Новый закон о коррупции. закон о противодействии коррупции нуждается в существенных изменениях

научная статья по теме Закон о противодействии коррупции нуждается в существенных изменениях Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «Закон о противодействии коррупции нуждается в существенных изменениях»

Закон о противодействии коррупции нуждается в существенных изменениях

О.Н. БИБИК, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного права и криминологии юридического

факультета Омского государственного университета

им. Ф.М. Достоевского

В статье рассматриваются недостатки Федерального закона « по теме «Государство и право. Юридические науки»

Новый закон о коррупции. Закон о противодействии коррупции нуждается в существенных изменениях

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Федеральный закон от 6 февраля 2019 г. № 5-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия коррупции” (не вступил в силу)

Принят Государственной Думой 24 января 2019 года

Одобрен Советом Федерации 30 января 2019 года

Внести в статью 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (в редакции Федерального закона от 3 февраля 1996 года N 17-ФЗ) (Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1990, N 27, ст. 357; Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 6, ст. 492; 2001, N 33, ст. 3424; 2003, N 27, ст. 2700; N 52, ст. 5033; 2004, N 27, ст. 2711; 2005, N 1, ст. 45; 2007, N 31, ст. 4011; N 41, ст. 4845; 2009, N 23, ст. 2776; N 30, ст. 3739; 2010, N 31, ст. 4193; N 47, ст. 6028; 2011, N 7, ст. 905; N 27, ст. 3873; N 48, ст. 6730; N 50, ст. 7351; 2012, N 27, ст. 3588; N 50, ст. 6954; N 53, ст. 7605; 2013, N 11, ст. 1076; N 19, ст. 2329; N 26, ст. 3207; N 27, ст. 3438; N 30, ст. 4084; N 51, ст. 6699; 2014, N 26, ст. 3395; N 52, ст. 7543; 2015, N 27, ст. 3950; N 29, ст. 4357; 2017, N 18, ст. 2661; 2018, N 24, ст. 3400; N 27, ст. 3950; N 31, ст. 4852; N 32, ст. 5100, 5115) следующие изменения:

1) дополнить частью сорок седьмой следующего содержания:

«Банк России при получении от центрального банка и (или) иного органа надзора иностранного государства, в функции которого входит банковский надзор, в соответствии со статьей 51.2 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» сведений, составляющих банковскую тайну, не вправе разглашать их третьим лицам, за исключением случаев, если указанные сведения запрашивались в целях контроля за соблюдением требований Федерального закона от 7 мая 2013 года N 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами». Разглашение полученных сведений в указанных целях осуществляется с учетом установленных законодательством иностранного государства требований к раскрытию информации и представлению документов.»;

2) дополнить частью сорок восьмой следующего содержания:

«Банк России при получении от иностранного регулятора финансового рынка в соответствии со статьей 51.3 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» сведений, составляющих банковскую тайну, не вправе разглашать их третьим лицам, за исключением случаев, если указанные сведения запрашивались в целях контроля за соблюдением требований Федерального закона от 7 мая 2013 года N 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами». Разглашение полученных сведений в указанных целях осуществляется с учетом установленных законодательством иностранного государства требований к раскрытию информации и представлению документов.».

Внести в Федеральный закон от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 28, ст. 2790; 2005, N 30, ст. 3101; 2013, N 11, ст. 1076; N 27, ст. 3438; N 30, ст. 4084; 2014, N 19, ст. 2311; N 52, ст. 7543; 2016, N 1, ст. 46; 2018, N 11, ст. 1588) следующие изменения:

1) дополнить статьей 51.2 следующего содержания:

«Статья 51.2. При поступлении в Банк России запроса Генеральной прокуратуры Российской Федерации, связанного с проверкой соблюдения требований Федерального закона от 7 мая 2013 года N 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами», Банк России обращается в центральный банк и (или) иной орган надзора иностранного государства, в функции которого входит банковский надзор, с запросом о предоставлении соответствующей информации, в том числе содержащей сведения, составляющие банковскую тайну. После получения информации Банк России информирует Генеральную прокуратуру Российской Федерации о результатах рассмотрения поступившего от нее запроса. При этом Банк России обязан соблюдать требования к раскрытию информации и представлению документов, установленные законодательством иностранного государства и (или) международным договором Российской Федерации.»;

