Независимое расследование истинных обстоятельств катынского дела. независимое расследование независи

Красный прокурор (сборник) (62 стр.)

Я задавал вопросы по количеству расстрелянных нами военнопленных очень разным людям. Задавал начальнику аналитической службы КГБ. Он владеет полностью информаций, живой сейчас, здравствующий. Он сказал, что чуть больше трех тысяч, это однозначно. Я задавал этот вопрос и Филиппу Денисовичу Бобкову, руководителю КГБ СССР, он тоже подтверждал: около или чуть больше трех тысяч. Цвигун мне подтверждал эту цифру. Теперь ГВП и поляки довели ее до 21–22 тысяч.

Здесь, за «круглым столом», уже говорилось о пленении поляками в 1920 году более ста тысяч российских красноармейцев, о жестоком отношении к ним поляков, об их фактическом истреблении. Действительно, мало кто вернулся в Россию из плена – многие были убиты, умерли от голода, избиений и пыток.

Моим научным руководителем по кандидатской диссертации был Антипенко Николай Александрович, доктор исторических наук. Он, кстати, был заместителем командующего 1-го Белорусского фронта по тылу. И вот он мне рассказывал, что когда советские войска в 1944 году вошли в Польшу, то 18 бойцов, которые когда-то были в польских лагерях, просто пришли в ярость и из чувства мести рвались в те места, где их когда-то содержали. Они, кстати, узнали там и некоторых представителей администрации, которые тогда были живы. Нам пришлось силой их утихомиривать, чтобы их чувство мести не выплеснулось в расправу над поляками. Польское руководство тогда клятвенно заверило, что будут поименно восстанавливать списки всех погибших красноармейцев. Будут установлены памятники, будет установлен храм, в котором воздадут все необходимые покаяния поляков. Но до этого так и не дошло…

Где-то год назад Валентину Михайловичу Фалину, кстати в присутствии свидетелей, я задал вопрос: «Валентин Михайлович, вы мне говорили в 1988 году о том, что вы поименно восстанавливали списки». Он ответил, что да, восстанавливал, но, к сожалению, после того, как в августе 1991 года в его кабинет ворвались бунтовщики, собранные им списки, все тома, пропали. А тот сотрудник, который работал по их составлению, к сожалению, был убит.

Кстати, вопрос о Катыни я задавал тому же Валентину Михайловичу Фалину. Ведь в свое время Леонид Митрофанович Замятин мне в присутствии свидетелей сказал, что Валентин Михайлович Фалин сфальсифицировал запрос на имя начальника Главного управления Комитета госбезопасности Пирожкова о допуске его к катынским архивным документам. Он ознакомился с ними, но получился острый конфликт с руководством. Валентина Михайловича сняли с должности, отправили в Германию, но там тоже произошел конфликт по поводу его пребывания. Сейчас он считает, что Катынь – это большая польская провокация. Но и он, и Яковлев оказались вовлечены в этот процесс.

О катынской провокации Волкогонов мне сказал следующее: ты знаешь, мы хотели сначала Валенберга раскрутить, но это слишком мелко, а здесь Катынь, она ведь в такой неопределенной ситуации находится – ни там, ни тут – и ее можно как угодно преподнести. Меня это очень возмутило. И я задал ему вопрос: «Дмитрий Антонович, вы какую цель перед собой ставите?». А ты знаешь, говорит он, я являлся начальником Управления спецпропаганды и агитации по разложению войск, населения противника, но отец мой был (сейчас у меня вылетело из головы наименование лагеря) расстрелян как активный борец с советской властью. И я имею большие претензии к этой власти. Тот же вопрос я задал Валентину Михайловичу Фалину: «Валентин Михайлович, а у вас нет претензий к этой власти?» А он отвечает, что 14 его ближайших родственников тоже пострадали от советской власти, потому он и согласился с катынской провокацией.

Поляки в войне с немцами не сумели проявить себя как нация. Они сдались. Немцы за неделю, за две прошли по Польше, как по маслу. Какая там у них армия? Теперь они заявляют, что разгромили бы гитлеровцев, если бы им не помешали Советы…

Стрыгин С. Э., историк, координатор международного проекта «Правда о Катыни»:

– До 2005 г. независимое расследование истинных обстоятельств «Катынского дела» проводилось вне каких-либо официальных организационных форм, силами лишь отдельных энтузиастов-одиночек, таких, как смоленский историк Леонид Котов, бывший член Смоленского обкома КПСС Эдуард Репин, заместитель редактора «Военно-исторического журнала» подполковник А. С. Сухинин, публицист Юрий Мухин и другие. Их исследования катынской темы носили эпизодический характер, а результаты работ встречались брезгливым пренебрежением со стороны официальной исторической науки и высокомерным молчанием со стороны средств массовой информации.

Лишь изредка авторам удавалось публиковать отдельные работы в малотиражных специализированных изданиях типа «Военно-исторического журнала» и краеведческого альманаха «Край Смоленский» или же издавать небольшим тиражом за собственный счет, как это сделал Юрий Мухин со своей книгой «Катынский детектив». Однако даже эти единичные публикации, сумевшие преодолеть барьеры политической цензуры, вызвали огромный интерес у читателей и не позволили фальсифицированной версии Катынского дела окончательно утвердиться в общественном мнении.

С 2005 г. независимое расследование приобрело организационно-правовые формы международного интернет-проекта «Правда о Катыни». Использование современных информационных возможностей Интернета позволило выйти на новый, качественно более высокий уровень расследования. Исследователи получили удобный источник информации по теме, возможность практически мгновенной публикации своих работ для целевой аудитории, а также постоянно действующую дискуссионную площадку для обмена мнениями и критического анализа уже опубликованных материалов.

Важно подчеркнуть, что в проекте «Правда о Катыни» могут принимать участие все заинтересованные лица вне зависимости от их национальности, государственной принадлежности, политических взглядов, поддерживаемых ими исторических концепций или личной позиции по «Катынскому делу».

