

Срок оспаривания сделки с недвижимостью может иметь длительность 1 год либо 3 года в зависимости от сложившейся ситуации. Определение длительности срока для обжалования происходит на основании норм Гражданского кодекса РФ, где указаны положения об оспоримых и ничтожных соглашениях.

Понятие исковой давности устанавливает временной период для осуществления защиты нарушенных прав истца. Законодательно исковая давность закреплена в ст. 195 Гражданского кодекса РФ. Сроки давности для предъявления иска важны не только для сторон, но и для других лиц и государственных организаций, чьё присутствие может потребоваться в судебном заседании при рассмотрении дела о недействительности операций с недвижимостью.

Оспоримые сделки

Оспоримой сделкой признается такое соглашение, недействительность которого признается в судебном порядке. Для оспаривания должны быть правовые основания, в общем виде установленные параграфом 2 главы 9 ГК РФ. Порядок подачи искового заявления в суд подразумевает обоснованность заявления истца о нарушении его законных прав и интересов условиями совершенного соглашения по поводу передачи прав на недвижимость.

Длительность срока для предъявления искового заявления равна 1 году с того момента, как на истца было прекращено влияние угрожающих действий, из-за которых операция по передаче прав на недвижимость была проведена. В ином случае срок давности для оспаривания исчисляется с момента, когда истцу открылись иные обстоятельства, влекущие недействительность правовых действий. В случае оспоримого соглашения у гражданина есть выбор способа защиты своих прав:

  • Обращение в судебную инстанцию;
  • Медиация, то есть поиск компромисса при помощи третьего лица, не являющегося заинтересованным в исходе спора;
  • Самостоятельная защита истцом своих нарушенных прав и законных интересов.

В итоге судебного рассмотрения оспоримого договора будет вынесено решение о действительности либо недействительности на основании всех представленных сторонами доказательств.

Ничтожные сделки

К ничтожным относятся те соглашения, которые с момента заключения не соответствовали нормам российского законодательства. В таком договоре нет сомнений в недействительности. Единственной причиной для ничтожности – это наличие факта нарушения требований закона.

Такой договор считается недействительным в силу своего характера, а не по решению суда. Однако само признание недействительности происходит на основании судебного рассмотрения дела.

Для признания ничтожной сделки недействительной ч.1 ст. 181 ГК РФ установлен срок длительностью в 3 года. В этой же статье установлен порядок исчисления срока: со дня исполнения соглашения по поводу объекта недвижимого имущества либо с момента предъявления иска третьим лицом, которому стало известно о начале исполнения условий. Для ничтожных сделок установлен максимальный предел срока исковой давности. Верхняя граница периода оспаривания не превышает 10 лет с момента исполнения условий сторонами.

Среди ничтожных сделок есть несколько подвидов, такие как:

  • Мнимые – это такие соглашения, которые совершены без намерения создать новые юридические последствия для сторон договора;
  • Притворные – те, которые покрывают за собой другое соглашение по поводу недвижимого имущества;
  • Действия по передаче прав на имущество с малолетними и ограниченно дееспособными гражданами;
  • Нарушающие права и интересы третьих лиц;
  • Те гражданско-правовые договоры, которые нарушают правопорядок и нравственность.

Оспаривание правовых действий с недвижимостью потребует от истца внимательности и юридической грамотности при составлении заявления в суд и описании причин для признания его недействительности.

Дополнительно о сроках оспаривания сделок с недвижимым имуществом можно узнать, посмотрев видео:

Оспаривание сделок, совершенных должником до банкротства

Сделки, совершенные должником за три года до банкротства, могут быть оспорены.

Но это не повод отказаться от подачи заявления о несостоятельности. Ведь отменить сделку, совершенную более года назад, кредиторам будет непросто.

Закон «О несостоятельности» дает возможность заимодателям опротестовать сделку, совершенную должником за три года до банкротства. Сделка признается недействительной, имущество возвращается человеку-банкроту и включается в конкурсную массу, то есть подлежит продаже с торгов.