2) дополнить статьей 51.3 следующего содержания:

«Статья 51.3. При поступлении в Банк России запроса Генеральной прокуратуры Российской Федерации, связанного с проверкой соблюдения требований Федерального закона от 7 мая 2013 года N 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами», Банк России обращается к иностранному регулятору финансового рынка с запросом о предоставлении соответствующей информации, в том числе содержащей сведения, составляющие банковскую тайну. После получения информации Банк России информирует Генеральную прокуратуру Российской Федерации о результатах рассмотрения поступившего от нее запроса. При этом Банк России обязан соблюдать требования к раскрытию информации и представлению документов, установленные законодательством иностранного государства, и (или) международным договором Российской Федерации, и (или) двусторонним соглашением с иностранным регулятором финансового рынка, предусматривающим обмен информацией.».

Читайте так же:  Диспозитивный метод. методы, способы и типы правового регулирования

Статью 5 Федерального закона от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2008, N 52, ст. 6228; 2011, N 48, ст. 6730) дополнить частью 6.1 следующего содержания:

«6.1. Генеральная прокуратура Российской Федерации в случаях, предусмотренных федеральными законами, взаимодействует с компетентными органами иностранных государств при проведении уполномоченными должностными лицами государственных органов, органов местного самоуправления и организаций проверок соблюдения ограничений, запретов и требований, установленных в целях противодействия коррупции, лицами, на которых распространены такие ограничения, запреты и требования.».

Внести в статью 7 Федерального закона от 7 мая 2013 года N 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2013, N 19, ст. 2306; 2015, N 45, ст. 6204) следующие изменения:

1) в пункте 4 части 2 слова «, в банки и иные организации иностранных государств» исключить;

2) дополнить частью 4 следующего содержания:

«4. Запросы в иностранные банки и иные иностранные организации, а также в уполномоченные органы иностранных государств, за исключением запросов в связи с проведением проверок в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 13.4 Федерального закона «О противодействии коррупции», направляются органами прокуратуры Российской Федерации на основаниях и в порядке, которые устанавливаются Генеральным прокурором Российской Федерации.»;

3) дополнить частью 5 следующего содержания:

«5. При проведении проверок в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 13.4 Федерального закона «О противодействии коррупции» исполнение запросов, направляемых Генеральному прокурору Российской Федерации, осуществляется в сроки, установленные в таких запросах.»;

4) дополнить частью 6 следующего содержания:

«6. Генеральная прокуратура Российской Федерации при необходимости вправе направить запрос в Центральный банк Российской Федерации, который обращается в центральный банк и (или) иной орган надзора иностранного государства, в функции которого входит банковский надзор, или к иностранному регулятору финансового рынка с запросом о предоставлении имеющейся у них информации о наличии у лиц, которым в соответствии с настоящим Федеральным законом запрещается открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами, счетов (вкладов), наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, и (или) иностранных финансовых инструментов.»;

5) дополнить частью 7 следующего содержания:

[2]

«7. Порядок и условия взаимодействия Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации определяются соглашением.»;

6) дополнить частью 8 следующего содержания:

«8. Генеральная прокуратура Российской Федерации предоставляет полученную от Центрального банка Российской Федерации информацию органам, подразделениям и должностным лицам, указанным в части 1 настоящей статьи.»;

7) дополнить частью 9 следующего содержания:

«9. Органы, подразделения и должностные лица, указанные в части 1 настоящей статьи, не вправе раскрывать третьим лицам информацию о наличии у лиц, которым в соответствии с настоящим Федеральным законом запрещается открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами, счетов (вкладов), наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, и (или) иностранных финансовых инструментов, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.».

Настоящий Федеральный закон вступает в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня его официального опубликования.