В настоящее время независимое расследование ведется в четырех основных направлениях:

– выявление наиболее содержательных публикаций по «Катынскому делу» и размещение их в свободном доступе в Интернете;

– поиск живых свидетелей и документирование их рассказов, выявление и размещение в свободном доступе ранее не публиковавшихся свидетельств;

– поиск неизвестных или малоизвестных документов по теме и введение их в нормальный научный оборот;

– обработка, исследование и критический анализ выявленных материалов.

Остановлюсь вкратце на наиболее важных и интересных результатах по каждому из направлений.

1. Публикации (интернет-сайты katyn.ru и katynbooks.narod.ru).

На данный момент самыми крупными достижениями «Правды о Катыни» по данному направлению деятельности можно считать перевод в электронный вид и публикацию в 2005 г. в свободном доступе на сайте «Правда о Катыни» документов «закрытого пакета № 1» Политбюро ЦК КПСС по «Катынскому делу». Не менее важным результатом мы считаем также перевод в электронный вид и последующее размещение в Интернете немецкого сборника 1943 г. «Amtliches material zum Massenmord von Katyn» («Официальные материалы о массовом убийстве в Катыни»), поскольку данная книга является раритетной, до недавнего времени хранилась в спецхранах в единичных экземплярах и весьма труднодоступна даже для профессиональных историков. Обе эти публикации привлекли пристальное внимание специалистов по «Катынскому делу» как у нас в стране, так и за рубежом.

Из других публикаций на интернет-ресурсах «Правда о Катыни», вызвавших большой интерес у читателей, следует отметить впервые выложенные в открытый доступ в Интернете сборники документов «Катынь. Пленники необъявленной войны» (М., 1999) и «Катынь. Март 1940 – сентябрь 2000 г.» (М., 2001), книгу Францишка Гаека «Катынские доказательства» (Прага, 1946) (переведена участниками проекта на русский язык) и монографию Фрэнка Фокса «Глаз бога» (Вестчестер, 1999), содержащую уникальные трофейные материалы немецких аэрофотосъемок территории Козьих Гор и прилегающих районов 1941–1944 гг.

Читайте так же:  Порядок наложения ареста на автомобиль судебными приставами. имеют ли право судебные приставы аресто

В планах редакции «Правды о Катыни» – публикация русского перевода «Официальных материалов массового убийства в Катыни», немецких материалов 1939–1940 гг. о «Бромбергской резне», немецкого сборника 1943 г. «Amtliches material zum Massenmord von Vinniza», сборника документов «Польское подполье на территории Западной Украины и Западной Белоруссии. 1939–1941 гг.» и др.

Вот несколько примеров наиболее содержательных свидетельств об истинных обстоятельствах «Катынского дела», выявленных участниками независимого расследования:

Илья Кривой, 1921 г. р. В 1939–1941 гг. – курсант Смоленского стрелково-пулеметного училища. Летом 1940 г. и в начале лета 1941 г. неоднократно встречал группы подконвойных польских офицеров на дорожных работах по ремонту Витебского шоссе в районе дер. Дубровенка и во время их перевозки по Витебскому шоссе на автомашинах в направлении Смоленска и обратно. По его словам, офицеры и политработники училища категорически запрещали курсантам общаться с пленными поляками и даже просто близко приближаться к работающим на Витебском шоссе группам польских пленных.

Ксенофонт Агапов, 1922 г. р. Бывший спектрометрист металлургического завода № 95 в Кунцеве. С 31 октября по 26 ноября 1941 г. ехал из Москвы до г. Верхняя Салда Свердловской области в одном эвакуационном эшелоне вместе с примерно 80 пленными польскими офицерами, сумевшими уйти из лагеря под Смоленском. Пленные поляки были сильно истощены, поскольку, по их рассказам, около двух месяцев пешком выходили из района Смоленска за линию фронта в советский тыл. В результате три польских офицера за время пути от Москвы до Свердловской области умерли от голода и болезней, их трупы были сняты с поезда и захоронены где-то на пристанционных кладбищах.

«Катынское дело». Проверка на русофобию (27 стр.)

Я задавал вопросы по количеству расстрелянных нами военнопленных очень разным людям. Задавал начальнику аналитической службы КГБ. Он владеет полностью информацией, живой сейчас, здравствующий. Он сказал, что чуть больше трех тысяч, это однозначно. Я задавал этот вопрос и Филиппу Денисовичу Бобкову, руководителю КГБ СССР, он тоже подтверждал: около или чуть больше трех тысяч. Цвигун мне подтверждал эту цифру. Теперь ГВП и поляки довели ее до 21–22 тысяч.

Здесь, за «круглым столом», уже говорилось о пленении поляками в 1920 году более ста тысяч российских красноармейцев, о жестоком отношении к ним поляков, об их фактическом истреблении. Действительно, мало кто вернулся в Россию из плена — многие были убиты, умерли от голода, избиений и пыток.

Моим научным руководителем по кандидатской диссертации был Антипенко Николай Александрович, доктор исторических наук. Он, кстати, был заместителем командующего 1-го Белорусского фронта по тылу. И вот он мне рассказывал, что когда советские войска в 1944 году вошли в Польшу, то 18 бойцов, которые когда-то были в польских лагерях, просто пришли в ярость и из чувства мести рвались в те места, где их когда-то содержали. Они, кстати, узнали там и некоторых представителей администрации, которые тогда были живы. Нам пришлось силой их утихомиривать, чтобы их чувство мести не выплеснулось в расправу над поляками. Польское руководство тогда клятвенно заверило, что будут поименно восстанавливать списки всех погибших красноармейцев. Будут установлены памятники, будет установлен храм, в котором воздадут все необходимые покаяния поляков. Но до этого так и не дошло.

Где-то год назад Валентину Михайловичу Фалину, кстати в присутствии свидетелей, я задал вопрос: «Валентин Михайлович, вы мне говорили в 1988 году о том, что вы поименно восстанавливали списки». Он ответил, что да, восстанавливал, но, к сожалению, после того, как в августе 1991 года в его кабинет ворвались бунтовщики, собранные им списки, все тома, пропали. А тот сотрудник, который работал по их составлению, к сожалению, был убит.