Поэтому финучреждение может подать заявление о признании заемщика банкротом, чтобы получить возможность для оспаривания.

Финансовый управляющий наделен большими полномочиями в банкротном деле. Его действия будут зависеть от того, кто оплачивает услуги. Если платит банк, то управляющий проявит настойчивость в суде для отмены договоров. Когда управляющий представляет интересы должника, то будет действовать в его интересах.

Граждане получили возможность заявить о несостоятельности с октября 2015 года. До этого момента еще не работал Закон «О банкротстве». Поэтому, если должник продал имущество до октября 2015 года, то договор купли-продажи нельзя оспорить на основании ФЗ «О несостоятельности».

Сделки, заключенные до октября 2015 года, можно оспорить по общим нормам Гражданского кодекса

Срок для опротестования установила ст. 10 Гражданского кодекса. Срок для обращения в суд зависит от даты подписания договора.

Когда заключен договор

[1]

Срок для оспаривания

До 1 сентября 2013 года

Позднее 1 сентября 2013 года

Десять лет, но не более трех лет с момента как заимодатель или управляющий узнал об отчуждении имущества

Чтобы оспорить договор нужно доказать, что действия должника были направлены на причинение вреда заимодателям. Но не всегда удается подтвердить это обстоятельство.

Примеры незаконных сделок:

1. У должника начались проблемы с погашением кредита, и он продал квартиру своей сестре по цене намного ниже среднерыночной.

2. Суд уже признал гражданина несостоятельным. После чего гражданин продает автомобиль и комнату в коммунальной квартире, которой он владеет.

Читайте так же:  Акт выполненных работ оказанных услуг образец. акт выполненных работ по договору оказания услуг. как

Все-таки банкротные нормы могут применяться при отчуждении имущества до 2015 года, если гражданин является индивидуальным предпринимателем. Чем больше времени прошло от даты подписания договора должником, тем меньше шансов оспорить продажу.

Сделку можно отменить при соблюдении четырех условий

Для отмены договора должны быть действительно веские основания. Нельзя опротестовать продажу квартиры, потому что заемщик продал ее своей сестре по низкой стоимости. Есть четыре условия для отмены договора:

1. Контрагентом является близкий родственник, знакомый или другой человек, который знает о проблемах должника с погашением кредита. Понимает, что цель продажи – это причинение ущерба заимодателям.

2. Заемщик уже имеет проблемы с возвратом задолженности: допускает просрочки, сумма задолженности превышает стоимость собственности, которая принадлежит должнику.

3. Гражданин совершил сделку, невыгодную для себя и его кредиторов. Например, подписал дарственную на недвижимость. Выгоды от подарка гражданин не имеет, а финансовое положение только ухудшается.

4. Имущество не является неприкосновенным. Список неприкосновенного имущества утвердила ст. 446 Гражданского процессуального кодекса. Например, единственное жилье у должника нельзя отнять.

Действия юристов кредитной организации нацелены на оспаривание договоров. Удается даже оспорить продажу или дарение единственного жилья. Но для заемщика отрицательных последствий не будет, поскольку единственную квартиру все равно нельзя отнять. Исключением являются случаи, когда жилье находится в залоге у кредитной организации.

Примеры законных и незаконных сделок:

Пример №1. Кузнецова Мария взяла три года назад кредиты в банке, но через год ее уволили с работы, начались просрочки по кредиту. Поэтому Мария продала машину. Финансовый управляющий или заимодатель получит все шансы отменить договор, если докажет причинение убытков. Во внимание принимается цена договора, дальнейшая судьба денежных средств, полученных должником. Исследуется тот факт, были ли совершены реальные расчеты или автомобиль был продан за «смешные» деньги.

Пример №2. Малышев Николай имеет в собственности две квартиры. Одну из них продал. После чего взял кредит в финансовой организации. Но через год перестал погашать кредит, так как остался без работы. Финучреждение вряд ли сможет отменить продажу квартиры, так как на тот момент Малышев еще не оформил кредит и не имел задолженности.