Президент Российской Федерации В. Путин

Москва, Кремль
6 февраля 2019 года
№ 5-ФЗ

Обзор документа

Скорректированы Законы о банках, о ЦБ РФ, о противодействии коррупции.

При проведении антикоррупционных проверок Генеральная прокуратура РФ будет сотрудничать с органами иностранных государств.

По просьбе прокуратуры ЦБ РФ будет запрашивать у иностранных центробанков и финансовых регуляторов данные о наличии за границей финансовых активов лиц, которым российское законодательство запрещает владеть такими активами.

Поправки вступают в силу по истечении 180 дней после даты опубликования.

Закон о противодействии коррупции нуждается в существенных изменениях

Страницы в журнале: 115-117

О.Н. БИБИК,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского

В статье рассматриваются недостатки Федерального закона «О противодействии коррупции» и высказываются рекомендации по его совершенствованию.

Ключевые слова: понятие коррупции, противодействие коррупции, совершенствование закона о противодействии коррупции, культура и коррупция.

The law on corruption counteraction requires in essential changes

In article lacks of the Federal law «About corruption counteraction» are considered and recommendations about its perfection express.

Keywords: сoncept of corruption, corruption counteraction, perfection of the law on corruption counteraction, culture and corruption.

10 января 2009 г. вступил в силу первый в отечественной истории Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (далее — Закон), принятие которого ознаменовало качественно новый этап в реализации уголовной политики в области борьбы с коррупционными правонарушениями. Несомненно, сама идея Закона — создание нормативной базы для противодействия коррупции, в том числе формирование понятийного аппарата, закрепление принципов, организационных основ противодействия коррупции, мер по ее профилактке, — требует поддержки и одобрения. Но все эти плюсы многократно нивелируются недо статками Закона, о которых пойдет речь в настоящей статье.

Читайте так же:  Кто имеет право заверять копии. как заверить многостраничный документ

Внимание Закона в основном сосредоточено на такой фигуре, как государственный (муниципальный) служащий. Статьи 8—12 Закона, предусматривающие конкретные меры по противодействию коррупции, посвящены только указанной категории чиновников[1]. Вместе с тем следует отметить, что существуют также лица, замещающие государственные должности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальные должности, которые не являются государственными и муниципальными служащими, следовательно, полностью исключаются из сферы действия Закона. Данное ограничение в криминологическом плане совершенно необоснованно, ведь наиболее опасными проявлениями коррупции являются преступления, совершаемые лицами, замещающими государственные и муниципальные должности (судьи, губернаторы, министры, мэры, депутаты и т. д.).

Борьба с коррупцией в России по традиции приобрела черты кампании: в погоне за показателями правоохранительные органы стали привлекать к уголовной ответственности преподавателей вузов, инспекторов ГИБДД, врачей, прочих должностных лиц, стоящих на последних ступенях современной «табели о рангах», на фоне процветающей коррупции в высших эшелонах власти. Данная «стратегия» вызывает одновременно и удивление, и отторжение подобных приоритетов, значительно снижает авторитет проводимой политики в указанной выше сфере.

Закон во многом является рамочным, содержит небольшое количество мер практической направленности. Но и эти меры представляются совершенно неэффективными, не имеют необходимого потенциала для решения поставленных задач.

Проанализируем данные меры.

1. Согласно ст. 8 Закона на служащих возложена обязанность представления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера. Указанная мера уже предусмотрена в ст. 20 Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (далее — Закон о госслужбе), но свою эффективность доказать не смогла. Представляется, что и после повторного закрепления в Законе она не поможет выявить нелегальные доходы служащего, изобличить его в совершении коррупционного правонарушения. Декларация о доходах и имуществе будет формально содержать указание на то денежное содержание, которое выплачивается служащему, а также на имущество, которое находится в собственности служащего и членов его семьи.