Кстати, вопрос о Катыни я задавал тому же Валентину Михайловичу Фалину. Ведь в свое время Леонид Митрофанович Замятин мне в присутствии свидетелей сказал, что Валентин Михайлович Фалин сфальсифицировал запрос на имя начальника Главного управления Комитета госбезопасности Пирожкова о допуске его к катынским архивным документам. Он ознакомился с ними, но получился острый конфликт с руководством. Валентина Михайловича сняли с должности, отправили в Германию, но там тоже произошел конфликт по поводу его пребывания. Сейчас он считает, что Катынь — это большая польская провокация. Но и он, и Яковлев оказались вовлечены в этот процесс.

О катынской провокации Волкогонов мне сказал следующее: ты знаешь, мы хотели сначала Валенберга раскрутить, но это слишком мелко, а здесь Катынь, она ведь в такой неопределенной ситуации находится — ни там, ни тут, — и ее можно как угодно преподнести. Меня это очень возмутило. И я задал ему вопрос: «Дмитрий Антонович, вы какую цель перед собой ставите?». А ты знаешь, говорит он, я являлся начальником Управления спецпропаганды и агитации по разложению войск, населения противника, но отец мой был (сейчас у меня вылетело из головы наименование лагеря) расстрелян как активный борец с советской властью. И я имею большие претензии к этой власти. Тот же вопрос я задал Валентину Михайловичу Фалину: «Валентин Михайлович, а у вас нет претензий к этой власти?» А он отвечает, что 14 его ближайших родственников тоже пострадали от советской власти, потому он и согласился с Катынской провокацией.

Поляки в войне с немцами не сумели проявить себя как нация. Они сдались. Немцы за неделю-две прошли по Польше, как по маслу. Какая там у них армия? Теперь они заявляют, что разгромили бы гитлеровцев, если бы им не помешали Советы.

Стрыгин С.Э., историк, координатор международного проекта «Правда о Катыни»:

— До 2005 года независимое расследование истинных обстоятельств Катынского дела проводилось вне каких-либо официальных организационных форм, силами лишь отдельных энтузиастов-одиночек, таких, как смоленский историк Леонид Котов, бывший член Смоленского обкома КПСС Эдуард Репин, заместитель редактора «Военноисторического журнала» подполковник A.C. Сухинин, публицист Юрий Мухин и другие. Их исследования катынской темы носили эпизодический характер, а результаты работ встречались с брезгливым пренебрежением со стороны официальной исторической науки и высокомерным молчанием со стороны средств массовой информации. Лишь изредка авторам удавалось публиковать отдельные работы в малотиражных специализированных изданиях типа «Военно-исторического журнала» и краеведческого альманаха «Край

Смоленский» или же издавать небольшим тиражом за собственный счет, как это сделал Юрий Мухин со своей книгой «Катынский детектив». Однако даже эти единичные публикации, сумевшие преодолеть барьеры политической цензуры, вызвали огромный интерес у читателей и не позволили фальсифицированной версии Катынского дела окончательно утвердиться в общественном мнении.

С 2005 года независимое расследование приобрело организационно-правовые формы международного интернет-проекта «Правда о Катыни». Использование современных информационных возможностей Интернета позволило выйти на новый, качественно более высокий уровень расследования. Исследователи получили удобный источник информации по теме, возможность практически мгновенной публикации своих работ для целевой аудитории, а также постоянно действующую дискуссионную площадку для обмена мнениями и критического анализа уже опубликованных материалов.

Важно подчеркнуть, что в проекте «Правда о Катыни» могут принимать участие все заинтересованные лица вне зависимости от их национальности, государственной принадлежности, политических взглядов, поддерживаемых ими исторических концепций или личной позиции по Катынскому делу.

В настоящее время независимое расследование ведется в четырех основных направлениях:

— выявление наиболее содержательных публикаций по Катынскому делу и размещение их в свободном доступе в Интернете;

[3]

— поиск живых свидетелей и документирование их рассказов, выявление и размещение в свободном доступе ранее не публиковавшихся свидетельств;

Читайте так же:  Как правильно брать и давать взятки. саратовский суд запретил этот юмористический текст, но мы расск

— поиск неизвестных или малоизвестных документов по теме и введение их в нормальный научный оборот;

— обработка, исследование и критический анализ выявленных материалов.

Остановлюсь вкратце на наиболее важных и интересных результатах по каждому из направлений.

1. Публикации (интернет-сайты katyn.ru и katynbooks.narod.ru).

На данный момент самыми крупными достижениями «Правды о Катыни» по данному направлению деятельности можно считать перевод в электронный вид и публикацию в 2005 году в свободном доступе на сайте «Правда о Катыни» документов «Закрытого пакета № 1» Политбюро ЦК КПСС по Катынскому делу. Не менее важным результатом мы считаем также перевод в электронный вид и последующее размещение в Интернете немецкого сборника 1943 года «Amtliches material zum Massenmord von Katyn» («Официальные материалы о массовом убийстве в Катыни»), поскольку данная книга является раритетной, до недавнего времени хранилась в спецхранах в единичных экземплярах и весьма труднодоступна даже для профессиональных историков. Обе эти публикации привлекли пристальное внимание специалистов по Катынскому делу как у нас в стране, так и за рубежом.

Из других публикаций на интернет-ресурсах «Правда о Катыни», вызвавших большой интерес у читателей, следует отметить впервые выложенные в открытый доступ в Интернете сборники документов «Катынь. Пленники необъявленной войны» (М., 1999) и «Катынь. Март 1940- сентябрь 2000 гг.» (М., 2001), книгу Францишка Гаека «Катынские доказательства» (Прага, 1946) (переведена участниками проекта на русский язык) и монографию Фрэнка Фокса «Глаз бога» (Вестчестер, 1999), содержащую уникальные трофейные материалы немецких аэрофотосъемок территории Козьих гор и прилегающих районов 1941–1944 годов.

В планах редакции «Правды о Катыни»- публикация русского перевода «Официальных материалов массового убийства в Катыни», немецких материалов 1939–1940 годов о «Бромбергской резне», немецкого сборника 1943 года «Amtliches material zum Massenmord von Vinniza», сборника документов «Польское подполье на территории Западной Украины и ЗападнойБелоруссии. 1939–1941 гг.» идр.

