Новые петиции. есть ли смысл подписывать петиции в интернете

Имеет ли смысл подписывать петиции в Интернете

Безостановочно предлагают подписать какую-нибудь петицию на сайте change.org. Объясняют, что день можно считать прожитым не зря, если ты помог «спасти единственный московский здравпункт для бездомных», «защитил кошек Волгограда», «остановил закрытие детского дома № 2 в Саратове».

П осле подписания десятка-другого петиций возникает вопрос: доходят эти петиции до властных адресатов? Как вообще это работает?

Change.org – это такая интернет-платформа для публикации и распространения всяких петиций. Доступ бесплатный, пишешь текст, добавляешь фото, вписываешь в адресата: «президент Обама» или «губернатор Полтавченко», собираешь первые пять подписей – и все готово, петиция на сайте. Если встретил на улице что-то, что вызывает у тебя как у гражданина возмущение, по возвращении домой можно запросто потратить 10 минут на изменение мира, создав петицию.

Придумали сайт в 2007 году два студента Стэнфордского университета. Сегодня платформа работает на одиннадцати языках в 196 странах. Петиции на сайте всякие – от ерундовых до действительно важных.

Вот некоторые петербургские петиции:

— губернатору Полтавченко – «Запустите проигрывание классической музыки в Санкт-Петербургском метрополитене» (подписали 8917 человек);

— губернатору СПб и спикеру ЗакСа – «Проверить деятельность депутата В.В. Милонова на предмет психического здоровья и соответствия занимаемой должности» (19 697 подписей);

— опять губернатору Полтавченко – «Сделать проезд для ветеранов Великой Отечественной войны и жителей блокадного города бесплатным на всех видах общественного транспорта на постоянной основе»(подписала 10 323 человека);

— губернатору Полтавченко – «Требуем не допустить передачу Исаакиевского собора и храма Спаса на Крови в ведение РПЦ» (85 754 подписи);

— губернатору Петербурга и управляющему делами президента РФ – «Разбить парк вместо квартала судей» (16 994 подписчиков).

Видно, что из этих пяти петиций сработала только одна – про Исаакиевский собор. И то не факт, что в Смольном, отказывая РПЦ, об этой петиции знали.

Потому что петиции американская платформа никому не отправляет. Это может сделать сам инициатор петиции – распечатать и отослать или лично принести в Смольный или администрацию президента. Но обычно этого не делается. К тому же непонятно, поверят ли в органах власти, что все подписи под петицией настоящие.

– Это, скорее, анализ общественного мнения, нежели кнопка его активации, − считает автор петиции «Сохраните газеты Петербурга» Юрий Гольдштейн. Ее цель была спасти от закрытия «Невское время», «Смену» и «Вечерний Петербург» (в результате из бюджета должны выделить 25 миллионов рублей на создание новой газеты – «Вечерний Санкт-Петербург»). − Это нужно пытаться переводить на другой ресурс. Тут нет никакой гарантии реальных подписей, то есть материального подкрепления никакого, можно самому насоздавать страниц и штамповать подписи. Плюс в каждой петиции во время оформления указываешь адресата. Проверить, получил ли он, возможности нет. Ну, мы, например, указали губернатора Полтавченко.

− Единственный минус портала − невозможность верификации подписей, а так он свою работу выполняет, – считает другой подписант этого обращения – Егор Губернаторов. – В нашем случае небольшое количество голосов (2345) все же принесло плоды, так как инициативу подхватил спикер Макаров, и уже от его лица было написано обращение в верха. То есть виртуальные голоса превратились во вполне реальный голос депутата.

Известный российский интернет-деятель Антон Носик выступает категорически против change.org. Восклицает: «Я никогда не подпишу никакую российскую петицию на сервере change.org. По двум очень простым причинам. Во-первых, ни одно российское ведомство, учреждение или должностное лицо по закону вообще не обязано обращать внимание на подписи, размещенные неустановленными лицами на частном коммерческом сервере, расположенном в штате Делавэр.

Во-вторых, сам по себе change.org – проект в высшей степени отстойный, спаммерский и корявый. Для меня наиболее существенной проблемой является в высшей степени некорректное обращение владельцев сервиса с персональными данными людей, доверивших ему свою персональную информацию. Мало того что они ее продают налево и могут от вашего имени заспамить вашу же фейсбучную ленту – так они еще и используют контакты зарегистрированного пользователя для присылки собственной непрошенной рекламы».

Носик считает, что пользоваться надо отечественными ресурсами: «Если вас, как и меня, не устраивает сервер «Российской общественной инициативы», имеющий два бесспорных достоинства (он официальный, так что власть обязана реагировать, и все подписи под петициями там подтверждаются государством), то в России также существует немало других значимых площадок для сбора подписей – без спама, без подстав, но с той или иной степенью верификации подписантов».

Американский журнал The Wired утверждает, что change.org зарабатывает деньги, используя данные людей, подписавших петиции. В распоряжении change.org имеются данные о 45 миллионах подписантов разных петиций. И есть статистические выкладки: под какими петициями пользователь, скорее всего, готов подписаться. Если он уже подписал обращение о защите прав животных, то он в 2,29 раза легче, чем прочие, подпишет петицию об уголовном правосудии и в 4,4 раза – в защиту прав мигрантов. Change.org использует эти расчеты для создания персональных рекомендаций для каждого пользователя. Вот туда и включаются петиции, за продвижение которых кто-то заплатил. Генеральный директор change.org Бен Реттри подтверждает, что некоторые спонсоры платят сотни тысяч долларов за поддержку их кампании. Впрочем, о спонсорских кампаниях в России пока ничего неизвестно.