2. Предусмотрена обязанность государственных и муниципальных служащих уведомлять об обращениях в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений (ст. 9 Закона). Данное нормативное положение вводит новый для современного российского законодательства институт доносительства о совершении преступления и правонарушения. Указанный институт в целом, видимо, не нарушает принципов демократического государства, он может использоваться и в противодействии коррупции. Однако соответствующие нормы скомпрометировали себя в советский период, и в настоящее время общественное мнение вряд ли поддержит их широкое применение. Полагаем, в силу сложившейся традиции государство все еще воспринимается не как институт, подконтрольный гражданскому обществу, а как механизм принуждения и подавления. Поэтому не стоит возлагать на ст. 9 Закона больших надежд.

3. Законом регулируются отношения при возникновении конфликта интересов на государственной и муниципальной службе — ситуации, при которой личная заинтересованность служащего влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им должностных (служебных) обязанностей (статьи 10 и 11). Порядок разрешения указанного конфликта закреплен, в частности, в ст. 19 Закона о госслужбе. Отсутствие практики применения соответствующих норм свидетельствует об их неэффективности; нет примеров, когда данные нормы предотвращали бы проявления коррупции. Действующие в органах власти комиссии по урегулированию конфликта интересов работают «для галочки».

4. На гражданина, уволенного с государственной или муниципальной службы, налагаются ограничения при заключении им трудового договора (ст. 12 Закона). Например, в течение двух лет после увольнения с государственной или муниципальной службы гражданин имеет право замещать должности в коммерческих и некоммерческих организациях, если отдельные функции государственного управления данными организациями входили в его должностные (служебные) обязанности, с согласия соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению. Пункт 3 ст. 17 Закона о госслужбе содержит аналогичную норму об ограничениях, налагаемых на гражданина, уволенного с государственной или муниципальной службы, при заключении им трудового договора. Ситуация аналогичная: очередное переписывание в Законе норм, уже установленных иными актами и также не применяющихся на практике.

Таким образом, Закон, по сути, не создает жизнеспособного инструментария противодействия коррупции. Характер замечаний к Закону указывает на необходимость его существенной переработки. Стоит отметить, что указанных недостатков можно было избежать, если бы Закон на стадии его разработки и принятия широко и критически обсуждался среди специалистов и в научных кругах. Искреннее удивление вызывает тот факт, что отмеченные недостатки, будучи очевидными, крайне редко анализируются практиками и учеными, слабость Закона предпочитают не замечать. Одной из немногих работ, в которых содержится конструктивная критика Закона, стала статья проф. А.В. Наумова «Новое антикоррупционное законодательство: много упущено»[2]. Хотя научное сопровождение законопроектных работ в уголовном праве приобрело образ недостижимого идеала, тем не менее, следуя принципу «юридическая наука начинается там, где она говорит законодателю “нет”» (сформулирован М.Д. Шаргородским), полагаем, надо сказать «нет» действующей редакции Закона и призвать ответственных лиц к скорейшему устранению недостатков, допущенных при разработке нормативных основ противодействия коррупции.

Критика конструктивна, если одновременно формулируются альтернативные способы решения проблемы. Предлагаем рассмотреть вопрос о внесении в Закон следующих изменений.

1. Распространить положения Закона на лиц, замещающих государственные и муниципальные должности.

2. Ввести контроль над расходами лиц, замещающих государственные и муниципальные должности, прежде всего над приобретением дорогостоящих предметов, объектов недвижимости. Складывается парадоксальная ситуация: чиновники, занимающие высшие должности, получают весьма скромную зарплату, но при этом умудряются тратить баснословные суммы. Предлагается предусмотреть обязанность указанных лиц декларировать покупку недвижимости, автомобилей, иных предметов, например, стоимостью от 50 000 руб. При этом в декларации должны содержаться сведения об источниках доходов, на которые были приобретены соответствующие вещи.