Вот несколько примеров наиболее содержательных свидетельств об истинных обстоятельствах Катынского дела, выявленных участниками независимого расследования:

Илья Кривой, 1921 г. р. В 1939–1941 годах — курсант Смоленского стрелковопулеметного училища. Летом 1940 года и в начале лета 1941 года неоднократно встречал группы подконвойных польских офицеров на дорожных работах по ремонту Витебского шоссе в районе дер. Дубровенка и во время их перевозки по Витебскому шоссе на автомашинах в направлении Смоленска и обратно. По его словам, офицеры и политработники училища категорически запрещали курсантам общаться с пленными поляками и даже просто близко приближаться к работающим на Витебском шоссе группам польских пленных.

«Катынское дело». Проверка на русофобию (29 стр.)

Лазарь Каганович, 1893 г. р. Член Политбюро ЦК ВКП(б) с 1930 по 1952 г., член Президиума ЦК КПСС с 1952 по 1957 г. В 1985 году рассказал военному историку А.Н. Колеснику об истинном количестве польских граждан (3196 чел.), направление уголовных дел которых в советские суды и военные трибуналы с вероятным приговором к ВМН весной 1940 года было санкционировано решением Политбюро. Также сообщил, что большинство расстрелянных в Катыни польских граждан были не поляками, а польскими этническими евреями, привезенными немцами под Смоленск с территории генерал-губернаторства.

Михаил Горбачев, 1931 г. р. Генеральный секретарь ЦК КПСС с 11 марта 1985 по 23 августа 1991 г. Написал в своих официальных мемуарах «Жизнь и реформа» и неоднократно повторял позднее в публичных интервью, что впервые увидел документы «Закрытого пакета № 1» о расстреле польских граждан лишь в декабре 1991 года. По его словам, до декабря 1991 г. в «Закрытом пакете» Политбюро ЦК КПСС по Катыни лежали совсем другие документы, подтверждающие виновность немецкой стороны в катынском расстреле.

В ближайшей перспективе участники проекта «Правда о Катыни» намерены продолжать уделять особое внимание поиску живых свидетелей Катынского дела и документированию их показаний, поскольку через несколько лет проводить эту работу будет уже не с кем.

Участники проекта «Правда о Катыни» обращаются ко всем читателям с просьбой присылать в редакцию любые свидетельства и рассказы очевидцев о Катынском деле, а также любую другую содержательную информацию об этом деле.

[2]

3. Поиск документов.

В ходе независимого расследования была получена информация о наличии в ряде российских архивов на секретном хранении огромного количества архивных документов об истинных обстоятельствах Катынского дела.

Самый крупный массив таких документов, наиболее полно отражающих все основные аспекты Катынского дела, находится на спецхранении в Архиве президента Российской Федерации. Второй по важности является коллекция документов, в первую очередь трофейных немецких, в 1987 году изъятая группой военных архивистов под руководством бывшего начальника Военно-научного управления М.А. Гареева из ЦАМО (г. Подольск) и других архивов и помещенная по инициативе М.С Горбачева на спецхранение в Особый архив Генерального штаба ВС СССР. Исчерпывающая информация об истинных обстоятельствах Катынского дела имеется также в фондах Центрального архива ФСБ.

Крупные массивы архивных документов об истинных обстоятельствах Катынского дела находятся на спецхранении и в некоторых других ведомственных и государственных архивах России. Среди них наибольший интерес представляет массив документов межведомственной Координационной комиссии по Катынскому делу, работавшей при МИД СССР, и подлинные статистические данные о репрессиях в отношении польских граждан за период с 17 сентября 1939 год по 30 июля 1941 года, хранящиеся в ведомственном архиве Генеральной прокуратуры РФ и Государственном архиве Российской Федерации.

12 мая 2009 года на плановой встрече представителей думской фракции КПРФ с президентом Российской Федерации руководителем фракции Г.А. Зюгановым было лично передано Д.А. Медведеву официальное письмо с просьбой о рассекречивании архивных документов, содержащих сведения об истинных обстоятельствах Катынского дела, в первую очередь коллекции документов, помещенной в 1987 году на спецхранение в Особый архив Генерального штаба ВС СССР. Через несколько дней состоялась личная встреча Г.А. Зюганова и Д.А. Медведева. На этой встрече президент РФ продемонстрировал свою осведомленность об истинных обстоятельствах Катынского дела, однако заявил, что политическое решение по данной проблеме в прошлом уже было принято и что радикальное изменение этого решения в настоящее время представляет определенные сложности для официальных российских структур. В ответ Г.А. Зюганов предложил поручить выявление истинных обстоятельств Катынского дела общественности. Д.А. Медведев согласился с этим предложением.

В конце мая — начале июня 2009 года письмо с просьбой о проведении рассекречивания документов Катынского дела и положительной резолюцией Д.А. Медведева было разослано в соответствующие российские архивы. Однако руководители архивов по политическим мотивам уклонились от исполнения просьбы президента РФ.

Единственным реальным результатом стало рассекречивание по инициативе начальника Военно-научного управления РФ генерал-полковника Анатолия Ноговицина двух второстепенных документов Политуправления 1-го Украинского фронта, содержащих свидетельства граждан Германии, косвенно доказывающие виновность немецкой стороны в Катынском расстреле.

В сложившихся условиях, при отсутствии содействия независимому расследованию истинных обстоятельств Катынского дела со стороны высшего политического руководства России, руководства Росархива и руководителей российских архивов единственным легальным методом поиска документов по Катыни остается самостоятельный поиск их исследователями в открытых фондах общедоступных российских архивов.

Однако при проведении этой работы приходится учитывать то обстоятельство, что архивы СССР, Польши и других стран неоднократно подвергались политическим кампаниям по дополнительному засекречиванию и изъятию документов, имевших какое-либо отношение к Катынскому делу. Поэтому при поиске в архивах документов по Катыни мы вынуждены руководствоваться принципом: «Отсутствие информации само по себе является информацией». Параллельно с поиском конкретных документов по теме приходится также выявлять подозрительные «лакуны» в массивах рассекреченных документов.