Но есть и активные граждане, которые считают change.org удобным инструментом. Хотя и не панацеей. Представитель change.org в России Дмитрий Савелов объясняет, что главное в этой платформе – она объединяет людей, которые хотят вместе решать проблемы. Поэтому создание петиции – это только первый и самый простой шаг. Далее автор петиции должен начать самостоятельную работу с людьми, которые поддержали его. Созваниваться, встречаться, распределять задачи и т.д.

Примерно так использует change.org глава «Красивого Петербурга» Красимир Врански.
− Наша организация постоянно пользуется этой платформой, – говорит он. – Было несколько петиций, с некоторыми удалось победить, добились чего хотели, сейчас курируем еще одну – «За чистый город без рекламного мусора». Набрали почти 2 тысячи подписей, петиция помогает очень сильно. Мы уже три раза писали обращения – и губернатору, и в Комитет по благоустройству – с просьбами убрать объявления. Каждый раз ссылались на петицию и недовольных петербуржцев. Наконец-то удалось продвинуться, чиновники внедрили «автодозвон».

До этого «Красивый Город» публиковал на change.org петиции о пропавшей скульптуре блокадной кошки Василисы, набралось несколько сотен подписей. В итоге пропажу нашли, перекрасили в золотой цвет и установили на родной карниз на Малой Садовой.

Читайте так же:  Закон о принятие жилья аварийным. узнать, признан ли дом аварийным

Ряд петиций Врански не сработали, хотя и набрали много подписей.
− Пробовали добиться бесплатного проезда для ветеранов и жителей блокадного города. Десять тысяч подписей – это довольно-таки внушительно, поэтому провели несколько слушаний: в ЗакСе, в Комитете по транспорту, но пока ничего. Сейчас ветеранам компенсируют 400 рублей на общественный транспорт, но мы хотим, чтобы это было полностью бесплатно. Куда сложнее история с Росатомом. Мы написали петицию «Остановить строительство ядерного могильника на территории Ленинградской области».

Безопасно ли подписывать в интернете различные онлайн-петиции?

Распространение петиции по всему миру

ЭЛЕКТРОННЫЕ ПИСЬМА – ВАШ ЛУЧШИЙ ДРУГ

Дело не в подписях Если вы или ваши друзья когда-нибудь подписали хоть одну петицию, с большой долей вероятности вам станут приходить приглашения делать это и дальше на Change.org. По первому впечатлению, сайт, где подписи собираются тысячами, должен представлять собой что-то вроде предвыборного штаба, где десятки людей проверяют подписные листы, сортируют их и коробками доставляют, например, в ГосДуму. Так думали и мы. Немного смущало, правда, что на сайте, в отличие от бланка в поддержку, например, депутата, не надо расписываться лично, оставлять адрес и паспортные данные. То есть, согласно существующим законам, подписи, оставляемые гражданами на портале, не имеют юридической силы. Но тогда зачем же там подписываться?

И каково же было наше удивление, когда выяснилось, что подписи с портала. вообще никуда не идут.

Ну, то есть, автор петиции, конечно, может распечатать имена и фамилии всех, кто его поддержал, и лично принести этот список нарушившему его права.

Каждому активному пользователю Интернета приходилось встретить, например в WhatsApp об предложении поучаствовать в опросах, оказать помощь, подписать какие-то петиции и дать денег. Последняя нам знакомая петиция: «Мы против строительства хим.завода в Якутии». Куда идут затем эти подписи? Может ли небольшая группа людей оказать большую помощь и как это сделать? Работают ли интернет-ресурсы как реальная общественная сила, или же Сеть обречена стать площадкой для бесконечных разговоров?

[3]

Дело не в подписях

Если Вы или Ваши друзья когда-нибудь подписали хоть одну петицию, с большой долей вероятности вам станут приходить приглашения делать это и дальше на Change.org. Я помню, как подписал петицию против хим.завода в Якутии, и в тот же вечер, начали приходить по электронной почте, разные предложения, чахнущие как спам рассылки – не удержавшиеся, я отписался от рассылки.

По первому впечатлению, сайт, где подписи собираются тысячами, должен представлять.

В Санкт-Петербурге
сентябрь, 12, 2019 год
20 °C

Читают все

Н овости партнёров

L entainform

Имеет ли смысл подписывать петиции в Интернете

17/12/2015

Безостановочно предлагают подписать какую-нибудь петицию на сайте change.org. Объясняют, что день можно считать прожитым не зря, если ты помог «спасти единственный московский здравпункт для бездомных», «защитил кошек Волгограда», «остановил закрытие детского дома № 2 в Саратове».

П осле подписания десятка-другого петиций возникает вопрос: доходят эти петиции до властных адресатов? Как вообще это работает?