3. В систему мер по противодействию коррупции включить проведение проверки лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, ее субъектов и муниципальные должности. Данная проверка может заключаться в предложениях чиновникам незаконных выгод (например, взятки). Указанная мера отвергается абсолютным большинством специалистов в том случае, если лицо впоследствии привлекается к уголовной ответственности, поскольку рассматривается как бесчестный поступок, провокация совершения преступления. Хотя мы не разделяем данную точку зрения, можно предложить другой подход: с не прошедшим проверку должностным лицом служебный контракт расторгается. При этом результаты проверки не будут использоваться в целях привлечения указанных лиц к уголовной ответственности. Необходимо задуматься о том, какова цена вопроса: может ли общество допустить к распределению благ людей (например, в статусе федерального министра), способных поддаться искушению.

Читайте так же:  Федеральный закон 53 от 28 марта 1998. с изменениями и дополнениями от. такое лицо будет заниматься

4. Изменить правила назначения наказаний в отношении тяжких и особо тяжких преступлений. Следует отметить, что нередко лица, обвиняемые в совершении коррупционных преступлений, в том числе тяжких и особо тяжких, осуждаются условно, что не противоречит уголовному законодательству. Данный феномен противодействия «беловоротничковой» преступности уже давно известен криминологии. В целях совершенствования нормативных основ борьбы с коррупцией предлагается внести изменения в ст. 73 УК РФ и исключить возможность назначения наказания условно лицам, осужденным за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

5. Уточнить понятие коррупции. Закон определяет коррупцию через обязательный признак — получение выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера (ст. 1). Между тем коррупция может заключаться в приобретении выгоды неимущественного характера (например, карьеризм, протекционизм). Пленум Верховного суда РФ обоснованно обратил внимание на данный аспект должностной преступности в п. 16 постановления от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий». Основным признаком коррупции является использование властных ресурсов в личных целях. Поэтому предлагается дополнить определение коррупции случаями получения от коррупционного правонарушения выгод неимущественного характера.

1 См. об этом: Наумов А.В. Новое антикоррупционное законодательство: много упущено // Уголовное право. 2009. № 2. С. 101.

2 Уголовное право. 2009. № 2. С. 101.

3 Даль В.И. Пословицы русского народа. Т. 1. — Спб., 1879. С. 184, 189, 191, 290.

Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (с изменениями и дополнениями)

Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ
«О противодействии коррупции»

С изменениями и дополнениями от:

11 июля, 21 ноября 2011 г., 3, 29 декабря 2012 г., 7 мая, 30 сентября, 28 декабря 2013 г., 22 декабря 2014 г., 5 октября, 3, 28 ноября 2015 г., 15 февраля, 3 июля, 28 декабря 2016 г., 3 апреля, 1 июля, 28 декабря 2017 г., 4 июня, 3 августа, 30 октября 2018 г., 6 февраля, 26 июля 2019 г.

Принят Государственной Думой 19 декабря 2008 года

Одобрен Советом Федерации 22 декабря 2008 года

См. правовые позиции Конституционного Суда РФ от 26 февраля 2019 г. по некоторым вопросам борьбы с коррупцией

О мерах по реализации отдельных положений настоящего Федерального закона см. Указ Президента РФ от 2 апреля 2013 г. N 309

Об обеспечении соблюдения федеральными государственными служащими ограничений и запретов, требований о предотвращении или урегулировании конфликта интересов, исполнения ими обязанностей, установленных настоящим Федеральным законом см. Методические рекомендации, одобренные президиумом Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции (протокол от 25 сентября 2012 г. N 34)

См. комментарии к настоящему Федеральному закону

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

См. комментарии к преамбуле настоящего Федерального закона

Настоящим Федеральным законом устанавливаются основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения коррупции и борьбы с ней, минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений.

Президент Российской Федерации

[1]

25 декабря 2008 г.

Закрепляются основные принципы противодействия коррупции, а также организационно-правовые основы предупреждения и борьбы с ней.

Сама коррупция определяется путем перечисления примерных противоправных действий, которые характеризуются основным признаком коррупции — незаконное использование лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства, сопряженное с получением выгоды, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими лицами.