К примеру, по неизвестной причине в фонде Главного управления аэродромного строительства НКВД в ГАРФе отсутствуют объяснительные записки от начальников трех лагерных отделений Вяземлага — Смоленского, Купринского и Краснинского асфальтобетонных районов — об обстоятельствах эвакуации летом 1941 года личного состава и техники. По всем остальным девяти АБР Вяземлага такие записки есть, а по трем указанным — нет! С учетом точного совпадения мест дислокации Смоленского, Купринского и Краснинского АБР с указанными в материалах комиссии Бурденко местами дислокации «лагерей особого назначения» № 1-ОН, № 2-ОН, № 3-ОН изъятие объяснительных записок начальников этих АБР из общего массива документов Вяземлага следует признать косвенным доказательством факта содержания «катынского» польского контингента в этих трех АБР.

[1]

Аналогичная «лакуна» выявлена в Российском государственном военном архиве в фонде 136-го отдельного батальона конвойных войск НКВД. Из массива рассекреченных документов батальона изъят архивный том с проектами приказов по данной воинской части за период с 15 марта по 12 июня 1941 год. Предположительной причиной изъятия именно этого тома (так называемой «книги проектов приказов») является перевод бойцов 2-й роты 136-го батальона с внешней охраны Козельского лагеря НКВД для военнопленных на внешнюю охрану Катынского исправительно-трудового лагеря Вяземлага («лагеря № 2-ОН», по терминологии комиссии Бурденко). Изъяты также многие оперативные приказы по 136-му отдельному батальону за 1940–1941 годы, причем именно за те периоды, когда батальон занимался конвоированием польских военнопленных или внешней охраной Катынского лагеря.

Читайте так же:  Эффективный подход к признанию права собственности на автомобиль через суд

Депутатом Государственной думы РФ В.И. Илюхиным выявлен факт изъятия в 1964 году из хранящихся в Информационном центре УМВД по Пензенской области архивных фондов Вяземского исправительно-трудового лагеря НКВД всех документов, касающихся заключенных, содержавшихся в 1940–1941 годах в Смоленском, Купринском и Краснинском асфальто-бетонных районах Вяземлага. Документы были вывезены из Пензы в Москву, где их следы затерялись. По некоторым данным, вывезенные в 1964 году из Пензы документы о польском контингенте Вяземлага периода 1940–1941 годов были помещены на спецхранение в Центральный государственный архив народного хозяйства СССР (ныне — Российский государственный архив экономики), откуда они были вторично изъяты в 1996 году и направлены на спецхранение в Архив президента Российской Федерации.

Доктором исторических наук Ю.Н. Жуковым в АПРФ при просмотре подборки документов, подготовленных в 1992 году для «дела КПСС» в Конституционном Суде, была обнаружена ксерокопия подлинного письма Берии в ЦК ВКП(б) с предложением о расстреле 3196 польских преступников. К сожалению, Ю.Н. Жукову не удалось тогда получить копию этого важнейшего документа.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Одной из самых интересных документальных находок, сделанных участниками проекта «Правда о Катыни», является обнаружение независимым исследователем Г. Спаськовым в Российском государственном военном архиве двух рассекреченных оперативных сводок за 1941 год 55-го полка войск НКВД по охране особо важных объектов. Из содержания этих сводок частично прояснилась судьба примерно 6000 военнопленных полицейских из Осташковского лагеря. Выяснилось, что в январе — феврале 1941 года их перебросили в район Беломоро-Балтийского канала (предположительно в Маткоженский исправительнотрудовой лагерь НКВД на строительство Маткоженской ГЭС), а в первых числах июля 1941 года, уже после начала войны, стали небольшими партиями конвоировать через Пудож в направлении Архангельска.

Независимое расследование истинных обстоятельств катынского дела. Независимое расследование Независимое расследование

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 253 445
  • КНИГИ 578 343
  • СЕРИИ 21 430
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 530 708

ТАЙНЫ КАТЫНСКОЙ ТРАГЕДИИ

Материалы «круглого стола» по теме «Катынская трагедия: правовые и политические аспекты», проведённого 19 апреля 2010 года в Государственной Думе федерального Собрания Российской федерации

УЧАСТНИКИ КРУГЛОГО СТОЛА:

ИЛЮХИН Виктор Иванович — депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор;

ЖУКОВ Юрий Николаевич — ведущий научный сотрудник Института истории РАН, доктор исторических наук, профессор;

КУНЯЕВ Станислав Юрьевич — писатель, главный редактор журнала «Наш современник»;

ПЛОТНИКОВ Алексей Юрьевич — доктор исторических наук, профессор Московского института международного бизнеса при Всероссийской академии внешней торговли;

ШВЕД Владислав Николаевич — политолог, писатель;

МУХИН Юрий Игнатьевич — политолог, писатель;

ГАБОВСКИЙ Сергей Иванович — полковник юстиции в отставке, в 1989–1997 годах работник Главной военной прокуратуры;

КРУК Виктор Михайлович — генерал-майор юстиции, в 1992–1999 годах помощник заместителя Генерального прокурора РФ — Главного военного прокурора;

ЛУЧИН Виктор Осипович — судья Конституционного Суда РФ в отставке, доктор юридических наук, профессор;

ОСАДЧИЙ Иван Павлович — координатор КПРФ в Конституционном Суде РФ, доктор исторических наук, профессор;

ЛУКЬЯНОВ Анатолий Иванович — доктор юридических наук, профессор Московского государственного университета им. М. В Ломоносова, в 1990–1991 годах Председатель Верховного Совета СССР;

ЗИМОНИН Вячеслав Петрович — доктор исторических наук, профессор;

КИРИЛЛИН Александр Валентинович — генерал-майор запаса, начальник управления Министерства обороны по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества;

КОЛЕСНИК Александр Николаевич — доктор исторических наук;

СТРЫГИН Сергей Эмильевич — историк, координатор международного проекта «Правда о Катыни»;

САХАРОВ Валентин Александрович — доктор исторических наук, профессор Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЙ НА «КРУГЛОМ СТОЛЕ» ПО ТЕМЕ «КАТЫНСКАЯ ТРАГЕДИЯ: ПРАВОВЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ»

В. И. ИЛЮХИН, ведущий заседание, Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор

Ещё раз добрый день, уважаемые товарищи, уважаемые друзья, коллеги! Я хотел бы сказать, что за «круглый стол» мы приглашали как сторонников польской версии, версии о расстреле пленных польских офицеров сотрудниками НКВД СССР, так и сторонников совершенно иной версии — версии расстрела польских офицеров немцами в 1941 году после оккупации ими Смоленской области.