Change.org – это такая интернет-платформа для публикации и распространения всяких петиций. Доступ бесплатный, пишешь текст, добавляешь фото, вписываешь в адресата: «президент Обама» или «губернатор Полтавченко», собираешь первые пять подписей – и все готово, петиция на сайте. Если встретил на улице что-то, что вызывает у тебя как у гражданина возмущение, по возвращении домой можно запросто потратить 10 минут на изменение мира, создав петицию.

Придумали сайт в 2007 году два студента Стэнфордского университета. Сегодня платформа работает на одиннадцати языках в 196 странах. Петиции на сайте всякие – от ерундовых до действительно важных.

Вот некоторые петербургские петиции:

— губернатору Полтавченко – «Запустите проигрывание классической музыки в Санкт-Петербургском метрополитене» (подписали 8917 человек);

— губернатору СПб и спикеру ЗакСа – «Проверить деятельность депутата В.В. Милонова на предмет психического здоровья и соответствия занимаемой должности» (19 697 подписей);

— опять губернатору Полтавченко – «Сделать проезд для ветеранов Великой Отечественной войны и жителей блокадного города бесплатным на всех видах общественного транспорта на постоянной основе»(подписала 10 323 человека);

— губернатору Полтавченко – «Требуем не допустить передачу Исаакиевского собора и храма Спаса на Крови в ведение РПЦ» (85 754 подписи);

— губернатору Петербурга и управляющему делами президента РФ – «Разбить парк вместо квартала судей» (16 994 подписчиков).

Видно, что из этих пяти петиций сработала только одна – про Исаакиевский собор. И то не факт, что в Смольном, отказывая РПЦ, об этой петиции знали.

Потому что петиции американская платформа никому не отправляет. Это может сделать сам инициатор петиции – распечатать и отослать или лично принести в Смольный или администрацию президента. Но обычно этого не делается. К тому же непонятно, поверят ли в органах власти, что все подписи под петицией настоящие.

– Это, скорее, анализ общественного мнения, нежели кнопка его активации, − считает автор петиции «Сохраните газеты Петербурга» Юрий Гольдштейн. Ее цель была спасти от закрытия «Невское время», «Смену» и «Вечерний Петербург» (в результате из бюджета должны выделить 25 миллионов рублей на создание новой газеты – «Вечерний Санкт-Петербург»). − Это нужно пытаться переводить на другой ресурс. Тут нет никакой гарантии реальных подписей, то есть материального подкрепления никакого, можно самому насоздавать страниц и штамповать подписи. Плюс в каждой петиции во время оформления указываешь адресата. Проверить, получил ли он, возможности нет. Ну, мы, например, указали губернатора Полтавченко.

− Единственный минус портала − невозможность верификации подписей, а так он свою работу выполняет, – считает другой подписант этого обращения – Егор Губернаторов. – В нашем случае небольшое количество голосов (2345) все же принесло плоды, так как инициативу подхватил спикер Макаров, и уже от его лица было написано обращение в верха. То есть виртуальные голоса превратились во вполне реальный голос депутата.

Известный российский интернет-деятель Антон Носик выступает категорически против change.org. Восклицает: «Я никогда не подпишу никакую российскую петицию на сервере change.org. По двум очень простым причинам. Во-первых, ни одно российское ведомство, учреждение или должностное лицо по закону вообще не обязано обращать внимание на подписи, размещенные неустановленными лицами на частном коммерческом сервере, расположенном в штате Делавэр.

Во-вторых, сам по себе change.org – проект в высшей степени отстойный, спаммерский и корявый. Для меня наиболее существенной проблемой является в высшей степени некорректное обращение владельцев сервиса с персональными данными людей, доверивших ему свою персональную информацию. Мало того что они ее продают налево и могут от вашего имени заспамить вашу же фейсбучную ленту – так они еще и используют контакты зарегистрированного пользователя для присылки собственной непрошенной рекламы».

Читайте так же:  Как узнать инн по фамилии. что нужно чтобы узнать свой номер инн найти по инн физическое лицо

Носик считает, что пользоваться надо отечественными ресурсами: «Если вас, как и меня, не устраивает сервер «Российской общественной инициативы», имеющий два бесспорных достоинства (он официальный, так что власть обязана реагировать, и все подписи под петициями там подтверждаются государством), то в России также существует немало других значимых площадок для сбора подписей – без спама, без подстав, но с той или иной степенью верификации подписантов».

Американский журнал The Wired утверждает, что change.org зарабатывает деньги, используя данные людей, подписавших петиции. В распоряжении change.org имеются данные о 45 миллионах подписантов разных петиций. И есть статистические выкладки: под какими петициями пользователь, скорее всего, готов подписаться. Если он уже подписал обращение о защите прав животных, то он в 2,29 раза легче, чем прочие, подпишет петицию об уголовном правосудии и в 4,4 раза – в защиту прав мигрантов. Change.org использует эти расчеты для создания персональных рекомендаций для каждого пользователя. Вот туда и включаются петиции, за продвижение которых кто-то заплатил. Генеральный директор change.org Бен Реттри подтверждает, что некоторые спонсоры платят сотни тысяч долларов за поддержку их кампании. Впрочем, о спонсорских кампаниях в России пока ничего неизвестно.