Среди предусмотренных мер по борьбе с коррупцией можно выделить такие, как: устранение необоснованных запретов и ограничений, особенно в области экономической деятельности; повышение оплаты труда и соцгарантий государственным и муниципальным служащим (далее — госслужащие); создание механизмов общественного контроля за работой органов власти; антикоррупционная пропаганда; обеспечение независимости СМИ; ужесточение требований к госслужащим и др.

Теперь госслужащий должен сообщать своему работодателю, в прокуратуру или в иные госорганы обо всех случаях склонения его к получению взятки. Кроме того, госслужащих обязали декларировать не только свои доходы и имущество (при этом перечень декларируемых доходов и имущества расширен), но и доходы и имущество своих супруга (супруги) и несовершеннолетних детей.

Госслужащие, владеющие ценными бумагами, акциями (долями участия, паями в уставных (складочных) капиталах организаций), в целях предотвращения конфликта интересов должны передать их в доверительное управление.

Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции»

Настоящий Федеральный закон вступает в силу по истечении 10 дней после дня его официального опубликования

Текст Федерального закона опубликован в «Парламентской газете» от 31 декабря 2008 г. N 90, в Собрании законодательства Российской Федерации от 29 декабря 2008 г. N 52 (часть I) ст. 6228, в «Российской газете» от 30 декабря 2008 г. N 266

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Федеральный закон от 26 июля 2019 г. N 251-ФЗ

Изменения вступают в силу с 6 августа 2019 г.

Федеральный закон от 26 июля 2019 г. N 228-ФЗ

Изменения вступают в силу с 6 августа 2019 г.

Федеральный закон от 6 февраля 2019 г. N 5-ФЗ

Изменения вступают в силу с 6 августа 2019 г.

Федеральный закон от 30 октября 2018 г. N 382-ФЗ

[3]

Изменения вступают в силу с 31 октября 2018 г.

Читайте так же:  Договор залога имущественных прав. договор о залоге (понятие, форма, соджержание) по соглашению подр

Федеральный закон от 3 августа 2018 г. N 307-ФЗ

Изменения вступают в силу с 3 августа 2018 г.

Федеральный закон от 4 июня 2018 г. N 133-ФЗ

Изменения вступают в силу с 3 сентября 2018 г.

Федеральный закон от 28 декабря 2017 г. N 423-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2018 г.

Федеральный закон от 1 июля 2017 г. N 132-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2018 г.

Федеральный закон от 3 апреля 2017 г. N 64-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 28 декабря 2016 г. N 505-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 236-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 90 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 15 февраля 2016 г. N 24-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 28 ноября 2015 г. N 354-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 3 ноября 2015 г. N 303-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 5 октября 2015 г. N 285-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 22 декабря 2014 г. N 431-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2015 г.

Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 396-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2014 г.

Федеральный закон от 30 сентября 2013 г. N 261-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 7 мая 2013 г. N 102-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. N 280-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2013 г.

Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. N 231-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2013 г.

Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 329-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 11 июля 2011 г. N 200-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Законопроект о «вынужденной коррупции». Что ждать от инициативы Минюста?

Карикатура Сергея Ёлкина

Закон Минюста РФ, который благодаря средствам массовой информации стал известен как «Проект о вынужденной коррупции», наделал много шума из ничего, поскольку за кричащими заголовками умалчивается о причинах необходимости его принятия. В чем его суть? Минюст предложил не наказывать за «вынужденную коррупцию».

Предпосылки разработки законопроекта Министерства юстиции

В соответствии с Положениями раздела I Указа Президента РФ от 29.06.2018 № 378 «О национальном плане противодействия коррупции на 2018-2020 годы», Правительству было предписано в срок до 01 февраля 2019 г. представить предложения по внесению в законодательство РФ изменений, предусматривающих случаи, когда несоблюдение запретов, ограничений и требований, установленных в целях противодействия коррупции, вследствие обстоятельств непреодолимой силы не является правонарушением. Чем собственно Министерство юстиции и занялось, причём попыталось сделать это аккуратно, чтобы не вызвать в свой адрес обвинений о попытках легализовать коррупцию, пусть и на бытовом уровне, как это подано многими критиками.