Мы пытались сделать это осознанно, дабы в этом споре, в этой дискуссии постараться установить истину и продвинуться вперёд в исследованиях. Но наши оппоненты не явились.

На пленарном заседании Государственной Думы мы уже заявили о том, что необходимо создать парламентскую комиссию по выяснению всех обстоятельств гибели польских офицеров, и не только польских офицеров. Судьбы 120 тысяч красноармейцев, попавших в плен к полякам в 1920 году и потом бесследно исчезнувших там, тоже волнуют нас. Приводятся цифры от 30 до 86 тысяч красноармейцев, сгинувших в польском плену.

Настораживает то, что польская сторона фактически не получает какого-либо должного отпора на официальном уровне относительно той версии, которую она сегодня навязала. Навязала не только у себя. Навязала здесь, в России, и пытается навязать всему миру, утверждая, что именно Советский Союз повинен в расстреле польских офицеров.

Вы знаете, какие последствия может таить в себе подобное утверждение. Сегодня несколько десятков исков родственников расстрелянных польских офицеров находятся на рассмотрении в европейских судах. Это первая ласточка.

Есть данные, и можно с уверенностью констатировать, что Польша предъявит иски к России как правопреемнице Советского Союза, за уничтожение, как там утверждается, цвета польской нации — 21 тысячи польских офицеров. И этот иск ни много ни мало потянет более чем на 100 миллиардов долларов. Это большая сумма. Это тяжёлая сумма. Но самое-то главное заключается в том, насколько она будет обоснованной, справедливой и правомерной.

Тревожит позиция председателя нашего правительства Владимира Владимировича Путина, на мой взгляд, глубоко не изучившего документы, материалы, связанные именно с Катынской трагедией, но уже неоднократно извинявшегося перед поляками за расстрел их офицеров.

Я не буду говорить о позиции М. С. Горбачёва. Если исходить из его интервью, которое он давал не так давно, то он вообще ни одного документа не видел и даже эту так называемую секретную палку не открывал ни разу. И все выводы, которые он сделал, основаны на записке бывшего заведующего отделом ЦК КПСС Валентина Михайловича Фалина, который вдруг усомнился в выводах советской комиссии Н. Н. Бурденко, работавшей под Смоленском в 1944 году по эксгумации трупов поляков, и заявил о том, что, дескать, скорее всего поляков расстреляли Советы.

Читайте так же:  Если директор отказывается подписывать заявление на увольнение. не подписывают заявление на увольнен

Я должен сказать, что благодаря специалистам, искренним патриотам нашего Отечества — а здесь и Станислав Юрьевич Куняев и Юрий Николаевич Жуков, и Сергей Эмильевич Стрыгин (я всех не буду перечислять), — мы на сегодняшний день имеем достаточно убедительные аргументы о несостоятельности версии о советском расстреле польских офицеров. Она, эта версия, опровергается многими доказательствами, историческими фактами.

Надо отметить, что Президент Российской Федерации Д. А. Медведев гораздо сдержаннее себя ведёт в оценке этих событий. Вы обратите внимание, что на протяжении двух-трёх лет он нигде не заявил о расстреле польских офицеров Советским Союзом как о бесспорно установленном факте.

Известно, что в 1939 году, после возвращения СССР территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, в плен Красной Армии попало несколько десятков, сотен тысяч польских военнослужащих, жандармов, полицейских, надзирателей тюрем и т. д. Большая часть из них, в первую очередь рекруты из крестьян, нижнего сословия, были тут же освобождены. Другие потом были направлены в польскую армию под командованием В. Андерса. Часть пленных была подвергнута наказанию, в том числе и расстрелу.

Однако здесь надо разобраться по количеству и личностям расстрелянных. Расстреливали тех, кто зверствовал в отношении населения оккупированной Польшей территории Западной Украины, Западной Белоруссии, а оккупация длилась 20 лет. Это первый момент.

Те лица, которые зверствовали в отношении пленённых красноармейцев, те поляки, которые будучи в нашем плену пытались поднять мятеж, нападали на наших солдат, совершали другие преступления — да, их тоже расстреляли. Есть пояснения или воспоминания Л. М. Кагановича, члена Политбюро ЦК ВКП(б), который называет цифру расстрелянных примерно в 3 тысячи 200 человек. Она близка к истине.

Меня, как юриста, бывшего руководителя Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Советского Союза, настораживает именно тот подсчёт жертв, расстрелянных польских офицеров, который провела Главная военная прокуратура.

Вы посмотрите, комиссия Н. Н. Бурденко провела исследование примерно около тысячи трупов. Главная военная прокуратура в ходе предварительного расследования провела вскрытие тоже в пределах тысячи человек. Если верить данным немецкой стороны, то немцы в 1943 году за полтора суток, или за полтора световых дня, провели эксгумацию 4 тысяч трупов, что вообще-то нереально. Но если соединить 4 тысячи и ещё 2 тысячи получается 6 тысяч. И тут возникает вопрос: «А где все остальные?». Откуда потерпевших, по выводам следствия, набралось на 21 тысячу человек? Я об этом говорю как специалист, как профессионал? До тех пор, пока нет трупа, очень сложно или вовсе невозможно говорить о смерти человека. Тем более, что огромное количество пленённых польских офицеров мы направляли в армию Андерса. Большое количество польских офицеров, как говорится, просто растворилось.