[2]

Но есть и активные граждане, которые считают change.org удобным инструментом. Хотя и не панацеей. Представитель change.org в России Дмитрий Савелов объясняет, что главное в этой платформе – она объединяет людей, которые хотят вместе решать проблемы. Поэтому создание петиции – это только первый и самый простой шаг. Далее автор петиции должен начать самостоятельную работу с людьми, которые поддержали его. Созваниваться, встречаться, распределять задачи и т.д.

Примерно так использует change.org глава «Красивого Петербурга» Красимир Врански.
− Наша организация постоянно пользуется этой платформой, – говорит он. – Было несколько петиций, с некоторыми удалось победить, добились чего хотели, сейчас курируем еще одну – «За чистый город без рекламного мусора». Набрали почти 2 тысячи подписей, петиция помогает очень сильно. Мы уже три раза писали обращения – и губернатору, и в Комитет по благоустройству – с просьбами убрать объявления. Каждый раз ссылались на петицию и недовольных петербуржцев. Наконец-то удалось продвинуться, чиновники внедрили «автодозвон».

До этого «Красивый Город» публиковал на change.org петиции о пропавшей скульптуре блокадной кошки Василисы, набралось несколько сотен подписей. В итоге пропажу нашли, перекрасили в золотой цвет и установили на родной карниз на Малой Садовой.

Ряд петиций Врански не сработали, хотя и набрали много подписей.
− Пробовали добиться бесплатного проезда для ветеранов и жителей блокадного города. Десять тысяч подписей – это довольно-таки внушительно, поэтому провели несколько слушаний: в ЗакСе, в Комитете по транспорту, но пока ничего. Сейчас ветеранам компенсируют 400 рублей на общественный транспорт, но мы хотим, чтобы это было полностью бесплатно. Куда сложнее история с Росатомом. Мы написали петицию «Остановить строительство ядерного могильника на территории Ленинградской области».

Петиции – работают или нет. Решают ли они проблемы?

А.Д. Кившенко «Воззвание Косьмы Минина к нижегородцам»

Вы правильно спросите, как эта тема попала в наше издание? Всё просто – петиции касаются всех направлений, включая культуру и искусство, не говоря уже о нашей повседневной жизни.

С годами тема петиций и инициатив обросла обилием недостоверной информации, а также откровенной ложью со стороны сторонников и противников платформ.

Почему большинство инициатив и петиций проваливаются?

Многие создают петицию сгоряча, только узнав о проблеме, ситуации, происшествии и так далее. Чаще всего авторы петиции даже не пытаются разобраться в вопросе, почитать закон, проконсультироваться с юристами или специалистами. Петиция без законного обоснования и чёткой формулировки с большой долей вероятности обречена.

Безусловно, при огромном гражданском резонансе даже такая петиция может повлиять на ситуацию, но скорее всего, этого всё-таки не произойдёт.

Петиция или инициатива – это обращение (документ о прошении) в органы государственной власти, а значит, и оформлять его нужно соответственно. Безусловно, чиновники учитывают, что обычный гражданин без специального образования не сможет описать проблему с точки зрения правовых норм и закона. Поэтому все петиции регистрируются и поступают в отдел по работе с обращениями граждан.

Нужно понимать, что с вашими обращениями будут работать люди, и от того, насколько грамотно и понятно вы всё изложили, как много граждан поддержало вашу петицию, будет зависеть, дадут ей ход или вам придёт обычная отписка.

Разница между roi.ru и change.org – как происходит работа с петициями / инициативами?

Для начала рассмотрим платформы.

  • roi.ru имеет более серьёзную по сравнению с другими платформами правовую базу – указ Президента РФ от 4 марта 2013 года N 183 «О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива». Для рассмотрения инициативы на Федеральном уровне необходимо не менее 100.000 подписей. На региональном и муниципальном – не менее 5% от численности зарегистрированного населения.
  • change.org подчиняется общим принципам работы с обращениями граждан в соответствии Федеральным законом от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».
  • onlinepetition.ru, mypetition.ru и другие работают в соответствии с тем же законом, что и change.org, но сами платформы менее популярны.

В сети Интернет любят говорить, что change.org ни на что не влияет и размещать петиции (инициативы, обращения) там бессмысленно. Не совсем верно, change.org работает по тому же принципу, что и roi.ru, с той лишь разницей, что подписанные петиции на этой платформе рассматриваются не экспертными группами, а должностными лицам, работающими с обращениями граждан.

Если говорить проще, то при подписании петиции на change.org происходит то же самое, как если бы вы сами направили общение с сайта того или иного министерства/ведомства. С той лишь разницей, что change.org делает это массово и централизованно.

Вопрос – ответ. Мифы о петициях…

Вопрос: Как же так получается, что даже хорошо обоснованные и набравшие сотни тысяч и миллионы подписей петиции проваливаются?
Ответ: Гарантий успеха нет. Петиции и инициативы рассматриваются людьми. Чем они руководствовались и почему результат отрицательный, вы узнаете из ответного письма от органов государственной власти.

Вопрос: В Интернете пишут, что change.org иностранная платформа и петиции на ней рассматривать никто не обязан. Так ли это?
Ответ: Нет, не так. Выше мы объяснили, почему, а также какому закону подчиняются петиции на данной платформе.