Пример №3. Васильева Алена взяла кредит на покупку машины, но через полгода поняла, что не сможет его выплачивать. Поэтому она поспешила продать свою квартиру в столице. Жилплощадь, которая находится в центре столицы, продана за 1,5 млн рублей. Стоимость жилья сильно занижена, потому кредиторы или управляющий смогут добиться отмены договора.

Кстати, в делах о несостоятельности финансовый управляющий обладает широкими полномочиями. Может направить запросы в Росреестр, налоговую инспекцию, ГИБДД, чтобы собрать необходимую информацию. Потому не получится утаить от кредиторов нюансы сделки.

Кредиторы могут оспорить не только договор купли-продажи, но и другие сделки

Должник может попытаться скрыть имущество другим способом: подписать с супругой брачный договор, заключить соглашение о разделе собственности. Но кредиторы должны первыми узнать о таких сделках – должник по закону обязан уведомить их о сделке письменно. Когда заемщик подписывает брачный контракт, а финучреждение узнает об этом постфактум, то договор будет оспорен.

5 рискованных сделок для банкрота:

1. Подписание брачного контракта или соглашения о разделе имущества за три года до банкротства.

2. Заключение мирового соглашения по судебному делу.

3. Передача другому заимодателю средств, полученных по исполнительному производству от своего должника.

[3]

4. Перечисление средств для погашения долгов перед другим заимодателем.

5. Выплата зарплаты и премий – для частного предпринимателя.

Сделку не получится оспорить, если должник действовал добросовестно

Суд принимает во внимание, для каких целей заемщик использовал средства, вырученные от продажи собственности. Если пытался рассчитаться с кредиторами, значит, действовал добросовестно. Защитил интересы заемщика, являющегося индивидуальным предпринимателем, Арбитражный суд Московской области (дело № А41-58450/2012). У гражданина начались проблем с погашением кредита. Поэтому он продал свои земельные участки, находящиеся в Московской области. Финансовому управляющему договор купли-продажи показался подозрительным, и он пытался его опротестовать. Но безуспешно. Суд отказался отменить сделку, поскольку нет доказательств недобросовестности заемщика. Не доказано, что участки проданы по цене ниже рыночной, а средства, вырученные от продажи, должник использовал для расчетов с кредиторами.

Кредиторы могут оспорить недобросовестные действия должника

Казалось бы, можно скрыть имущество, если переписать его на супругу. Но уйти от кредиторов на самом деле непросто. Арбитражный суд Красноярского края отменил брачное соглашение, подписанное должником (дело № А33-21816/2015 от 04.05.2016). Гражданин уже понимал, что ему «светит» разорение и подписал с женой соглашение о разделе имущества. Позднее супруги изменили режим совместной собственности, подписав брачный контракт. После этого супруга поспешила подарить сыну часть имущества. Гражданин старался поскорее провести все сделки, пока не началась процедура банкротства. Суд сделал вывод, что заемщик намеренно скрыл имущество от кредиторов, потому и подписал брачный договор. Передача имущества признана недействительной сделкой.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Суд может пересмотреть, не только договор купли-продажи, но и другие договора, подписанные гражданином. Учитывается дата заключения договора, цена имущества, а также поведение самого должника.

Источники


  1. Пивовар, А.Г. Большой англо-русский юридический словарь: моногр. / А.Г. Пивовар. — М.: Экзамен, 2016. — 864 c.

  2. Задачи и тестовые задания по судебной медицине: моногр. . — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015. — 624 c.

  3. Чухвичев, Д. В. Законодательная техника / Д.В. Чухвичев. — М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2012. — 416 c.
  4. Московский городской суд в системе органов государственной власти Российской Федерации. История и современность: моногр. . — М.: Проспект, 2014. — 192 c.
  5. Волеводз, А. Г. Международный розыск, арест и конфискация полученных преступным путем денежных средств и имущества (правовые основы и методика) / А.Г. Волеводз. — М.: Юрлитинформ, 2015. — 477 c.
Ограничения оспаривания договора. оспаривание договора. сделки, заключенные без согласия управляющег
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here