Независимое расследование понимает. Независимое расследование истинных обстоятельств катынского дела. Вопросы и задачи частных расследований

Очевидно, и уже давно не является секретом, что количество совершаемых преступлений ежегодно растет. Причин этому много. Это не только экономический кризис и развитие высоких технологий, но и неэффективность правоохранительных органов. Речь идет не только об общеуголовных составах, но и корпоративных злоупотреблениях.

Но, заявить об этом официально и громогласно, означает признать правоохранительную систему неспособной и некомпетентной. По этой причине, работа правоохранителей направлена, в первую очередь, не на раскрытие и расследование преступлений, а на сокрытие этих фактов от общедоступной статистики.

А теперь, вопрос, откуда взяться эффективному следователю или дознавателю, когда система сама прячет преступления, а возбуждаются дела либо против бизнеса с известной причиной, либо очевидные тяжкие составы, которые скрыть невозможно в принципе. К сожалению, ответ очевиден…

В такой ситуации, альтернативой официальному расследованию, становиться частное независимое расследование . Частные детективы иначе мотивированы и не связаны в своих действиях вопросами статистики. Сотрудники Центра «Моссыщик» проводят независимое расследование уже более 15 лет. Высококлассные специалисты, огромный собственный опыт, а также значительные технические возможности, позволяют нам успешно проводить расследование по следующим направлениям:

Независимое расследование уголовных преступлений

Независимое расследование корпоративных правонарушений

В большинстве случаев, при выявлении корпоративных правонарушений и злоупотреблений, руководством и владельцами бизнеса ставится задача расследования и раскрытия произошедших инцидентов без привлечения правоохранительных органов. Мотивация различная, это и недопущение огласки, что грозит репутационными рисками, это и риск ненужного внимания со стороны государства, а также возможная причастность к совершению высокопоставленного менеджмента и сотрудников собственной службы безопасности. Сотрудники Центра «Моссыщик» проведут объективное и всестороннее расследование инцидента , установят виновных и причастных к совершению, а также проведут мероприятия, направленные на недопущение повторения и профилактику аналогичных действий злоумышленников.

Независимое расследование несчастных случаев

Несчастный случай — это травматическое повреждение здоровья на производстве или в быту, в офисе или на улице, на пикнике или массовом мероприятии, результатом которого, стали телесные повреждения или смерть человека. Результатом расследования может быть, как гражданский иск, так и уголовный приговор. По этой причине, сразу же после инцидента, обе стороны, за редким исключением, начинают противодействие с целью обвинить оппонента и оправдать свои действия. Не стоит забывать о том, что под несчастным случаем, может быть скрыто, как самоубийство, так и умышленное причинение смерти. Для объективной оценки ситуации, для установление вины или отсутствия таковой, для выявления причин произошедшего и принятие мер к недопустимости повторения, обращайтесь в Центр «Моссыщик».

Независимое расследование страховых случаев

Широкое распространение страхового мошенничества привело к появлению отдельной квалификации ст. 159 УК РФ (мошенничество). Именно, государство призвано на помощь страховым компаниям в нашем современном обществе. Однако, фальсификация страхового случая претендентом на выплату, только часть существующей проблемы. Куда более важней, сговор между представителем страховой компании и мошенником, этот недобрый союз в состоянии обеспечить необходимые документы и сведения, в достоверности которых усомниться будет сложно. Сотрудники Центра «Моссыщик» проведут комплексное расследование страхового случая, выявят аффилированность между недобросовестными сотрудниками страховой компании и мошенником, получат доказательства фальсификации страхового случая, подготовят рекомендации для недопущения повторения подобных случаев.

Независимое расследование фактов недобросовестной конкуренции

Не все участники коммерческой деятельности одинаково понимают значение добросовестной конкуренции. Кто-то продолжает жить отголосками ушедших десятилетий. Незаконная дискредитация конкурента в глазах потребителя, использование административного ресурса или связей в правоохранительных органах, распространение сведений, порочащих честь и достоинство, а также деловую репутацию руководства и совладельцев бизнеса, нарушение права на интеллектуальную собственность, сговор участников конкурсов и аукционов – только малая часть незаконных действий, результатом которых могут быть убытки и репутационные потери.
Провести независимое расследование подобных действий, пресечь противоправную деятельность конкурентов помогут сотрудники Центра «Моссыщик».

Независимое расследование мошеннических схем

Комплексное расследование мошеннических действий – это основное направление деятельности Центра «Моссыщик». Мы выделяем это направление из общеуголовных преступлений по следующим причинам: не все мошеннические схемы изначально являлись таковыми, а приобрели признаки преступления впоследствии, другие мошеннические действия маскируются по гражданско-правовые споры, умышленно идя под гражданскую подсудность и сроки исковой давности, третьи схемы используются на рынке незаконных банковских операций, по причине чего, пострадавшие не испытывают большого желания обращаться в правоохранительные органы. Расследование таких действий требует особых навыков и компетенции. Центр «Моссыщик» располагает такими сотрудниками и окажет содействие в независимом расследовании мошеннических действий , изобличении виновных и привлечении их к уголовной ответственности, а также возврате денежных средств и имущества, полученного преступным путем.

Читайте так же:  Оформление вида на жительство в россии для белорусов. оформление вида на жительство для белорусов в

Кроме непосредственно самого содержания передачи обращает на себя внимание то, какой является разница не только между «тем» НТВ и «этим» НТВ (это очевидно), между «тем» российским телевидением и нынешним, но и между российскими гражданами 1999-2000 гг. и 2015-2016 гг. Налицо результат 16-летней .