[1]

Вопрос: Раз более 85% петиций провальные, зачем их подписывать?
Ответ: Вы сами ответили на свой вопрос, шанс на успех есть. Если вы хотите жить в цивилизованном гражданском обществе, где на проблемы людей обращают внимание, где помощь всегда приходит вовремя, а виновных наказывают – нужно проявлять личную активность. Как бы это утопично ни звучало.

Читайте так же:  Купил машину а продавец банкрот. после банкротства физ. лица нашелся автомобиль, что делать может ли

Вопрос: Многие верят, что всё это глупости и власти нет дела до этих петиций. Так ли это?
Ответ: По вопросам веры не к нам. Если бы власти было всё равно, они бы упразднили все эти платформы, не отвечали на обращения и не давали публичные комментарии. Этот инструмент работает, плохо, но работает. Другого у нас пока нет.

Есть ли смысл подписывать петиции в Интернете?

Может ли небольшая группа людей оказать большую помощь и как это сделать? Работают ли интернет-ресурсы как реальная общественная сила, или же Сеть обречена стать площадкой для бесконечных разговоров? Во всём этом разбирался корреспондент «Правмира».

Дело не в подписях

Если вы или ваши друзья когда-нибудь подписали хоть одну петицию, с большой долей вероятности вам станут приходить приглашения делать это и дальше на Change.org.

По первому впечатлению, сайт, где подписи собираются тысячами, должен представлять собой что-то вроде предвыборного штаба, где десятки людей проверяют подписные листы, сортируют их и коробками доставляют, например, в ГосДуму.

Так думали и мы. Немного смущало, правда, что на сайте, в отличие от бланка в поддержку, например, депутата, не надо расписываться лично, оставлять адрес и паспортные данные. То есть, согласно существующим законам, подписи, оставляемые гражданами на портале, не имеют юридической силы. Но тогда зачем же там подписываться?

И каково же было наше удивление, когда выяснилось, что подписи с портала… вообще никуда не идут.

Ну, то есть, автор петиции, конечно, может распечатать имена и фамилии всех, кто его поддержал, и лично принести этот список нарушившему его права адресату – например, чиновнику. Держатели ресурса даже утверждают, что такая мера применяется часто, и что она эффективна. Но факт остаётся фактом – подписи на портале никто не проверяет, чаще всего их сбор – вообще лишь первая часть работы.

Что дальше? Давайте обо всём по порядку.

Мы ждём перемен

Истории создания гражданских платформ чем-то напоминают сказки.

Однажды в 2007 году два студента Стэнфордского университета Бэн Рэттрей и Марк Димас задумали создать блог о правах человека и социальной несправедливости.

Со временем, однако, выяснилось, что просто обозначать проблемы недостаточно. Нужно найти ещё какой-то инструмент для их решения. Так возникла платформа для онлайн-петиций и гражданских кампаний Change.org.

Сегодня она работает на одиннадцати языках в ста девяноста шести странах мира и объединяет более восьмидесяти миллионов пользователей.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Основатель платформы Бэн Рэттрей

Как это работает?

И при этом петиции – это только внешняя часть работы платформы.

Рассказывает Дмитрий Савёлов, руководитель русскоязычного сегмента «Change. org»:

«Петиции не только позволяют собрать подписи, но делают нечто более важное – они объединяют в одном месте людей, которым небезразлична какая-то общая проблема. После эти люди могут работать вместе, договариваться о том, как они смогут добиться нужного внимания от адресатов петиции (властей, компаний, организаций).

То есть, сбор подписей – это, зачастую, только первый шаг. Далее следует работа с подписчиками, которую осуществляет автор петиции, организуя различные онлайн и другие акции, общаясь с прессой и так далее».

Таким образом, подписывая петицию, человек на самом деле лишь подтверждает свой интерес к той или иной проблеме. При этом он оставляет в системе свой электронный адрес; можно также поставить галочку напротив просьбы держать его в курсе ситуации. Тогда на электронную почту приходят извещения, в том числе, о разных мероприятиях, устраиваемых авторами петиции. Понятное дело, ходить или не ходить на них, человек выбирает сам.

На события, интерес к которым проявило большое количество людей, охотно обращает внимание пресса. Кроме того, в форме для создания петиции есть опция «вставить e-mail адресата» – то есть, учреждения, чиновника или компании, от которых зависит решение проблемы. Тогда система время от времени высылает на этот адрес информацию о количестве подписантов и их требованиях.

Дмитрий Савёлов, руководитель русскоязычного сегмента «Change. org»

И всё же, основная задача «Chang’а» – координация людей.

«Количество подписей на самом деле имеет не такое уж важное значение. Большую роль играет то, как участники кампании организуют саму работу.

Мы помогаем организациям, которые ведут свои кампании для позитивных перемен, найти потенциальных участников среди наших пользователей. По сути, мы – Youtube социальных кампаний», – говорит Дмитрий Савёлов.

То есть, получается, смысл деятельности портала – координация совсем не виртуальных действий активистов и сочувствующих. А эффективность одного только сбора подписей не так уж и велика.

Модераторы и деньги

Понятно, что каждый Интернет-ресурс должен на что-то существовать. Однако размещение петиции на Change.org бесплатно.