Сам проект представлен для общественного обсуждения сроком до 08 февраля 2019 г., а его содержание, безусловно, может вызывать много споров. Беда в том, что для общественности эта тема доведена в виде предложения освобождать от ответственности за взятки и иные коррупционные преступления. Хотя инициаторы проекта сразу же заявили, что «вынужденная коррупция» будет рассматриваться только в плоскости дисциплинарной ответственности, а доказывать «вынужденность» в уголовном суде никто не позволит.

Несправедливо и утверждение, что Россия тем самым делает шаг назад в борьбе с коррупцией. Действующее российское законодательство о противодействии коррупции является далеко не худшим среди зарубежных аналогов, однако стремление внести в него поправки в части защиты чиновников от обстоятельств непреодолимой силы свидетельствует об очевидных проблемах в правоприменительной практике. Например, когда незначительные нарушения в работе или предоставлении отчетности являются способом воздействия, а нередко и отстранения от должности неугодных управленцев.

С учётом обнародования последнего Индекса восприятия коррупции CPI (Corruption Perception Index) конкретизацию положений антикоррупционного законодательства можно только приветствовать. Индекс ежегодно формируется международным общественным движением Transparency International. По итогам 2018 г. Россия в очередной раз оказалась не в «лучшем свете», будучи определенной на 138 место с 28 баллами из 100.

Что значит «вынужденная коррупция»?

Вообще идея определения понятия «вынужденная коррупция», которым пытается оперировать Минюст, не совсем удачна. Те разъяснения законопроекта о примерах освобождения от ответственности чиновников, нарушивших установленные правила, требования и запреты, очевидно свидетельствуют о том, что в них не идет речи о коррупции как таковой.

В России понятие этого крайне негативного явления впервые закрепил Закон № 273-ФЗ от 25.12.2008 «О противодействии коррупции». Согласно которому коррупцией признаётся «злоупотребление служебным положением, дачу взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами». Коррупцией также признаются указанные выше действия, совершенные от имени или в интересах юридического лица.

Читайте так же:  Банкротство гуп (государственных унитарных предприятий). какие бывают нюансы у банкротства муп особе

Карикатура Сергея Ёлкина

По моему мнению, законодательное закрепление понятия «вынужденная коррупция» приведёт к уменьшению доверия населения к чиновникам. Ведь даже «условно позитивное» поведение государственных служащих будет всё равно оцениваться как коррупционное (пусть и вынужденно), подрывая тем самым их репутацию.

В зарубежных странах сложно найти примеры закреплённого понятия «вынужденная коррупция» и понять, что оно означает. В большинстве государств, которые добились наибольшего успеха в противодействии коррупции и реализации антикоррупционных стандартов, существуют схожие с Россией механизмы. Однако успех в борьбе с коррупцией не всегда, а чаще всего вообще не связан напрямую с уровнем запретов.

Объективными критериями успешности противодействия коррупции принято называть:

  • высокий авторитет власти;
  • нетерпимость в обществе к проявлениям коррупции;
  • высокий уровень правовой культуры среди населения;
  • широкий общественный контроль;
  • подлинную независимость органов по расследованию фактов коррупции; стабильно работающую систему мониторинга работы чиновников;
  • доверие общества и государства к работе этических комиссий и принципам, на которых строятся соответствующие этические кодексы.

Там, где антикоррупционные модели признаны наиболее эффективными, важнейшее значение приобретает прозрачность и публичность работы этических комитетов и комиссий, а также тщательное закрепление рекомендаций по принятию решений в этически спорных ситуациях. Именно в этом направлении российская антикоррупционная политика явно отстает.

Понятие непреодолимой силы (форс-мажор), которое предлагается использовать для оправдания чиновников, никоим образом не может быть связано с заведомой противоправностью их поведения. При этом речь, скорее всего не будет идти о непреодолимой силе в том понимании, которое форс-мажору придается в гражданском законодательстве (военные действия, стихийные бедствия, эпидемии и прочие чрезвычайные обстоятельства). Ведь действие непреодолимой силы – это прежде всего, событие как юридический факт, тогда как коррупционное проявление – это всегда деяние (действие или бездействие).