Николай Николаев о программе «Рязанский сахар»
В 2000 году телекомпания НТВ по инициативе журналиста Николая Николаева провела независимое расследование т.н. «рязанских учений» 22 сентября 1999 г.
После предотвращения взрыва в Рязани на коллегии МВД отчитывался Владимир Рушайло, тогдашний министр внутренних дел и глава антитеррористической комиссии. Рушайло поблагодарил сотрудников спецслужб, предотвративших теракт в Рязани.
Однако спустя несколько минут директор ФСБ Патрушев в личной беседе с Николаевым заявил, что в Рязани проводились «учения».
Во время передачи, посвященной предотвращению теракта, где жители злополучного дома призвали силовиков к ответу, представители ФСБ не смогли дать внятных и убедительных объяснений. В то же время ФСБ завела «уголовное дело» против абстрактного террора.
После выхода передачи в эфир представители ФСБ пытались угрожать Николаеву, также началось его преследование. Николаеву пришлось временно покинуть Россию.
http://www.putinavotstavku.org/material.php? >

Эту работу я пишу с двойственными чувствами. Познакомившись с некоторыми результатами экспериментов в области торсионных полей, а также с некоторыми следствиями Теории физического вакуума Г.И.Шипова и фитонной модели А.Е.Акимова, и не будучи специалистом в данной области, я не могу составить своего мнения по существу вопроса как учёный. Но, ознакомившись со статьями академиков РАН из Комиссии по борьбе с лженаукой, посвящёнными данной тематике, и проанализировав мнения разных сторон, а также некоторые факты, я обнаружил, что мне есть что сказать, как журналисту и как человеку.

В науке может быть плодотворной борьба идей. Но я убеждён, что борьба одной группы людей против другой группы людей не имеет к науке никакого отношения. Иногда возникает искушение засучить рукава и тоже включиться в такую борьбу «из принципа». И хотя я нахожу правильной мысль, что лучше остаться в стороне от борьбы, в то же время журналистская этика говорит мне, что надо сделать доступными найденные факты, представить на суд читателю весь спектр мнений, а склонность к анализу заставляет сделать из этих фактов и мнений некоторые выводы.

Около пятнадцати лет я прислушивался к «шуму» вокруг торсионных исследований, затем примерно год я подходил к этой скандальной теме с разных сторон, не решаясь ей заняться. После того, как в конце мая 2008 года в новостях прошло сообщение о запуске спутника «Юбилейный» с инерциоидом на борту, я понял, что происходит нечто очень интересное. Затем полгода я внимательно изучал факты и мнения — без какого бы то ни было внешнего заказа, исключительно по своему желанию. С каждым новым найденным фактом, с каждой новой найденной публикацией мой интерес всё возрастал.

Так родилось это расследование. Оно состоит из двух довольно разных частей. Первая, объективная — это только факты, мнения, цитаты. Я старался подобрать мнения разных сторон примерно в равном объёме, и здесь основной метод — цитирование различных источников при минимуме анализа. Мне было доступно не так уж много «первичных» документов, которые не носили бы субъективную окраску противостоящих сторон — таких документов мало, и они на вес золота. Все эти материалы в то же время послужили фундаментом для второй части, которая носит аналитико-публицистический, а местами осознанно субъективный характер, хотя я и прибегаю к логике как к основному инструменту, а также ввожу в анализ иногда новые факты и мнения, подтверждающие ход мысли.

Для кого предназначено это расследование? Видимо, для очень тонкой прослойки людей, которым присуще сомнение как образ мысли. Более того, я пишу это в основном для тех, кто находится, как мембрана между двумя взаимно противостоящими группами глубоко верующих людей: первая глубоко уверена в незыблемости существующих материалистических научных догм, а вторая столь же глубоко верит в первичность сознания и духовного начала в этом мире. Эта узкая прослойка способна спокойно принять оба взгляда на мир (это предполагает хорошее естественно-научное образование и широкий кругозор), но при этом она начинает видеть массу противоречий между ними. Для истории торсионных исследований такие противоречия сыграли роковую роль. По сути, это научное направление оказалось в центре борьбы сторонников первой парадигмы против сторонников второй.

У агностиков — людей, которым присуще сомнение, поскольку у них нет прибежища в виде веры, всегда существует информационный голод: для суждений им нужны достоверные факты. В этой истории, насколько я могу судить, до сих пор были доступны лишь разрозненные мнения участвующих и противостоящих сторон, но практически не было взгляда «со стороны». По крайней мере первая часть расследования представляет собой попытку показать факты и мнения для сомневающихся, и пусть каждый делает выводы сам. Вторую часть я писал главным образом для обозначения своей позиции, основанной на фактах, с одной стороны, и на собственной интуиции – с другой.

Вторая часть целевой аудитории – люди, принимающие решения о финансировании и организации науки в России. По вопросу приоритетных направлений развития высоких технологий в действиях власти чувствуется сейчас некоторая растерянность. Обладая изложенной информацией о деятельности Комиссии по борьбе с лженаукой при Президиуме РАН и о её результатах, надеюсь, высокопоставленные чиновники будут принимать более обоснованные решения.

В ходе расследования отправились в небытие некоторые мои иллюзии в отношении устройства науки как общественного института, и я нахожу это прощание с иллюзиями очень полезным. У меня есть некоторая надежда, что я не буду возвращаться в будущем ни к этим подчас малоприятным фактам и выводам, ни к оценке деятельности сторон. С другой стороны, я не действую по принципу «написать и забыть». Я пишу это для того, чтобы иногда, не вступая в полемику, просто дать ссылку на этот текст.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Я буду благодарен за любые уточнения и замечания, касающиеся рассмотренных фактов в первой части, и буду признателен за любые новые факты, касающиеся истории исследования торсионных явлений и их критики. Интерпретация же фактов во второй части целиком ведётся на моё усмотрение и может трактоваться исключительно как моё личное мнение.

Источники


  1. Панов, А. Б. Административная ответственность юридических лиц / А.Б. Панов. — М.: Норма, 2013. — 192 c.

  2. Теория государства и права. В 2 частях. Часть 2. Теория права. — М.: Зерцало-М, 2011. — 336 c.

  3. Ромашкова И. И. Жилищное право; Питер — Москва, 2009. — 160 c.
  4. История политических и правовых учений / В.Г. Графский и др. — М.: Норма, 2003. — 944 c.
  5. Гусов, К.Н. Комментарий к трудовому кодексу Российской федерации (вводный); М.: ВИТРЭМ, 2013. — 240 c.
Независимое расследование истинных обстоятельств катынского дела. независимое расследование независи
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here