Так же, как и настоящий YouТube, «YouТube социальных кампаний» иногда показывает своим пользователям петиции спонсоров. Правда, в российском сегменте такой опции пока нет.

А вот вопрос с модерацией создатели ресурса решили оригинально. Платформа заявляет о своей открытости и нейтральности, поэтому петиции с неё в целом удаляют редко. Хотя в том случае, если создатель обращения пропагандирует насилие, дискриминацию, угрожает какому-то человеку, может быть поставлен вопрос об удалении его сообщения и блокировке автора.

Обращения на портале, конечно же просматривают. Однако, поскольку над поддержанием всей огромной платформы работает, в общей сложности, около двухсот человек, организаторы очень благодарны за сообщения о содержании петиций рядовым пользователям.

Список побед и сражений

На сегодняшний день платформа Change.org была местом проведения многих успешных кампаний. В феврале 2013 года здесь собирали подписи за сохранение 31 больницы (с отделением онкологии и гематологии) в Санкт-Петербурге.

В июле 2014 после многочисленных обращений и митингов московские власти решили оставить на месте Шуховскую башню.

После почти года митингов, обращений в прокуратуру и телепередач в октябре 2014 были выделены деньги на ремонт специализированного олимпиадного научного центра (школы «СОлНЦе») в Казани, который ранее власти хотели закрывать.

Сейчас на портале размещены петиции в поддержку 11 больницы города Москвы (с отделением рассеянного склероза), которую власти хотят продать, а врачи просят перепрофилировать в центр паллиативной медицины.

Есть здесь и петиция в поддержку врача Алевтины Хориняк.

История возникновения другой сетевой гражданской платформы больше напоминает декорации к фильму ужасов.

В 2010 году окрестности Москвы горели. Москвичи формировали отряды добровольцев и выезжали на пожары, кто-то собирал вещи для погорельцев. Понятно, что все эти процессы надо было как-то координировать.

Тогда в ЖЖ Григория Асмолова появилась запись о существовании Интернет-платформы Ushahidi.

Рассказывает модератор портала «Виртуальная рында» (rynda.org) Глафира Паринос:

«В чём принцип этой платформы? Это такое соединение людей, которым нужна помощь, и людей, которые могут её оказать. То есть, там есть две кнопки «нужна помощь» и «хочу помочь».

Читайте так же:  Договор безвозмездного пользования нужно ли регистрировать. всегда ли выгодна безвозмездность догово

Модераторами стала группа очень разных людей. Гриша написал у себя в ЖЖ: «Нужны модераторы». Откликнулась его подруга Настя. Она тоже написала у себя в ЖЖ. Меня очень долго не было в Москве, я тогда вернулась где-то шестого августа, случайно увидела её пост.

Я приехала к ней домой, там были какие-то незнакомые люди. Мы не совсем понимали, что должны делать. Было понятно только, что есть большой поток просьб о помощи и достаточно большое количество людей, которые хотят эту помощь оказывать, но не знают, как. И, соответственно, вот этой координацией и логистикой мы начали заниматься».

Постепенно к модерации стали подключаться россияне, живущие в разных странах – разных часовых поясах. Так что очень быстро работа портала стала круглосуточной. А потом пожары начали стихать. И тут организаторы с удивлением обнаружили, что поток обращений, хоть и стал меньше, совсем не иссякает.

Тогда история о пожарах превратилась в историю о холодах.

Глафира Паринос, модератор портала «Виртуальная рында»

«Из «помогите, мы горим» это превратилось в «дом сгорел, очень холодно, нет тёплой одежды».

Тогда вместе с «Новой газетой» мы сделали проект «Холода.Инфо». Мы вытаскивали истории вроде «в Красноярске неделю нет отопления, и люди замерзают в домах». Журналисты брали истории с нашего портала, пытались их раскрутить.

Просто холода – это такая ситуация, когда практически невозможно что-то сделать самим. Пожар можно потушить своими руками – подключить отопление в доме, если где-то прорвало трубу, невозможно. Можно помочь тёплыми вещами, такая небольшая работа по координации тоже была. Но, в целом, проект был информационный», – рассказывает Глафира Паринос.

Потом была ещё авария на японской электростанции Фукусима, и организаторы пытались скоординировать тех жителей Дальнего Востока, у которых были дозиметры, с теми, у кого их не было.

И стало понятно, что создавать каждый раз новую карту и заново её раскручивать, нет смысла. Тогда платформа осталась одна – «Виртуальная рында».

Рассказывает Глафира Паринос:

«Мы – некоммерческая инициатива и даже не зарегистрированы как юрлицо. Просто в свободное время несколько человек поддерживают портал. Есть общий скайп-чат, есть модераторы, которые занимаются порталом более-менее регулярно – кто-то реже, кто-то чаще.

Просьбы о помощи поступают ежедневно, а не только во время кризисов. Мы стараемся распространять информацию о том, что кто-то находится в беде, за исключением финансовых ситуаций. Поскольку проверить их очень сложно, а нам совсем не хочется нести ответственность за чьи-то махинации, финансовой помощью мы не занимаемся.

Человек, который хочет помогать, просто заходит на наш сайт, регистрируется и указывает, какие темы ему интересны. Например, он хочет помогать животным, ему интересны экологические проблемы или дети-сироты. Допустим, у него есть машина и час в неделю.