Проект Минюста предполагает закрепление на законодательном уровне условий, при которых несоблюдение отдельных требований антикоррупционного законодательства по независящим от государственного служащего обстоятельствам не должно влечь для него мер ответственности. Именно при таких условиях Минюст хочет отменить наказание за «вынужденную коррупцию».

Хочу обратить внимание, что примеры событий, при которых чиновник будет освобожден за нарушение антикоррупционных правил, в проекте не приводятся, а представить себе такой исчерпывающий перечень очень сложно. Несмотря на это предполагается, что в законодательстве будут перечислены конкретные примеры «вынужденной коррупции», освобождающие от применения мер юридической ответственности.

О чем же может идти речь при конкретизации положений проекта? С учётом разъяснений, данных представителями Министерства юстиции, противоправность поведения чиновника будет исключаться при обнаружении форс-мажора в таких вопросах, как:

  • декларирование доходов служащего и членов его семьи (например, злоупотребление правами одного из членов семьи или явные технические ошибки);
  • конфликт интересов на государственной службе (или в правоохранительной деятельности) между близкими родственниками в отдаленных местностях;
  • нецелевое расходование денежных средств в целях предотвращения или ликвидации последствий ЧС и ЧП;
  • организация государственных или муниципальных закупок у единственного поставщика либо иные нарушения контрактной системы.

Ключевым мотивом, оправдывающим действия чиновника, в данном случае должны стать общественные, а не частные интересы.

Если государственный или муниципальный чиновник, допуская нарушение антикоррупционного законодательства, не действует в интересах себя, своих родственников или определенного круга физических или юридических лиц, а наоборот, его действия оправданы общественным или государственным интересом, то о какой «вынужденной» коррупции может идти речь?!

Будет ли данный закон работать?

Обсуждение проекта Минюста в принципе на сегодня невозможно, поскольку он не наполнен каким-либо содержанием, а об идее разработки механизмов освобождения от ответственности стало известно еще в июне 2018 г., когда был обнародован президентский национальный план противодействия коррупции.

Следует заметить, что содержание проекта закона должно быть заполнено таким образом, чтобы исключить двоякое толкование нормативных предписаний, а перечень примеров допустимого (позволительного) поведения, и самих обстоятельств непреодолимой силы, был максимально подробно описан и был исключительным, не допускающим расширенного трактования.

В таком случае, этические комиссии по рассмотрению нарушений в сфере антикоррупционного законодательства смогут в условиях открытости принимать объективные и справедливые решения, освобождающие действительно добросовестных чиновников от какой-либо ответственности, но в то же время выявляющие лиц, которые могли бы использовать форс-мажор в корыстных интересах.

На фото: Нянькин Алексей Александрович. Адвокат, член Ассоциации юристов России, общественный деятель, преподаватель

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Автор статьи: Алексей Нянькин, адвокат, старший партнер Адвокатского бюро «Нянькин и партнеры».

Источники


  1. ашов, А. И. Правоведение. Учебник для вузов / А.И. Балашов, Г.П. Рудаков. — М.: Питер, 2015. — 544 c.

  2. Зайцев, А. И. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О судебных приставах» / А.И. Зайцев, М.В. Филимонова. — М.: Ай Пи Эр Медиа, 2014. — 128 c.

  3. ред. Шубин, В.В. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР (1961-1983 гг.); М.: Юридическая литература, 2012. — 432 c.
  4. Суворов, Н. Об юридических лицах по римскому праву / Н. Суворов. — М.: Книга по Требованию, 2011. — 362 c.
  5. Зильберштейн А. А. Земельное право. Шпаргалка; РГ-Пресс — Москва, 2010. — 797 c.
Новый закон о коррупции. закон о противодействии коррупции нуждается в существенных изменениях
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here