Потом, если, например, дети из какого-нибудь интерната приехали в Москву на ёлку и их надо подвезти и сопроводить, человеку поступает эта просьба, и он сам решает, откликаться на неё или нет. А человек, который просьбу оставил, потом отмечает: «проблема решена».

Наша основная задача? Часто бывает, что есть просьба о помощи где-то под Казанью, а помощь находится в Архангельске. И это – очень сложная логистика, которая делает решение очень дорогим. То есть, помимо часов нашей работы, эту, например, инвалидную коляску просто далеко и дорого везти.

Поэтому наша основная задача – чтобы о нас знали региональные некоммерческие инициативы, какие-то активные люди на местах. Чтобы, например, если просьба поступает из Питера, в Питере она и решалась. Потому что сейчас, если помощь везётся из Москвы – это лучший вариант.

Поэтому мы активно ищем, и на нас тоже выходят люди с мест. По сути, мы им просто даём инструмент для того, чтобы они могли эффективно работать».

А кто модераторы?

«Сейчас на портале есть один программист, который решает текущие вопросы. Несколько человек занимаются модерацией регулярно, ещё трое-четверо – реже. Это абсолютно добровольно. Если появляются какие-то новые люди – мы совершенно свободно пускаем их в свой коллектив.

В истории портала были даже свадьбы, правда, не между модераторами. Но мы все на них ездили в разные города и все в итоге перезнакомились и подружились. Сейчас общаемся онлайн регулярно, «вживую» – реже.

Кстати, у нас был программист и веб-дизайнер из Кагалыма, и я с ним познакомилась, только когда сама побывала в этом городе. То есть, человек отработал на пожарах и сказал: «Пока всё». А потом я приезжаю в Кагалым, а мне в одной из соцсетей пишут: «Ваш знакомый находится недалеко от Вас». Так мы познакомились лично спустя полтора года и сейчас продолжаем следить, что друг у друга происходит в жизни», – рассказывает Глафира Паринос.

Кстати, первое знакомство корреспондента с «Виртуальной рындой» состоялось в 2012 году, когда, кооперируясь ещё на одном портале, мы на всякий случай просчитывали способы доставки помощи в затопленный Крымск.

Потом было ещё наводнение-2013 в Хабаровском крае. Сейчас на платформе проекта есть карта помощи украинским беженцам. Хотя текущих просьб здесь всё-таки больше.

Вот такая она, сетевая демократия, способ кооперации неравнодушных людей. Впрочем, как видите, Интернет для них – это, главным образом, способ связи.

А «за жизнь» поговорить и «в реале» можно.

Как работают интернет-петиции?

Гражданская активность прочно поселилась в интернете. «Наболело — выскажись онлайн» — девиз современного человека, имеющего свое мнение. Но еще в сеть идут, чтобы решить проблемы, восстановить справедливость, достучаться до чиновников — в общем, не просто выговориться, но и получить результат. В помощь таким пользователям и придумали интернет-петиции.

С одной стороны — идея прекрасная. Чтобы обратиться с просьбой или требованием к самому президенту, даже из-за компьютера вставать не нужно. Так же легко можно подписаться под интернет-инициативой, если вы солидарны с ее автором. Удобно? Без сомнения. Но эффективно ли?

Журналисты SALT.ZONE подготовили материал-ликбез, в котором постарались ответить на актуальные вопросы, касающиеся петиций. Площадок для их размещения много, но мы будем рассматривать две популярных — Сhange.org и «Российская общественная инициатива» («РОИ»).

Как это работает?

Создатели Сhange.org заявляют, что создать и разместить петицию на платформе может любой человек независимо от места проживания — сайт в принципе международный. Информация об инициативе распространяется авторами и поддержавшими ее людьми — как правило, в соцсетях. Счетчик показывает число проголосовавших и новые рубежи, к которым можно стремиться. Возможно, к процессу подключатся СМИ, а если тема громкая, то не только местного, но и федерального масштаба. Если возникнет общественный резонанс, то не исключено, что внимание на петицию обратят ее адресаты, от которых зависит решение вопроса. Делать это они не обязаны, но могут озадачиться — из-за репутационных соображений.

Читайте так же:  Виды юридических фактов в семейном праве. понятие юридических фактов в семейном праве

Кроме того, авторы петиции могут распечатать ее с именами подписантов и вместе с официальным обращением отправить адресату. Подписи в поддержку инициативы — даже собранные в интернете — придадут ей значимости.

«Российская общественная инициатива» — государственная площадка, встроенная в систему госуправления и предполагающая обязательность ответа автору петиции. На «РОИ» публикуются предложения граждан России. Петиции могут быть рассмотрены на федеральном, региональном или муниципальном уровне — если наберут определенное количество голосов за. Например, для рассмотрения инициатив на муниципальном уровне необходимы голоса как минимум 5% жителей муниципалитета, на федеральном — не менее 100 тысяч голосов. Сбор голосов в поддержку инициативы осуществляется в течение одного года со дня размещения.

О модерации петиций

Петиции, публикуемые на сайте «РОИ», проходят предварительную модерацию в срок не более двух месяцев. Эксперты проверяют инициативы на отсутствие нецензурных или оскорбительных выражений, призывов к осуществлению экстремистской деятельности и так далее. Также важно, чтобы в петиции было не только описание проблемы, но и обоснованные варианты ее решения.

Представители Сhange.org указывают, что не несут ответственности за содержание контента, созданного пользователями сайта. При этом иногда материалы удаляют — в частности, если публикация нарушает законодательство страны, вводит в заблуждение или содержит неуместные изображения. Как правило, о несоответствующем контенте сообщают сами пользователи — через специальную кнопку.

Особенности голосования

Голосовать на платформе Сhange.org может человек, зарегистрированный на платформе или вошедший через аккаунт Facebook. Представители сайта заверяют, что инженеры и программисты разработали «сложную и эффективную систему проверки подписей, которая использует многоуровневый процесс автоматической идентификации и анализа». Кроме того, система отлавливает подозрительную активность на страницах петиции — например, подписи с одинаковых IP-адресов.

Чтобы проголосовать на сайте «Российской общественной инициативы», нужно быть гражданином России старше 18 лет. Здесь используется принцип «один человек — один голос», авторизация осуществляется с помощью портала «Госуслуги» с подтверждением личности. Дважды получить аккаунт «Госуслуг» нельзя, потому и вариант накрутки исключается. Важно отметить, что на «РОИ» можно проголосовать не только за, но и против инициативы. Голоса против не минусуются, но учитываются при рассмотрении петиции.

Статистика

Русскоязычная часть Сhange.org существует с 2012 года. По словам руководителя платформы в России и Восточной Европе Дмитрия Савелова, на тот момент сайтом пользовались уже 20 тысяч россиян. По данным на июнь 2018 года их число составляло уже 15 миллионов. В среднем в течение месяца на сайте регистрируется порядка 400—450 тысяч пользователей и создается более трех тысяч петиций.

Более 70% пользователей Сhange.org имеют высшее образование. Чаще всего они живут в Москве, Петербурге и других крупных городах. А вот соотношение мужчин и женщин примерно равное.

Сайт «РОИ» был запущен в 2013 году, за это время порядка 10,5 тысяч инициатив уже прошли через процедуру голосования. Около двух тысяч инициатив сейчас находятся на голосовании. В целом за последние годы количество размещаемых инициатив сохраняется примерно одинаковым — более двух тысяч в год.

Представители «Российской общественной инициативы» по просьбе журналистов SALT.ZONE также составили «портрет» среднестатистического автора петиций — это мужчина 25−34 лет, гражданин России, проживающий в крупном городе и неравнодушный к происходящему в стране.

Почти каждый час одна из кампаний, начатых на платформе Сhange.org, одерживает победу. Но это, подчеркнем, общие данные по международному сайту. Что касается статистики по России, то здесь — одна результативная петиция в день. При этом количество голосов, отданных за инициативу, значения не имеет. Отметка «победа» появляется в том случае, если автор петиции сам изменил ее статус, посчитав, что цель достигнута.

В качестве примера успешных петиций последних месяцев — отмена запрета на ввоз лекарств из-за рубежа (262 151 подписант), оправдательный приговор женщине, которая в результате самообороны смертельно ранила мужа (119 260 подписантов), принятие закона в пользу детей с инвалидностью (292 337 подписантов).

Что касается «Российской общественной инициативы», то решения были приняты по 30 петициям, опубликованным на платформе. Из них было реализовано 11 инициатив федерального уровня, например — «Не включать в минимальный размер оплаты труда компенсационные и стимулирующие выплаты» (100 088 голосов за, 229 против), «Вернуть минимально допустимый уровень содержание алкоголя в крови водителя» (77 551 голосов за и 3 488 против), а также «Сохранять номер мобильного телефона при переходе от одного оператора связи к другому» (21 446 голосов за и 747 голоса против).

Учитывая, что не все петиции, приведенные для примера, набрали необходимое количество голосов, можно сделать вывод, что решения по указанным вопросам принимались независимо от наличия общественной поддержки.

Как отдельно отметили в «РОИ», больше шансов на успех имеют инициативы, которые содержат значимое для общества предложение, написанное понятным языком и отражающее общественное мнение.

Вместо вывода

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Есть мнение, что создание и поддержка гражданских инициатив в интернете — всего лишь способ «выпустить пар» не выходя из дома. Тем же, кто верит в силу общественного мнения, сформированного онлайн, нужно внимательно подходить к выбору ресурса для публикации петиции — несмотря на схожие задачи, различия между ними все-таки есть.

Источники


  1. Ведихин, А. Forex от первого лица. Валютные рынки для начинающих и профессионалов / А. Ведихин. — М.: Омега-Л, 2005. — 428 c.

  2. Хргиан, А.Х. История и методология естественных наук. Выпуск 03. Физика / А.Х. Хргиан. — Москва: СПб. [и др.] : Питер, 2012. — 292 c.

  3. CD-ROM. Лекции для студентов. Юридические науки. Диск 3. — Москва: РГГУ, 2014. — 621 c.
  4. Неосновательное обогащение. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2014. — 375 c.
  5. Смоленский, М. Б. Теория государства и права для студентов вузов / М.Б. Смоленский. — М.: Феникс, 2014. — 256 c.
Новые петиции. есть ли смысл подписывать петиции в интернете
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here